НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2019
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Бессмертный Избранный

В мире // 15:46, 17 марта 2008 // 2194
 Съезд молдавских коммунистов не принес ожидаемых сюрпризов. Наследник не обозначился.

Председателем ПКРМ вновь избран Владимир Воронин - согласно указанию Владимира Воронина. Характерно, что никакой другой информации о съезде фактически нет. Нет ее и о новой программе партии, которую молдавский официоз рекламировал как нечто выдающееся. Все просто: ничего существенного кроме переизбрания Воронина на съезде не произошло. Все остальное было не более чем болтовней, фоном для главного и единственного события.

Воронин forever

Конечно, к тому все и шло, но... «Не могут же коммунисты не понимать, что им не удержаться у власти на будущих выборах,- рассуждали в Кишиневе досужие "политологи", уже который год предрекающие компартии то развал, то распад, то социал-демократическую эволюцию.- А раз так, им необходимо обновить состав первых лиц».

Ничего этого не случилось. И вовсе не потому, что коммунисты чего-то там не понимают. Они очень хорошо все понимают. Гораздо лучше всех молдавских политологов, вместе взятых. Точнее, не «понимают», а понимает. Один из них. Хозяин партии. Владимир Воронин, удачно оседлавший левый бренд, вложивший в него крупные деньги - и еще более крупно заработавший на нем. Всем остальным особо «понимать» по должности не положено. Такое излишнее понимание в Молдове жестко пресекается.

Ближайшие перспективы

Может ли Воронин и далее оставаться у власти в Молдове? Может. В принципе, время его пребывания у власти ограничено только сроком его жизни - эта классическая ситуация, полностью повторяющая ту, что мы наблюдали в СССР. Сила Воронина в том, что он сумел удачно срастить свою партию и бюрократическую систему Молдовы, сделав их продолжением друг друга. Хитрость, умение маневрировать и богатое аппаратное прошлое – все это, вместе взятое, и привело его к успеху. Но все-таки не эти качества были главными. Главной причиной успеха Воронина стала его готовность ничего не менять, не тревожить рассевшихся по своим местам чиновников, не угрожать их благополучию. Проявляя готовность к компромиссу, приближая к себе то унионистов, то молдовенистов, то «сторонников сближения с Россией», Воронин занял точку равновесия. В результате, на него работает весь административный ресурс Молдовы. По большому счету, на него работают даже его формальные противники, поскольку и они заинтересованы в сохранении нынешнего стабильного положения: вечная борьба оказывается для них куда привлекательнее полноты власти, сопряженной с полнотой ответственности.

Казалось бы, что плохого в создавшемся положении? Ничего. За исключением одной только мелочи: в Молдове остановилось время. Все замерло. Ничего не происходит. Достаточно открыть подшивку газет двух-, трех-, пятилетней давности, чтобы убедиться в этом. Молдова медленно скользит по нисходящей, постепенно обезлюживаясь, впадая в паралич и существуя на деньги, присланные гастарбайтерами. Этот сон может длиться, в принципе, сколь угодно долго. Единственное, что способно его сотрясти - уход Воронина. К примеру - просто по возрасту. Но и это потрясение молдавская сонная одурь вполне может пережить.

Кто же он такой, Владимир Воронин?

Были ли альтернативы сегодняшнему положению? Были ли они, к примеру, в 2001 году, когда коммунисты впервые пришли к власти? В 2005, когда они вторично победили на выборах? Будут ли они в 2009? Очевидно, нет. И дело не в персоналиях. Воронин едва ли может проиграть выборы, но даже если он их проиграет, либо сойдет со сцены по состоянию здоровья, его может сменить только Воронин-2. Иными словами, любой его наследник – или удачливый соперник - неизбежно станет подобием Воронина. Воронин - естественное и безальтернативное порождение Молдовы - такой, какова она есть. Он вовсе не имплантирован в нее извне, не навязан, не возник вследствие случайного стечения обстоятельств. Он естественная часть Молдовы. Чтобы понять Воронина, нужно понять ее.

Молдова - искусственная страна. Ее не должно было быть – но она есть. Своим появлением Молдова обязана исключительно распаду Советского Союза. Своими границами - серии случайностей, капризов, сиюминутных административных решений. Средневековая ностальгия по Штефану чел Маре не имеет к нынешней Молдове никакого отношения. Между той и этой Молдовами лежит пропасть, и нет даже отдаленной преемственности.

Но если нет государственной традиции, необходима ее имитация. Как ее изготовить? Очень просто. Берется одна часть ностальгии по СССР эпохи 1945-91 годов. Одна часть ностальгии по жизни в составе Румынии, в 1918-40 годах. Все это перемешивается и скрепляется провинциальным родством «всех своих со всеми своими» - тем, что в Молдове называют «нанашизмом», а в Африке - трайбализмом. Вот тот цемент, который скрепляет фундамент молдавского государства. Три несоединимых на первый взгляд, но, тем не менее, соединенных вместе элемента. Это все, что есть. Ничего другого в основе молдавской государственности нет, и никогда не было. Все «устремления в Европу», все поползновения к объединению с Румынией, равно как и к сближению с Россией представляются случайными и наносными. Все они - не более, чем тактические ходы, способы развести на деньги очередного глупого и доверчивого иностранца, пытающегося вести дела в Молдове ничего не зная о ней и не понимая ее.

Эти же три составляющие лежат в основе личности самого Воронина. Как следствие, Воронин и Молдова удивительно подходят друг другу.

Тайный наследник вождя

Все диктаторы - а Воронин именно диктатор - уверены, что они будут жить вечно. Впрочем, возможно их просто не волнует то, что будет после них. Как бы то ни было, но отсутствие заботы о наследнике - их родовая черта, и Воронин здесь не исключение, а правило. Однако неумолимые законы природы рано или поздно все же поставят вопрос о наследовании. Кто же будет наследником Воронина, Ворониным-два?

Определить его очень легко - и в то же время довольно сложно. Главный критерий: тот же, что и у Воронина-1 «алхимический состав»: игра на ностальгии по двум прошлым эпохам плюс опора на родственные связи. Это сразу ограничивает круг возможных претендентов. К примеру, Воронин-2 не может не быть этническим молдаванином. Это тут же отметает таких кандидатов как, к примеру, Марк Ткачук или Вадим Мишин. Воронин-2 должен быть в меру коммунистом и в меру молдовенистом - но лишь в меру, и больше на словах. Мариан Лупу? Этот навряд ли, он слишком европеизирован. Провинциальные партийцы Воронина его отвергнут - а без опоры на партию он не сможет ничего. Виктор Степанюк? Владимир Цуркан? Возможно... Кто-то со стороны? Ушедший в тень Ион Морей? Он мог бы...но пока слишком сильно отодвинут в сторону. Впрочем, Воронин может его и неожиданно приблизить, такое тоже бывало. Кто-то совсем неизвестный широкой публике? И такое возможно - в составе парламентской фракции ПКРМ есть несколько подходящих фигур, достаточно безликих и лишенных индивидуальности, чтобы стать копией ушедшего вождя. Правда, для того, чтобы удержать под контролем партийную стаю, рвущую друг другу глотки, и готовую разорвать и своего лидера, если тот проявит малейшую слабость, нужна еще и железная воля плюс хорошие связи с силовиками. Тогда - скорее все же Цуркан. В любом случае наследник не будет назван при жизни вождя, а значит, свое право на наследство ему придется доказывать в борьбе у его гроба.

Может быть, кто-то из нынешних соперников пододвинет ПКРМ? Маловероятно…Разве что выборы совпадут с моментом форс-мажорного ухода Воронина. Кто тогда?... Брагиш? Урекян? Возможно. Из любого из них получится довольно приемлемая копия Воронина – несколько бледная, правда, но дело наживное, все краски со временем придут в норму. Но все же вряд ли… Компартия на сегодняшний день слишком уж превосходит на электоральном поле всех своих соперников. В отдельных регионах она еще может проиграть, а по всей Молдове – едва ли. Видимо, все же, Цуркан…если только его не сожрут раньше, превентивно, в одной из внутренних разборок. Если его не задвинет сам Воронин, испугавшись соперничества – правда, Воронин Цуркану вроде бы доверяет, но все это так зыбко, так переменчиво.

Впрочем, смена власти будет не завтра. Едва ли Воронин уйдет в 2009. А если даже и уйдет, то его сменщик – по своей политике, по кадровому курсу, по отношению к основным внутренним и внешним проблемам, в принципе, не будет отличаться от него ничем. В этом смысле Воронин фактически бессмертен - просто потому, что никакого другого лидера Молдова не примет.

Сергей Ильченко