НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2022
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Единственнное место в мире, где сохраняется молдавский язык - не Молдова!

Образование // 15:12, 14 декабря 2009 // 3196
altЭнциклопедическая справка, которую предоставляет Интернет на запрос по молдавскому языку, свидетельствует о том, что в настоящее время изучается он лишь в одной стране мира - в  Приднестровской Молдавской Республике.

Заключение это полностью соответствует действительности. Дело в том, что ещё в конце 80-х годов минувшего столетия правительство Молдавской ССР отказалось от использования молдавского языка на родной для него кириллической основе. В конституции Республики Молдова, правда, значится молдавский «на основе латинской графики». Однако, на самом деле, это лишь означает, что таковой абсолютно ничем не отличается от языка румынско (о чем, кстати, открыто заявляют сами кишиневские политики).

Вполне вероятно, что подтасовка подобного рода требовалась румынизаторам для того, чтобы подготовить население РМ к более «основательным» реформам. Тем более, что сегодня власти Молдовы уже говорят о необходимости «смыть этот позор» (то есть, заменить в конституции страны название «молдавский» на румынский), видимо, посчитав «адаптационный период» успешно пройденным. Не трудно догадаться, что следующим шагом в данном направлении будет ликвидация собственно молдавской государственности, как об этом и заявляют представители правящей элиты РМ.

Напротив, в Приднестровской Молдавской Республике на государственном уровне сохраняется молдавская самобытность, молдавский язык (на кириллической основе) является официальным, восстанавливаются и преумножаются историко-культурные основы молдавского этноса.

Более того, поскольку в самой Молдове продолжают активизироваться те силы, которые намерены лишить молдаван своей идентичности, в ПМР должны будут сделать всё возможное, чтобы подобным планам никогда не пришлось восторжествовать на приднестровской земле.

Именно к такому выводу пришли участники состоявшейся недавно в Тирасполе конференции «О роли и значении языка для сохранения молдавского народа», организованной Министерством государственной безопасности ПМР.

Говоря о современном положении молдавского языка, председатель Союза молдаван Приднестровья Валериан Тулгара изначально акцентировал внимание на том факте, что «в настоящее время у него есть только одна Родина – Приднестровская Молдавская Республика. Другие языки, чей статус является в ПМР официальным (русский и украинский) продолжают развиваться в России и Украине, молдавский развивается только в Приднестровье и нигде больше».

Не секрет, что формирование приднестровской государственности с самого начала являлось защитной мерой по отношению к националистической политике официального Кишинева. Поскольку же руководство Молдавской ССР, избрав для страны прорумынский политический вектор, не посчитало нужным считаться с мнением многонационального народа «левобережных районов», приднестровцам ничего другого и не оставалось, как создать собственную государственность.

Заметим, что, невзирая на многочисленные попытки «экспертов» вывести приднестровский конфликт из сферы межэтнического противостояния (отсутствие которого, якобы, свидетельствует о наличии проблемы, искусственно созданной политиками), именно этот фактор оказался решающим в процессе «размежевания двух берегов». Действительно, русским, молдаванам, украинцам и другим народам, из века в век, мирно соседствовавшим на берегах Днестра, делить нечего. И если бы руководство МССР не пошло на сознательное, поощряемое и направляемое разжигание межэтнической розни, никакого «конфликта» не было бы совсем.

Но кишиневским властям зачем-то понадобилось объявить одну нацию «титульной», представителей других  – пришлыми (т.е. – оккупантами). Соответственно, всех «пришлых попросили покинуть пределы МССР. Прозвучал этот призыв следующим образом: «евреев в Днестр, русских за Днестр», «чемодан-вокзал-Россия», «Молдавия для молдаван», «Мы румыны и точка!»… А думать, что всё это были прения на этнографическую тему может только тот, кто ничего не знает о масштабной братоубийственной войне, которую развязали националисты против приднестровского народа.

            Уникальность ситуации состоит в том, что против экстремистской политики центра, якобы выражавшего интересы «титульной нации», в Приднестровье выступили сами молдаване. Конечно же, в исторически полиэтничном регионе идеи националистов не могли прижиться. Но дело не только в этом. Просто народная мудрость позволила разглядеть подлинный замысел «реформаторов», вознамерившихся лишить истории, культуры и государственности самих молдаван.

Как отметила в своем выступлении Помощник Президента ПМР по вопросам образования, науки и культуры Елена Бомешко, за поверхностными (на первый взгляд!) преобразованиям, скрывалась тотальная подмена понятий. Так, постепенно (шаг за шагом) лишившись письменности, языка, истории и культуры, молдаване должны были свыкнуться с мыслью, что являются румынами, «испорченными славянами». Понятно, что максимум, на что могут рассчитывать «недорумыны» - жить в «Великой Румынии», где им предстояло ценой «холопской преданности», искупать ошибки недальновидных предков. Разумеется, никаких прав на собственную государственность, по мысли прорумынских националистов, у молдаван быть не может. Хотя бы потому, что нет такого народа, «его придумали в советское время, чтобы оправдать оккупацию Бессарабии» (реплика исполняющего обязанности президента РМ Михая Гимпу).

Но ведь, помимо того, что за этими совершенно недопустимыми в этическом смысле манипуляциями, угадываются конкретные политические устремления, подобные заявления совершенно не соответствуют исторической действительности.

 «Общеизвестно, что у молдаван государственность появилась ещё в ХIV веке (на 500 лет раньше, чем у румын!), а молдавский язык на основе кириллического письма существует многие столетия, - говорит кандидат филологических наук Андрей Хропотинский. – Тогда как этноним «румыны» появился в ХVIII веке, а румынское государство было создано только во второй половине ХIХ века. В конце концов, есть все необходимые источники: архивные данные, исторические документы, позволяющие сделать неоспоримой этническую самобытность молдаван. Но, увы, историю (принятую за основу националистами) в Молдове пишут не ученые, а политики», сокрушается Андрей Хропотинский.

Аналогичная картина складывается и в области изучения молдавского языка. Многие деятели «национального возрождения» Молдовы, свято верят, что «лимба молдовеняскэ» - это некое неполноценное подобие языка румынского. Но филолог Андрей Хропотинский (подобно многим молдавским ученым) категорически не согласен: на самом деле, молдавский язык, как система словесного выражения мыслей со своей литературной формой и живым «обиходным» звучанием, румынскому ничем не уступает. А если убрать политические устремления конкретных игроков, оказывается, что реформировать первый в угоду последнему, не только бесполезно, но и унизительно.

В Приднестровье, к счастью, не пошли по пути ликвидации собственной истории и культуры. Реформаторская деятельность лидеров Народного фронта и их современных преемников не прижилась на земле, где испокон веков соблюдаются права всех мирно соседствующих народов.

В свою очередь создание Приднестровской Молдавской Республики закрепило опыт предшествующих поколений на более высоком уровне, сделав официальными сразу три языка – русский, молдавский и украинский. Участники конференции уверены: «сохранение их государственного статуса, всестороннее развитие и широкое использование каждого – залог укрепления единства и дружбы народов в Приднестровье».

 
Игорь Кузьмин

Ольвия