НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2020
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Мертвый хватает живого

Эксперты // 09:54, 17 ноября 2008 // 1948


Послесловие к несостоявшемуся празднику

Продолжение. Начало здесь


Сила народная?

Вечный адвокат Молдовы, г-н Е.И.Копышев не скрывает своего позитивного отношения к режиму Владимира Воронина. Г-н О.О.Хоржан в последние годы от Молдовы осторожно дистанцируется, но поддержку от г-на Е.И.Копышева принимает безоговорочно. Принимает Хоржан из рук Копышева и партийные ордена КПРФ, избегая при этом говорить о каких-либо разногласиях в оценке кишиневских властей.Впрочем, а есть ли они, эти разногласия?

Сам Копышев кишиневский режим очень хвалит. По всему видать, что режим этот ему близок – и, действительно, воронинское правление воспроизвело все худшие черты покойного СССР, на которых и паразитировал слой партийных функционеров. Ни одна позитивная черта СССР не возродилась при коммунистах в Молдове - зато все наросты, которые, в итоге, и утопили Советский Союз, присутствуют в полном объеме. Та же вечная ложь с высоких трибун, то же безудержное хвастовство несуществующими или раздутыми успехами. Те же мелкие подачки накануне выборов. Все знакомо! И даже вождь по стилю чем-то напоминает поздних советских генсеков – ну, правда в дешевом провинциальном переиздании. Но стиль позднесоветской элиты, этот непередаваемый пренебрежительно-барский стиль, сохранен в Воронине полностью. Сохранена и пропагандистская клоунада «рабочих визитов» для «личного общения с народом», когда вождь привычно лжет и в большом, и в малом, наворачивая ложь на ложь,и доходя порой уже до полного абсурда. На неудобные вопросы вождь просто не отвечает. Не слышит он, к примеру, вопросов о том, как стал богатым, и какую роль в этом сыграла контрабанда сигарет и прочие криминальные деяния. Не добьешься правды и о реальных доходах Воронина и его окружения, об их домах, виллах, акциях и зарубежных счетах, о схемах обогащения за счет бюджета.

Правда, режим уже чувствует себя неуверенно. Капиталы спешно перебрасываются в зарубежные оффшоры. Правящие верхи наглухо закрылись от людей полицейскими кордонами. Постоянное чувство унижения и беззащитности перед произволом властей стало вечным спутником граждан Молдовы.

Рост молдавской экономики каким-то чудесным образом не связан с производством! Рост есть – а промышленности и сельского хозяйства в Молдове как не было,так и нет! Рост зарплат, пенсий, стипендий – по сути, не более, чем их индексация. За 8 лет правления компартия не создала и не возродила ничего – лишь распродала остатки госсобственности. Под ширмой «налоговой амнистии» фирмам, связанным с властью, были списаны миллиардные долги. А «устойчивость молдавского лея» есть просто дополнительный налог на тех, кто работает за рубежом.

И эта партия миллионеров, прикрывающаяся толпой замороченных стариков -коммунисты?! Защитник Хоржана, г-н Е.И.Копышев утверждает, что да. Не хотелось бы быть грубым, но приходится задать встречный вопрос: кто вы, г-н Копышев? Сообщник этой банды, или просто маразматик?

В отличие от молдавской ПКРМ, ПКП пока от власти отстранена. Несмотря на бодрые заверения ее лидеров, способность ПКП одержать победу на ближайших выборах президента выглядит сомнительно. А вот представительство в будущем ВС ПМР, пусть и небольшое, ПКП вполне может получить . Есть правда два вопроса: что может привести ПКП в Верховный Совет и насколько ее депутаты будут способны защитить интересы избирателей?


Чтобы разобраться в этой ситуации, начнем с крайне неприятного для коммунистов вопроса:в какой степени ПКП можно считать партией трудящихся? Звание партии трудящихся предполагает наличие позитивной экономической программы и готовность защищать права тех, кто работает на производстве. Не пенсионеров, не студентов, не молодежи – хотя защита их прав тоже важна для партии, объявляющей своей приоритетной целью социальную справедливость, а именно трудящихся! А это возможно только в тесном контакте с профсоюзами, или с иными объединениями тех, кто работает – не учится, не получает пенсию, а работает по найму! Есть такие контакты у ПКП? Если и есть, то они очень хорошо замаскированы.

Давайте посмотрим, кто ходит на митинги ПКП, когда их удается все же собрать. Да, под протестными лозунгами ПКП собирает по 200-300, а в последнее время – и до 500 человек. Но 90% тех, кто приходит на такие митинги– пенсионеры. В силу своего возраста и положения - а оно действительно очень зависимое и нелегкое – эти люди просто не могут занимать по-настоящему активную жизненную позицию. Они лишь просят власть о прибавке к пенсии, не слишком задумываясь о том, откуда эту прибавку взять. Они – «электоральный ресурс» по сути – топливо для прохода в парламент 1-2-3 депутатов из верхушки ПКП – но никак не движущая сила, способная преобразовывать общество.

А между тем, вопрос о преобразовании общества должен быть поставлен. Потому что если коммунистическая партия не ставит своей целью коренную смену экономических правил игры, не ставит целью, пусть и очень отдаленной,ликвидацию капитализма ипостроение коммунизма, как единственно справедливого общества, то это, увы, не коммунистическая партия. Возможно – социал- демократическая.Возможно, даже, искренне и честно борющаяся за права трудящихся – но лишь в ограниченных рамках правил игры, установленных капиталистической системой. Но ни в коем случае не коммунистическая!

Но даже такое, в узких рамках капитализма, улучшение положения трудящихся, нынешней ПКП будет не под силу. В силу объективных причин ПКП никогда не сможет затратить на выборы те же суммы, что и правые партии. Для того чтобы обрести такое же финансирование, ПКП должна просто продать свой бренд какой-нибудь правой силе и начав обслуживать ее интересы, предать коммунистическую идею. К примеру – ну, как один из вариантов – начать обслуживать интересы молдавской национал-олигархии, выступающей в Молдове под брендом ПКРМ, но не имеющей с коммунистами ничего общего, кроме разве что символики, украденной с трупа покойной КПСС.

Сила партии трудящихся – настоящей, а не бутафорской - может быть только в опоре на людей труда, в завоевании авторитета в их глазах и их широкой поддержки. А такая поддержка достижима лишь как результат конкретных дел по реальной защите их прав. Сила такой партии – в опоре на профсоюзы! Если же нынешние профсоюзы с точки зрения коммунистов недостаточно решительны, то партии предстоит либо создать свои, параллельные им,либо вступить в союз с уже имеющимися, и добиваться изменения их позиции. Способна ли ПКП на нечто подобное? Нет. Не способна. Ее лидеры не обладают ни программой действий в этом направлении, ни достаточной решимостью. Потому что обвинять во всех смертных грехах «верховную власть» обычно не столь уж и опасно. Верховная власть слишком уверена в себе, у нее слишком много преимуществ для того, чтобы ей понадобилось реагировать по-настоящему жестко. А вы попробуйте отстоять права рабочего, обиженного хозяином частного предприятия. Попробуйте сразиться в таком бою – и вы тут же поймете, что «страдания» О.О.Хоржана, получившего аж полтора года условно за банальное хулиганство и стенающего так, как будто он отбывает пожизненный срок на урановых рудниках – сущий пустяк. Историю защиты прав трудящихся нам, в постсоветском обществе, предстоит писать заново. А ранняя история этой борьбы писалась, в основном,кровью. И не смотрите на сегодняшние западные профсоюзы – их нынешнее влияние оплачено сотнями жизней рабочих лидеров прошлых лет. Готова ли ПКП, состоящая из десятка профессиональных функционеров и горстки стариков к такой борьбе, в которой потребуются и сила, и ум, и отвага? По моему – нет. А по-вашему?

Экономическая программа ПКП вообще не существует. Принципиальные вопросы – о формах собственности, о стратегических перспективах развития общества,о методах борьбы, о положении Приднестровья в мире вообще ею не разработаны. Вершина достижений экономической мысли приднестровских коммунистов – заявление о том, что «наша социально-экономическая модель – это примерная модель, по которой развивается сегодня Белоруссия». Но, во-первых – а по какой такой модели, позвольте спросить, развивается сегодня Белоруссия? Нет у нее никакой модели! В силу ряда причин в Белоруссии просто аккуратно проживали советское наследство – но все рано или поздно кончается, и сегодня Белоруссия переживает серьезный системный кризис, и сама ищет модель развития! Очень непростая там сегодня ситуация – и, право слово, не ясно, чему можно подражать. И потом, Белоруссия – по своим масштабам, по объемам работающей промышленности, да и по множеству других факторов, определяющих пути ее развития, очень непохожа на Приднестровье. Ни о какой «белорусской модели», даже если таковая и будет найдена, впрямую приложимой к Приднестровью не может быть и речи! Так что ничего кроме популистской болтовни ПКП сегодня предложить не в состоянии.

А ее представители, прорвавшись в парламент на волне потребности в левой идее способны эту идею только скомпрометировать. Своим бессилием и пустословием.


Непогребенный мертвец хватает живого

Покойная КПСС скончалась вовсе не из-за предательства узкой группы лиц. Предательство было, во-первых, массовым, а во-вторых, стало следствием ее общего одряхления. «Руководящая и направляющая сила» просто отжила свой век, как отжил свое и весь социальный эксперимент, начатый в 1917 году. Это был великий эксперимент, и он принес великие плоды. Он создал целую эпоху, обогатив человечество бесценным опытом. Но все-таки он не смог достичь главного: создать достаточно устойчивую и жизнеспособную коммунистическую систему: семь десятилетий - не срок. Детище этогоэксперимента одряхлело вместе с ним и умерло в начале 90-х. А перед смертью, впав в старческий маразм, пожрало всех своих детей.

Здесь будет уместно напомнить некоторые подробности последних лет жизни КПСС, которые подзабылись с течением времени. И напрасно – о них стоило бы помнить! К примеру, не забывать о том, что национализм начала 90-х, расколовший Молдавию, был заботливо взращен и выпестован в недрах ЦК ее Компартии. Что партийные организации на местах, в том же Приднестровье, возглавляемые в абсолютном своем большинстве присланными извне, по разнарядке «сверху», «национальными кадрами», попросту прессовали приднестровских патриотов-интернационалистов,пытавшихся не допустить всплеска национализма и распада СССР. Именно их – а не тех, кто призывал к выходу Молдавии из Советского Союза, уже в те годы по команде из ЦК называли сепаратистами. Того же Игоря Смирнова, будущего президента ПМР, году, насколько я помню то ли в 89, то ли в 90 по настоянию ЦК КПМ исключили из КПСС «за сепаратизм». И было это все вовсе не местной инициативой – расцвет национализма «крышевался» на самом высоком уровне ЦК КПСС. По сути же, вспышку национализма и распад СССР подготовила вся «национально-кадровая» политика КПСС.

Итак, КПСС потерпела крах – она выродилась, превратившись фактически в свою противоположность, в инструмент становления олигархического капитала. Но значит ли это, что коммунистическая идея построения справедливого общества потерпела крах? Разумеется, нет! Более того, весь опыт СССР как раз и говорит о том, что построение коммунизма возможно! Нужно лишь учесть и осознать совершенные ошибки, нужно шаг за шагом развивать и совершенствовать марксистское учение, нужно работать и бороться – и тогда все воплотится в жизнь. Хотя, разумеется, не сразу. Едва ли это случится при жизни даже самых молодых из наших современников - но построение коммунистического общества возможно! Не нужно только «возрождать» то, что умерло от старости. Не стоит, право, поднимать из могилы труп СССР. Бесполезно это - так же, как бесполезно возрождать и умершую КПСС.

Тени прошлого должны обрести покой. Нельзя жить ностальгией об ушедшем – так можно лишь доживать свой век. Компартии, обращенные лицом к ушедшей эпохе, стенающие об утраченном рае, о «золотом веке СССР»,заведомо не способны предложить что-то новое и живое. Они органически не способные сказать: «прошлое умерло, давайте думать о будущем». Они могут привести своих сторонников лишь в безнадежный тупик. Такие компартии фактически убивают коммунистическую идею, они сродни мертвецам, тянущим к себе живых.

Я верю, что жизненная сила, заложенная в идее социальной справедливости, не иссякла – она достаточно велика и сегодня. Иной вопрос, что реализовать эту идею может только компартия совершенно нового типа, отработавшая и осознавшая опыт прошлого и устремившаяся в будущее, оттолкнувшись от него. Именно – и только - такая партия была бы способна изменить наше общество.

Но такой партии пока нет. Ее еще только предстоит создать. Копышевы и хоржаны на такое не способны. Они могут лишь отсрочить ее создание, укрывшись за стеной самодовольства, и вытаптывая любые ростки нового, чтобы любой ценой самим удержаться на плаву.


Сергей Ильченко