НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2022
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Нас не надо учить

Эксперты // 10:10, 6 июня 2008 // 2964

Недавний визит в Молдову и Приднестровье председателя думского комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками А. Островского вызвал противоречивые чувства у большинства моих земляков. Мне лично трудно согласиться с тем, что московский эмиссар пытался выдать свое мнение за позицию всех политических сил Российской Федерации. Такие заявления Островского являются, по крайней мере, некорректными, поскольку будучи членом политсовета общероссийской партии «Народный Союз», возглавляемой С.Н. Бабуриным, вправе утверждать, что наше общественно-политическое формирование в отношении Приднестровья, процесса урегулирования молдо-приднестровского конфликта придерживается совсем иной, не «проостровской» позиции.


Наша партия никогда не поддерживала идей, озвученных элдэпээровцэм Островским, в ходе его недавнего визита в Тирасполь. Я неоднократно и раньше публично заявлял, и сейчас придерживаюсь той объективной позиции, что российская политика, проводимая на постсоветском пространстве, многопланова и многогранна. Как в Кремле много башен, так и точек зрения среди политической элиты России множество. А. Островский же пытается акцентировать внимание приднестровцев всего лишь, образно выражаясь, на одну из кремлевских башен, на один из центров принятия политических решений.


 Не думаю, что молодой, а значит, не совсем опытный политик, не удосужившись досконально изучить причины конфликта между двумя берегами Днестра, вправе давать приднестровцам, руководству республики столь радикальные рекомендации по объединению с Молдовой в самое ближайшее время, до парламентских выборов, которые планируется провести в соседнем государстве весной будущего года. Это нас, приднестровцев в конце 80-х все как один поднявшихся на борьбу с национализмом, создавших собственное государство, с оружием в руках защитивших молодую республику от оголтелых опоновцев, второй десяток лет выдерживающих на себе внешнеполитическое и внешнеэкономическое давление в виде всевозможных блокад – от информационной до экономической - вздумали учить, как жить на этой земле молодые российские политики новой генерации? Уж сколько на нашей памяти было таких учителей и советчиков, норовящих подтолкнуть нас в объятия молдавских господарей! Не реагируют приднестровцы на их увещевания, поскольку понимают, что Молдова в таких «любовных объятиях» ненароком и задушить может.


Не исключено, что московский визитер говорил от имени партии. Но опять же берут сомнения, ведь известно, что лидер ЛДПР В. Жириновский всегда тепло относился к Приднестровью, к стремлению нашего народа к независимости. Мне, как россиянину вообще непонятно, кто дал право нынешним российским политикам разбрасываться этими исконно славянскими землями, как «кемской волостью». Русские солдаты пришли сюда более двух веков тому назад, этой территорией прирастала Российская империя. Так неужели сейчас, когда Россия возвращает себе былое величие и державность, Москва вновь уступит под натиском, пусть не врагов, но оппонентов и соперников и согласится на поглощение Приднестровья, российского форпоста чуждой славянам романской цивилизацией.


А именно к этому нас осознанно или неосознанно, не знаю, подталкивает председатель комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками Госдумы России А. Островский. При этом он еще нас и торопит, пока у власти находится коммунист Воронин, а не апологеты «Романии Маре». Трудно себе представить, как мог российский политик, приехав в пророссийский регион, где проживает более 120 тыс. только граждан РФ, которому Россия оказывает неоценимую помощь, сохраняет здесь мир, обеспечивает безопасность приднестровцев, фактически заявить, что Москва отказывается от этой поддержки. Многовековая история России знает немало примеров, когда единожды поднятый над какой-то освоенной или завоеванной в боях территорией флаг империи уже никогда не опускался. Неужели сейчас мы предадим память наших предков-славян, более двухсот лет назад пришедших на эти земли по велению императрицы Екатерины, и станем свидетелями исхода России с ее исторических земель, собираемых в великую империю на протяжении тысячелетий. Как бы далека не была эта земля она русская, российская. Мы здесь даже больше русские, чем те, кто проживает в России. Так чего ж Москве отказываться от такой благоприятно для нее складывающейся конъюнктуры. Тем более что за последующее вхождение в состав РФ на референдуме 2006 года высказалось абсолютное большинство жителей республики. Кстати, его легитимность и результаты подтвердила официальная группа наблюдателей из Госдумы России, возглавляемая С.Н. Бабуриным, в то время вице-спикером нижней палаты российского парламента.


Тема собирания земель тем более актуальна на фоне стремления Украины и Грузии в НАТО. Мы здесь в Приднестровье возрождаем русскую духовность, строим православные храмы, восстанавливаем крепость, облагораживаем захоронения русских воинов, проливших кровь за эту исконно российскую землю. А нас в это же время некоторые российские политики пытаются подтолкнуть в румынские объятия. Необъяснимая логика с точки зрения здравого смысла.  


Заочно вступая в спор с г-ном Островским, наверное, выражу однозначное мнение абсолютного большинства соотечественников – мы против вступления в состав Молдовы, государства, с которым Приднестровье по-прежнему фактически находится в состоянии войны. В ходе проведенных референдумов приднестровцы неоднократно подтверждали независимый от Кишинева путь развития. Результаты плебисцита 17 сентября 2006 г., когда 96 процентов принявших участие в голосовании высказались за суверенитет и независимость республики, пророссийский внешнеполитический вектор, яркое тому подтверждение. Это наш главный и незыблемый аргумент. От этой позиции никто не вправе отступать. И почему мы должны отступать сейчас, когда приднестровская государственность существует 18 лет и достаточно укрепилась, когда мы пережили ужас молдавской агрессии, самые сложные периоды изоляции. К тому же мы сейчас слишком далеки друг от друга, нас разъединяет очень многое, и мало что объединяет. И этот разрыв постоянно увеличивается. Мы устоялись как государство, пусть даже пока непризнанное. Я думаю, что сейчас ни о каком объединении с РМ без соответствующих международных гарантий не может быть и речи. При этом, однако, не исключены переговоры, но на равноправной основе, с учетом сложившихся реалий и интересов ПМР.  


Мы не должны объединяться с государством, которое не удосужилось покаяться за нанесенные в 92-м году приднестровскому народу страдания, которое не возместило причиненный войной, геноцидом ущерб, которое нас постоянно цинично обманывает. В этом ряду обещания шедшего в начале нынешнего века к власти Воронина сделать русский язык вторым государственным, вступить в российско-белорусский союз, подписать «меморандума Козака». Тогда тоже к нам приезжали московские и западные эмиссары и уговаривали поверить «новой молдавской власти». Что из этого доверия вышло, все сегодня прекрасно видят и даже ощущают на себе, поскольку именно оказываемое Кишиневом экономическое давление является одной из основных причин нынешней нестабильной социально-экономической ситуации и падения уровня жизни приднестровцев.


В ноябре 2003 года Москва слишком уверовала, что она имеет влияние на Владимира Воронина, который «никуда не денется и все равно поженится». А он под влиянием своих заокеанских друзей и покровителей взял и взбрыкнул, поразив тогда даже видавшего виды Дмитрия Козака, охарактеризовавшего поступок Воронина, как лежащего «за гранью добра и зла». Получается, что Москва не хочет извлекать уроков из прошлого, что «она обманываться рада». Но это дело России. Приднестровцы же, на собственной шкуре испытавшие коварство коммуниста Воронина, как Станиславский твердят: «Не верю!». И тысячи раз они в этом правы, поскольку убедились, что Воронин хозяин своего слова – «захотел дал, захотел взял». Ярким свидетельством этого является невыполнение молдавской стороной более шести десятков подписанных с Приднестровьем в ходе переговорного процесса документов.


Из Москвы нас всегда пытаются уверить, что г-н Воронин единственный пророссийский политик. Этот «пророссийский» политик создал коалицию с русофобами из ХДНП, этот «прокремлевский» политик безучастно наблюдал, как озверелые националисты жгли российский стяг и рвали на телекамеры портреты Путина. Если он так любит Россию и всегда клянется к лояльности ее руководству, то почему не прекратил эти бесчинства? И почему меня, гражданина России задерживают в Кишиневе, столице европейского государства, только потому, что на лобовом стекле моего автомобиля был закреплен российский флажок? Это что - совершенство европейской демократии, о которой так любят вещать молдавские правители? Это то государство, куда по совету Островского мы должны войти на федеративных ли, конфедеративных ли началах?


Нет, приднестровцы не такие глупые и доверчивые, чтобы попасться на этот крючок. На данный момент мы не имеем никаких гарантий, что в объединенном государстве интересы нашего населения будут учтены хоть в какой-то мере, что мы будем равноправными гражданами. Сегодняшние реалии в Молдове – это дискриминация по национальному признаку, практически узаконенное мздоимство, высокие тарифы на коммунальные услуги и другие прелести «цивилизованного европейского государства». И сюда нас подталкивают? Нет и еще раз нет. Даже если Молдова и поддерживающие ее страны изоляцией нашей республики пытаются добиться значительного снижения уровня жизни приднестровцев, увеличить социальную напряженность, вызвать недовольство населения и «взорвать» ситуацию изнутри с тем, чтобы Приднестровье пошло на политические уступки.


В этот нелегкий период приезд такого рода «политиков», их безответственные заявления лишь дестабилизируют общественно-политическую ситуацию в республике. Но как нам все это знакомо, уж сколько политиков самого высокого ранга мы принимали у себя, кто нас только не мирил и уговаривал. Примечательно, что все знают, как приднестровцам будет лучше, но при этом мнение самих жителей почему-то игнорируется.

          

Одним из аргументов председателя профильного думского комитета является румынский жупел, некая страшилка – договаривайтесь сейчас с коммунистами, «пророссийскими» силами, потому что на смену им придут националисты, с которыми разговаривать будет невозможно по определению. Следуя такой логике, объединившись с Молдовой сейчас, через год мы все вместе должны будем зашагать в Румынию. Вот уж поистине метаморфозы. Не абсурд ли это? А подтверждение этому подоспело из того же Кишинева, где советник Воронина Марк Ткачук фактически дезавуировал обещания своего патрона по учету интересов Приднестровья, которые тот, якобы, давал А. Островскому в ходе их встречи в молдавской столице. Как все знакомо! И в каком теперь свете предстает доверчивый и наивный выпускник МГИМО А. Островский?


А разве к лицу политику, каким бы он ни был, заявлять о том, что «Россия никогда не признает Приднестровье». Это буквально «режет» слух. Ведь из истории и практики дипломатии мы знаем, что дипломаты должны исключать из своего словарного арсенала такое обычное с виду слово как «никогда».


Молдова никак не может смириться со сложившимся статус-кво. Я в качестве депутата Бендерского горсовета от микрорайона «Северный», со всех сторон территориально окруженного Молдовой, в этом ежедневно убеждаюсь. На этой почве возникают постоянные конфликты его жителей с представителями властных органов Молдовы. Жителям микрорайона, чтобы попасть в Бендеры необходимо или через речку переправляться или проезжать через находящееся под юрисдикцией молдавских властей с. Варница. После неоднократных жалоб избирателей на различного рода придирки полицейских я направил соответствующее обращение в ОКК, МГБ, МВД, госадминистрацию г. Бендеры.


Во всей этой «визитной истории» есть и внутриполитический фактор. Мне непонятно, почему до сих пор никакого официального или личного заявления о несогласии с озвученной А. Островским позицией о путях и вариантах урегулирования отношений между Кишиневом и Тирасполем не сделал председатель ЛДПР Приднестровья, депутат столичного горсовета Р. Худяков? Ну понятно, в присутствии одного из партийных руководителей, сделать это публично, может быть, было и не с руки. Но почему оно не сделано сейчас, когда стала вполне очевидной позиция приднестровцев, не приемлющих призывов А. Островского к объединению с Молдовой? Неужели Р. Худяков солидарен с этими советами? В связи с этим я задаюсь вопросом: имеет ли он моральное право возглавлять координационный совет общественных организаций республики, с представителями которых, кстати, высокопоставленный гость из Москвы так и не удосужился встретиться, хотя предварительная договоренность о проведении такого рода диалога была достигнута.


Не потому ли, что представители народа, не обученные дипломатическому этикету, могли высказать молодому российскому политику, как говорится «все, что на душе накипело». Я уверен, что именно этот диалог был бы особенно полезен думскому представителю, а не кабинетные переговоры. Это как раз то самое мнение народа, о котором в первопрестольной мало что знают. Там, в основном, принимают информацию из признанной Молдовы, тем более что Кишиневу «дунуть» в высокое сановное ухо выгодную ему информацию гораздо легче, чем нам в силу непризнанности республики.   


      В. БОНДАРЬ, член политсовета партии «Народный Союз»,

                                                         депутат Бендерского горсовета.