НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2021
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Призрак коалиции в конституционном тупике

Эксперты // 12:45, 20 декабря 2008 // 1930
Долгожданное избрание председателя Верховной Рады породило смутные надежды на ее стабилизацию – то есть, на новую коалицию. В самом деле, если Владимир Литвин оказался той точкой, в которой стал возможен компромисс 244 депутатов, то почему невозможен компромисс 226?

В поисках Рады

Оказалось – невозможен такой компромисс. Во всяком случае, пока невозможен: с момента избрания Владимира Литвина прошло уже 11 дней, а новой коалиции все нет, и Рада снова висит в воздухе, и никаких вариантов ее стабилизации не видно. Было бы дело в составе Рады – ну, по несчастной случайности неудачную избрали – можно было бы эту распустить и выбрать новую. Проблема в том,  что такое уже проделали, и совсем недавно, и новая Рада оказалась ничем не лучше старой. В том смысле, что устойчивой коалиции как не было, так и нет.

В чем суть коалиционного кризиса? Суть проста. Украинская Конституция писалась в иные времена и подгонялась под иные партийные нравы. Ее требования – относительно сегодняшних реалий украинской политики -  выглядят жестко, даже слишком жестко. Мало того, что согласно букве статьи 83 «в Верховной Раде Украины по результатам выборов и на основе согласования политических позиций формируется коалиция депутатских фракций, в состав которой входит большинство народных депутатов Украины от конституционного состава Верховной Рады Украины». Так еще и Конституционный суд, вникнув в смысл этого положения, своим решением от 17 сентября 2008 года установил, что «требование относительно совокупной численности народных депутатов Украины, которые в составе депутатских фракций формируют коалицию депутатских фракций, касается как момента формирования коалиции, так и всего периода ее деятельности». А согласно общей численности депутатов Верховной Рады, минимально возможное большинство как раз и составляет 226 голосов, и ни одним меньше. Нет коалиции из 226 – причем, постоянной, одного и того же состава, закрепленной в договоре, а не формируемой к каждому конкретному  голосованию – и Рада работать не сможет.

Нынешнюю Раду, как и Раду прошлую, принято ругать за нестабильность, за фрагментарность и лоскутность - за неработоспособность, одним словом. На самом же деле, Рада тут совсем ни при чем. И отдельно взятые депутаты, и даже лидеры фракций тоже ни при чем! Все они – заложники существующих реалий украинского общества и прописанных в Конституции правил игры. Раду, конечно, можно переизбрать еще раз – и получить в результате новую Раду, неотличимую от старой. Раду можно переизбирать хоть раз в неделю – хватило бы денег в бюджете – и все равно она раз за разом будет получаться лоскутной и нестабильной, поскольку она – слепок с украинской политики, а та, в свою очередь – со всей Украины. А Украина такая, какая есть.

Может в условиях такой политической фрагментарности и такой нестабильности существовать работоспособный парламент? Может. Все зависит от правил игры, от реалистичности рамок, которые задает Конституция. Может сегодня существовать в Украине парламент, соответствующий действующему стандарту, то есть содержащий в себе коалицию из 226 депутатов? Не может. Это требование нереально и невыполнимо. Об этом говорит любой анализ политической ситуации.  А это означает, что переизбери Раду хоть десять раз, хоть сто  – все равно это ничего не решит. Нужно что-то менять: либо общий расклад политических сил в стране – но это нельзя сделать сиюминутным волевым усилием. Либо Конституцию надо- это возможно, но с трудом. Точнее, это возможно, скорее, теоретически,  а все практические инициативы неизбежно завязнут в партийных интересах, поскольку любая сила будет примыкать к чьему-то лагерю и стремиться усилить своих и ослабить чужих. То есть любой проект новой Конституции, который может сегодня появится в Украине будет ситуативным и сиюминутным, направленным на достижение тактических выигрышей уже сейчас, немедленно – а не на стабилизацию ситуации хотя бы в среднесрочной перспективе. То есть ситуация тупиковая. Политический пат. Призрак коалиции по Раде бродит, но самой коалиции нет, и не будет. А если будет – то на месяц-другой, а потом снова развал, паралич и угроза роспуска Рады – словом, все сначала.

Сможет ли нынешняя Рада дохромать до выборов в положенный срок? Месяц назад я уже высказывал мнение, что, по-видимому сможет, и дохромает. Есть коалиция, нет коалиции – на это окружение президента смотрит исключительно с точки зрения собственной безопасности и выгоды. Когда в 2006 году сформировалась коалиция, которая начала мешать президенту, он, чтобы добиться ее ликвидации, разогнал Раду. В этом году Рада уже четвертый месяц существует без большинства – и ничего, ее лишь чуть попугали, а когда депутаты угомонились и покаялись, отозвав «антипрезидентские» законы, простили.
Тем не менее, сегодня я не так уверен в сохранении Рады, как месяц назад. Допускаю, что она и не доживет до конца своего срока, но это совершенно неважно. Важно то, чтобы новая Рада была непохожа на старую. Чтобы в ней существовало большинство – 226 мандатов. Уже неважно даже, какое именно большинство. Любое – хоть какое. Потому что если его не будет, ситуация просто вернется на круги своя, и новые выборы потеряют всякий смысл. Избрание же Рады, способной сформировать такое большинство, станет возможным в том и только в том случае, если изменится политическая обстановка в Украине. И она меняется. В последнее время – довольно быстро, поскольку события подгоняет финансовый кризис. Может быть в сегодняшней ситуации избрана стабильная Рада? Нет, не может. Может она быть избрана через несколько месяцев? Через год? Возможно…Во всяком случае – не исключено.

Тьма власти и свет вдалеке

Сегодня в условиях парламентской нестабильности украинское политическое поле превратилось в ристалище политических лидеров. Главная линия противостояния по-прежнему проходит между президентом Виктором Ющенко и премьер-министром Юлией  Тимошенко. Эта битва имеет давнюю историю. Впервые Ющенко и Тимошенко рассорились еще в 2000 году. Затем была отставка правительства в 2005-м, безуспешные роды коалиции в 2006-м и развал «демократического большинства» в 2008-м. Все это свидетельствует об одном: мало-мальски устойчивая коалиция между НУНС и БЮТ невозможна в принципе. Причин этому много, и они так хорошо известны, что нет смысла их перечислять.

Игроки «второй линии» ведут бои местного значения: укрепляя свои позиции, как Литвин, или  пытаясь удержать уже имевшиеся, как Янукович. Похожая ситуация и на третьей линии и на четвертой и на пятой, но все-таки главная схватка, задающая тон всем прочим,  идет сегодня между премьером и президентом. Схватка идет не за кресло президента как таковое – едва ли в ходе президентских выборов Виктор Ющенко выйдет во второй тур. Схватка, по сути, идет только за позиции Юлии Тимошенко: за ее шансы стать президентом, которые сегодня  велики, но далеко не бесспорны. При этом, в войне взаимных обвинений и компроматов, идущей между Виктором Ющенко и Юлией Тимошенко, действующему президенту принадлежат решающие преимущества. Во-первых, секретариат президента, имея неограниченный доступ к СМИ и практически монопольный - к общенациональному телевидению, способен очень эффективно вкладывать в сознание граждан мысль о том, что именно правительство виновно в плачевном положении экономики. А, во-вторых, президенту абсолютно нечего терять в плане электоральных перспектив. Сегодня Виктора Ющенко можно обвинять в чем угодно – хоть во всех, вместе взятых, экономических неурядицах, хоть в нелегальном оружейном бизнесе. Его рейтинг от этого хуже, чем он уже есть, не станет, и шансы быть избранным не снизятся. А вот Юлии Тимошенко есть что терять, и она несет потери. Назревающий газовый кризис больно ударит по ее имиджу: ставка на популизм имеет и оборотную сторону – электорат Тимошенко неустойчив, легко подвержен сменам настроения и при первых же трудностях уйдет к новому кумиру, пообещавшему новые блага. Правда, такой кумир, или, по меньшей мере – его эмбрион,  еще должен быть создан, а серьезной конкуренции Тимошенко пока не видно. Но, по мере ухудшения экономической ситуации, конкуренты неизбежно появятся. В числе наиболее вероятных полюсов, к которым начнет отходить электорат Тимошенко, можно назвать ПСПУ Витренко, КПУ Симоненко и Блок Литвина. Пара Тимошенко-Литвин скорее всего выйдет во второй тур на выборах президента в 2010. Не исключен, впрочем, и вариант Тимошенко-Симоненко – правда, для этого КПУ пришлось бы коренным образом модернизировать свою стратегию, чтобы расширить электоральную базу, а это все-таки маловероятно. Иными словами, потенциал у КПУ, с учетом ухудшающейся экономической ситуации, а также того факта, что КПУ – единственная по-настоящему левая партия, регулярно проходящая в Раду – очень велик. А вот шансы реализовать его хотя бы 50% – увы, не очень.

Но вернемся к перспективам Рады, точнее – к перспективам  в Украине законодательной власти как таковой. Сегодня парламент пребывает в упадке. По сути, он оказался низведен  до уровня законодательного отдела секретариата президента.

Президенту это выгодно – и, более того, это объективно будет выгодно любому президенту, не только нынешнему. Очень выгодно держать на поводке и правительство, и парламент, а если коалиции нет, то именно так все и происходит.
 
С другой стороны, украинское общество имеет огромный запас прочности.  Анархия и желание отделиться от государства, кажущаяся разобщенность являются оборотной стороной вольницы, прямо наследующей Гуляй-полю и Запорожской Сечи. По сути, в этом и заключена особость украинского менталитета: если Россия (на место России здесь можно спокойно подставить США, Германию, да ту же Польшу!) - это корпоративное государство, где каждый гражданин, по сути, является собственником определенного процента акций корпорации под названием «Российская Федерация», то в Украине налицо четкое разграничение на «государство» и «страну». На протяжении последних четырех лет государство постоянно лихорадит, государственные институты власти парализованы, но при этом на уровне страны все обстоит довольно сносно. Народ уже привык к тому, что нельзя надеяться на государство и вообще от него лучше дистанцироваться процент граждан, желающих работать в государственных учреждениях по сравнению с ближайшими соседями Украины - Россией и Польшей - в два-три раза ниже.

Это создает огромный потенциал самоорганизации, заложенный в фундамент украинской ментальности. Это дает зримые результаты: несмотря на полный хаос, царящий в высших эшелонах власти, народ живет и выживает. Такая анархия, базирующаяся на самоуправленческих инициативах каждого отдельного гражданина и отдельных общин, помноженная на тяжелую ситуацию, вызванную мировым экономическим кризисом,   в обозримом будущем породит новую волну партийного строительства. Она, эта волна, и будет, по-видимому лежать в основе будущей политической конфигурации Украины. Скорее всего, эта конфигурация будет отличаться от ныне существующей достаточно сильно, чтобы породить более стабильный парламент. Но это – дело будущего. Ближайшая Рада, даже избранная в срок, скорее всего, будет столь же нестабильна, как и нынешняя.

Сергей Ильченко