НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2023
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Конституция как жанр

В мире // 16:21, 11 мая 2009 // 2497
О конституционных инициативах ВС ПМР и возражениях их противников. Взгляд слева.

Пять вопросов о реформе

Если отбросить туманные рассуждения общего характера , то цель конституционных изменений, предложенных группой депутатов ВС ПМР, ясна и очевидна: ограничить полномочия президента и расширить полномочия Верховного Совета. Иной вопрос: с какой целью? Авторы инициативы преподносят ее как шаг, направленный на более равномерное распределение полномочий между исполнительной и законодательной властью.

Однако их аргументы выглядят неубедительно. Да, существующая Конституция ПМР во многих случаях не обеспечивает достаточного равновесия  трех властей: законодательной, судебной и исполнительной. Но предложенные поправки тоже не обеспечивают системного баланса между ветвями власти! Оба варианта Конституции – и действующий,  и обсуждаемый проект, содержат очевидные перекосы, в одну или в другую сторону.  Таким образом, инициатива депутатов оказывается попыткой замены одних крайностей на другие, противоположные.

Чтобы разобраться в смысле происходящего, уместным задаться несколькими вопросами:

- Насколько существующая система формирования ветвей власти обеспечивает реальное гражданское представительство?

- Насколько улучшат или ухудшат ситуацию предлагаемые конституционные изменения?

- Какие иные изменения действующей Конституции и избирательного законодательства могли бы повысить качество представительства граждан в выборных органах власти ПМР?

- Что находится в основе противостояния между партией «Обновление», имеющей абсолютное большинство в Верховном Совете - с одной стороны, и президентом Смирновым и его окружением - с другой: принципиальный ли спор о государственном устройстве нашей республики  или это всего лишь борьба за власть между двумя конкурирующими политическими группами?

И, наконец, последний вопрос – для тех, кто придерживается левых взглядов:

- Следует ли левым силам вмешиваться в это противостояние, и если да,  то какую из сторон следует поддержать?

Кого и как мы выбираем?

Напомню, что по приднестровским законам, политическая партия не является участником избирательного процесса. В нашей республике действует мажоритарная избирательная система, согласно которой депутаты в Верховный Совет выдвигаются индивидуально, по территориальным округам. Таким образом, хотя кандидат  и может заявить, что он является членом той или иной партии, а партия - поддержать своего кандидата, но голосуют граждане не за партию, а за конкретного человека.  При всей внешней демократичности этой процедуры она вызывает множество вопросов. Основных же проблем – две.

Во-первых, партия, в отличие от физического лица имеет программу и  идеологию, которые и являются ее отличительными признаками. Партия –  идеологически узнаваема. А физическое лицо – нет. Никто не вправе запретить депутату пересмотреть свои убеждения и сменить партийную принадлежность.

Во-вторых, при выборах по округам, с учетом  минимальной явки и размеров округов, за проходного кандидата проголосует порядка 1000-1200 человек. В редких случаях это число доходит до 2-2,5 тысяч, не более.

Это означает, во-первых,  идеологическую размытость выборов в ВС ПМР, а, во-вторых,  ставит депутатов в достаточно двусмысленное положение, оставляя место для справедливых упреков в том, что они – далеко не общенародные избранники. Этот аргумент уже был использован в дискуссиях между сторонниками и противниками конституционных изменений – и депутатам пока не нашлось, что возразить.

Выборы по мажоритарным округам вполне оправданы на местном уровне: там, где речь, по сути, идет не столько об идеологической составляющей, сколько  об участии в управлении местным хозяйством.  Но выборы в Верховный Совет это в первую очередь выборы идеологии развития страны.

Также мажоритарные выборы в Верховный Совет были оправданы на начальном этапе существования нашей республики. Во-первых, тогда еще не сложилась партийная система, а, во-вторых, и это главное, в обществе была высока политическая активность. В нынешних условиях, когда  в Приднестровье уже оформились политические партии, но вместе с тем снизился массовый интерес к политике, мажоритарные выборы в ВС ПМР выглядят анахронизмом. Ведь если большинству избирателей все-таки небезразлично, кто будет их депутатом на местном уровне, то проблемы государственного строительства и идеологии сегодня далеки от интересов рядового приднестровца – в том числе и по причине «смазанности» политического лица наших законодателей. В результате, выборы в ВС ПМР утратили изначальный смысл, выродившись в парад популистов, совершенно формально выдвигающих неотличимые лозунги типа «пусть всем будет хорошо». Реальная борьба идет «под ковром» - симпатии избирателей конкуренты завоевывают, раздавая подарки, обещая провести на участке работы по благоустройству, словом, организуя, в той или иной форме, явно или неявно, скупку голосов. От выборов к выборам эта ситуация усугубляется.

В свою очередь, это ведет к коммерциализации и деполитизации ВС ПМР. Президента Смирнова часто упрекают в «несменяемости» - но за время существования ПМР на ее политическом поле и не выросло политиков «президентского» масштаба. Школой таких политиков обычно является  именно парламент, а их отсутствие – признак его слабости.

Таким образом, ответ на первые два вопроса – отрицательный. Существующая система формирования ВС ПМР плохо обеспечивает реальное гражданское представительство, кроме того, она  совершено не обеспечивает преемственности политических лидеров. А предлагаемые конституционные изменения, вместо того, чтобы решить проблему, хотя бы отчасти,  загоняют ее внутрь, давая большой объем полномочий Верховному Совету, но оставляя неизменными принципы его формирования. Было бы гораздо логичнее начать с улучшения качества депутатского корпуса, и лишь затем говорить о расширении его полномочий.

Ответ на третий вопрос тоже понятен. Верховный Совет – это, прежде всего  политический орган, определяющий через законотворческую деятельность стратегию развития страны.  Понятно, что ВС ПМР, избранный по партийным спискам, в большей степени, чем сегодня, был бы органом, представляющим весь спектр политических мнений приднестровцев. Иными словами, это повысило бы качество представительства в нем граждан Приднестровья.

Переход от мажоритарной к пропорциональной системе выборов был обозначен и в планах «Обновления». Однако в последнее время эта идея уведена в тень, и никаких инициатив такого рода от «Обновления» не исходит. По-видимому, руководители партии, имеющей твердое большинство в ВС ПМР, уверены в том, что и на следующих выборах они повторят свой успех , а потому не хотят ничего менять.  Надо признать, что основания для такой уверенности у них есть. Мажоритарная система выборов, общая деполитизация общества с имеющимися у обновленцев возможностями почти не оставляет шансов их конкурентам. Но зато перспектив одержать победу на выборах президента, конкурируя с Игорем Смирновым, у «Обновления» нет – политический вес любых кандидатов, которых они могли бы выставить на таких выборах, пока еще недостаточен. Именно по этой причине «Обновление» и пытается  урезать президентские полномочия, перекроив - из  тактических соображений  - важнейший стратегический документ, Конституцию страны.

Часть противников конституционной реформы по проекту «Обновления» также упускает из виду главный фактор, сдерживающий развитие политических сил в Приднестровье. Уход от критики устаревшей системы выборов в ВС ПМР к спору о перераспределении полномочий между президентом и Верховным Советом сразу же заводит дискуссию в тупик, уравнивая обе стороны, которые, в этом случае в равной степени ограничены защитой своих внутрипартийных и корпоративных интересов.

Левая, правая, где сторона?

И, наконец, последний вопрос: какова должны быть позиция  левых сил?

Надо сказать, что и председатель Компартии Приднестровья (ПКП)  Олег Хоржан, и председатель Социал-демократической партии Приднестровья Александр Радченко уже выступили с заявлениями, в которых они безоговорочно поддержали конституционную реформу по версии «Обновления». Попробуем проанализировать их аргументы.

По сути, они сводятся к следующему:

По результатам серии конституционных поправок внесенных в период 1995-2000 года действующий президент Игорь Смирнов сосредоточил в своих руках непомерную власть.

Наиболее резкие возражения оппозиции вызывают:

- Возможность  избираться на пост президента неограниченное число сроков подряд;

- Существенное, и, по мнению левых, непропорционально большое, перераспределение  полномочий Верховного и местных Советов  в пользу исполнительной власти, а также назначение президентом глав государственных администраций городов и районов, ранее избиравшихся.

Надо сказать, что эта критика действующей Конституции во многом справедлива. Действительно, налицо разбалансированность основного закона и избыток полномочий у исполнительной власти. Пересмотр и количества сроков, в течении которых возможно переизбирать одно и то же лицо на пост президента, и распределения полномочий между президентом и ВС ПМР представляется вполне обоснованным. Наша политическая система уже достаточно сформирована, чтобы избавиться от этих, по сути, детских болезней. Однако решит ли эту проблему такая конституционная реформа, какую предлагают депутаты-обновленцы?

Как ни странно, но ответ на этот вопрос можно найти на страницах органа ПКП «Правда Приднестровья.
«Забудьте хоть на время, - пишет «Правда Приднестровья», - что в парламенте у нас сидят люди, избранные большинством в 11% голосов избирателей соответствующего округа.  С этим можно будет разобраться потом».
Несколько странное, надо сказать, предложение. Потом – это когда? И после чего - потом? После того, как ВС ПМР получит фактически неограниченные полномочия? Напомню читателям наиболее принципиальные положения обсуждаемого проекта.
- При досрочном прекращении полномочий президента и.о. президента назначает ВС ПМР. Пост вице-президента упраздняется.

- Президент лишается права вето относительно конституционных законов.

- Верховный Совет получает исключительное право отстранения от должности лиц, занимающих высшие посты в республике: президента, председателей Конституционного Верховного и Арбитражного судов, прокурора, министров.

Сам же ВС ПМР становится неуязвим: его ни при каких обстоятельствах нельзя распустить, а с учетом его права отстранять от должности абсолютно всех, и его решения невозможно оспорить - любой, кто осмелится протестовать, будет попросту смещен. О каком таком «потом» тут может идти речь?

О.Хоржан признает необходимость введение пропорциональной избирательной системы (у А.Радченко я такого не видел, но, возможно и он не против). Это, как было показано выше, верная позиция. Однако, как я уже писал, «Обновление», имеющее в парламенте абсолютное большинство, от этой идеи отошло. И я очень сомневаюсь, что получив неограниченную власть, ВС ПМР будет оглядываться на мнение Хоржана, и вообще на чье-либо стороннее, не принадлежащее парламентскому большинству мнение. Боюсь, что последним аргументов этом споре станет уличный протест – и боюсь, что он, как это обычно бывает в Приднестровье в последние годы, тоже будет абсолютно неэффективным.

Приходится признать, что и ПКП и СДПП втянуты в спор двух политических группировок, ни одна из которых не защищает напрямую интересы трудящихся, и что  одна из противоборствующих сторон попросту использует ПКП и СДПП в своих интересах. Интересам трудящихся позиция, занята обеими партиями,  никоим образом не отвечает.

По моему убеждению, позиция левых сил, направленная на подлинную защиту  принципов демократии и народовластия должна заключаться в следующем.

- Обратиться к действующему ВС ПМР с предложением: в течении времени, оставшегося до новых выборов, внести изменения в избирательный кодекс – и этим пока ограничиться. Необходимо осуществить замену мажоритарной системы выборов на пропорциональную, с тем, чтобы новый ВС ПМР  избирался бы уже по партийным спискам, при минимальной избирательном барьере, обеспечивающем прохождение в него максимально широкого спектра политических сил.  В случае отказа ВС ПМР - начать сбор подписей за проведение конституционного референдума по данному вопросу.

- Обратиться ко всем субъектам конституционной инициативы с предложением: наложить мораторий на все другие изменения в Конституции до избрания нового ВС ПМР. Одновременно готовить свой проект конституционной реформы – который, при  успешном для левых исходе выборов, можно было бы вынести на рассмотрение нового Верховного Совета.

Это все, что сегодня могут позволить себе левые, действительно, а не на словах, желающие упрочения и расширения народовластия в Приднестровье. Все другие изменения, помимо введения пропорциональной системы следует отложить до выборов нового ВС ПМР. Да, изменения назрели. Да, многое в Конституции Приднестровья нужно менять. Но поспешная реформа, проведенная в сегодняшней остановке, без предварительной реформы Верховного Совета грозит обернуться своей противоположностью. Вместо расширения демократии мы рискуем потерять даже то немногое, что у нас еще есть, получив «абсолютного коллективного монарха» в виде неуязвимого и несменяемого ВС ПМР, находящегося под несменяемым контролем одной партии.

Возможно, конечно, что «Обновление» будет иметь конституционное большинство и в новом ВС ПМР. Что ж, в этом случае оно сможет провести свой вариант поправок. Лично я нахожу его неуравновешенным, но даже в случае, если именно такой вариант все-таки будет принят, выборы ВС ПМР на пропорциональной основе станут той страховкой, которая не позволит превратить парламент в разновидность Дворянского собрания, члены которого состоят в нем пожизненно. А при мажоритарной системе выборов, помноженной  на предлагаемые сегодня изменения в Конституцию, именно это и произойдет.

Конституционные изменения - штука тонкая.  Это жанр требует большой аккуратности – и не прощает ошибок.

Сергей Ильченко, руководитель инициативной группы «Новый Левый путь»