/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Transnistria вместо Приднестровья

Евразия
//
12:44, 24 мая 2010
//
1581
Границы России
altИтоги соглашения, подписанного в Киеве президентами РФ и Украины по молдо-приднестровскому урегулированию, комментирует Роман Коноплев, директор Аналитического бюро «Consulting Mobile», Приднестровье, Тирасполь:

- Несмотря на оптимистические отзывы по поводу данного соглашения в России, Украине и даже в самом Приднестровье, ситуация с этим документом не влечет совершенно никаких позитивных последствий для той значительной части приднестровцев, которые заинтересованы в сохранении социокультурного баланса в ПМР в нынешнем виде.

Говоря о социокультурном аспекте, я имею в виду даже не столько «российское влияние» либо «российское присутствие». Речь идет не о привязанности к России сегодняшней, а к России и ко всему русскому вообще, в более глубоком смысле, вне времён и политиков. Не в смысле «Путин-Медведев», а в смысле многовековом – «Суворов-Достоевский», или нечто подобное. Данная привязка – она более глубокая. И связана с той Россией, которая присутствовала здесь на протяжении веков. С русской армией, которая появилась тут гораздо раньше, чем, скажем, возникли США или Румыния, или многие страны Евросоюза, эксперты которых сегодня активно включены в процессы урегулирования конфликта.

Соглашение, подписанное в Киеве, в дежурном порядке «одобрямса» в Москве и Тирасполе хвалят, а в Кишиневе в порядке столь же дежурного «осуждения» - осуждают. Этот документ не создает новой ситуации, он лишь консервирует ту, что сложилась. И эта ситуация сегодня, что бы не ворчали на публику в Кишиневе, развивается в пользу Молдовы, то есть в пользу урегулирования по версии Молдовы, и если быть точнее, по версии Румынии, поскольку Молдова – не вполне суверенный субъект международной политики. «Урегулирование молдо-приднестровского конфликта» несовместимо с сохранением русского социокультурного очага. Урегулирование через «территориальную целостность» – это его ликвидация.

Что это означает? В первую очередь то, что Москва и Киев вынуждены в силу своих внешних обязательств консервировать конфликт, пусть и, казалось бы, извлекая ряд имиджевых дивидендов в миротворческой и культурной сфере. И Украина, и Россия стратегически идут к своему сокрушительному внешнеполитическому провалу, чреватому территориальными уступками со стороны Украины в пользу… не Приднестровья. В пользу Transnistria, а если выражаться точнее, то в пользу Румынии.

Связано это отчасти с нежеланием погружаться с головой в тупики малосущественной для себя проблемы, а отчасти – с успешной стратегией Кишинева, который достаточно эффективно пускает пыль в глаза своим партнерам.

Если рассмотреть отдельно ситуацию с Москвой, то на уровне МИД РФ и экспертов, составляющих аналитические сводки для российского руководства, по прежнему живы «советские» байки о «дружбе народов СССР» в части, касаемой Молдовы. Это грамотная стратегия Кишинева, отдельные представители которого поднаторели по части PR, рассчитанного на помутнение рассудка российских чиновников – все эти марши с красными флагами в центре молдавской столицы, километровые Георгиевские ленточки, флаги воеводы Штефана и тому подобное. Организация подобного рода зрелищ, рассчитанных на высокопоставленных чиновников МИД РФ и членов российского правительства, Москву обнадеживает и успокаивает.

Но это напрасное успокоение, более того, это успокоение преступно по отношению к приднестровцам. И если в Приднестровье об этом люди между собой не говорят, то это не от того, что они так не думают, а лишь от безнадежности – от тысячной неудачной попытки увидеть в действиях Москвы нечто более существенное – в делах и документах, а не в словах всевозможных депутатов и экспертов.

Определенными иллюзиями тешит себя и Киев. Какого рода эти иллюзии? Да совершенно того же. Они касаются обеспечения интересов суверенной Молдовы. И Киев, вслед за Москвой, повторяющий, словно мантру, тезис о «территориальной целостности», консервируя ситуацию в нынешнем виде, не вполне осознает, что в перспективе – это утрата не только своего иллюзорного влияния в Молдове, но и утрата части собственных территорий.

О чем это я? О том, что Киев при любой власти – проевропейской ли, пророссийской или какой-либо другой является первой инстанцией, заинтересованной в признании Приднестровья. Причем не в присоединении, а именно в признании. Потому что у Киева есть выбор из двух вариантов – это выбор между наличием либо отсутствием «подушки безопасности» между Украиной и Румынией. При отсутствии этой самой подушки, Киев выкатывается лоб в лоб с Бухарестом, а подобное соперничество не влечет для Украины ни одного шанса на успех.

В первые годы после провозглашения ПМР здесь регулярно вспоминали день рожденья МАССР – территориальной автономии в составе Украины. И хоть та автономия была по площади значительно больше нынешнего Приднестровья, сегодня признание ПМР – более надежный барьер, чем такого рода автономия. Барьер чему? Украина осознает в душе суть «проблемы» своего соседства с Румынией.

Она заключается в том, что всё партнерство с Евросоюзом сводится в результате к доминированию субъектов ЕС во всех спорных темах. А практически все ключевые спорные темы у Украины – с Румынией. И спор здесь достаточно прост – на фоне молодого, резвого американского бульдога – Румынии – Украина выглядит дряхлой лошадью, которую грех не пощипать, не откусить там – кусок ноги, там – кусок головы, и так далее.

Румыния, разумеется, признаёт Украину. Но это совершенно не мешает румынам вести себя дерзко и решительно на восточном направлении, выдвигая территориальные претензии и документируя жителей «незалежной». Сегодня право на румынский паспорт имеют не только проживающие в Бессарабии. Имеют на него право и жители Черновицкой, Одесской, Николаевской областей. То есть – Приднестровья. Но не маленького нынешнего, а округа Transnistria - в его расширенном – румынском варианте, иначе говоря – «Заднестровья». В период Второй мировой это означало - румынские земли «за Днестром».

Что такое Молдова? Это не одно и то же «де-юре» и «де-факто». Юридически – это по-прежнему суверенное государство, фактически – это Румыния-лайт, оформление которой идет ударными, воистину «стахановскими» темпами. В сегодняшней Молдове рассказы про «румынскую плётку» звучат как анахронизм. Румыния вступает в права на этот раз безо всякой плетки, через образование и культурный обмен, через эффективных менеджеров и проводников евроинтеграции. Траян Бэсеску и Михай Гимпу четко обозначили формулу партнерства – «два государства – одна нация». Нужно быть слишком наивными, чтобы полагать, будто подобные тезисы – дело рук двух физических лиц, и стоит лишь убрать, к примеру, Гимпу, или подорвать позиции Бэсеску, и всё изменится. Это стратегия, рассчитанная на ближайшие десятилетия, и в рамках этой стратегии работает весь административный класс Молдовы, её спецслужбы, её генералитет, её госменеджмент. Фактически, Румыния и Молдова уже сегодня - это одно государство. Пусть и разделенное лишь временно односторонними визовыми ограничениями – из Румынии в Молдову можно ехать без визы, наоборот – нет. Но, пардон, полтора миллиона обладателей румынского паспорта, живущие в Молдове, - им виза не нужна уже сегодня. Скоро снимут ограничения и для тех, у кого румынского паспорта нет.

Фактическое объединение Румынии и Молдовы, которого стыдливо не замечают Москва и Киев, уже находится в завершающей стадии. Не остается в стороне и Приднестровье. Мало кто из приднестровских предпринимателей или рабочих мигрантов хоть раз за последние двадцать лет не пересекал территорию Румынии – и никого не встретил там «с плёткой». Сегодня из Румынии в Приднестровье идут караваны не с плётками, как сто лет назад, и не с тротиловыми шашками, как в 1992, а с учебниками и различными проектами.

Это где-то там, на Смоленской, видится, что геополитическая дуга, охраняемая 1200 военнослужащими РФ, вооруженными легким автоматическим оружием, в современном мире имеет значение. В XXI веке гораздо большую роль, чем военные, играют юристы и медийщики. Армия? Ничего подобного. Всё решают финансовые потоки, международные программы, коммуникации. И когда Влад Филат, премьер-министр Молдовы, говорит Владимиру Путину, что считает Россию «стратегическим партнером» - он совершенно не лукавит. Только он несколько своеобразно видит это «стратегическое партнерство» - в продвижении румынских интересов и Румынии на восток. В возвращении Румынии туда, где она уже была в годы Второй мировой, только на этот раз без танков и карательных отрядов. И румынский политик Влад Филат, занимающий пост премьер-министра Молдовы, уверен, что роль России в этом всём – это роль партнера. Потому что все вздохи в Кишиневе, Брюсселе и Бухаресте вокруг миротворческого контингента РФ рассчитаны на публику и на затуманивание рассудка российских официальных лиц. Ну, и, возможно, чтобы добавить самомнения российской патриотической тусовке и кадровым военным, дескать, «армия со времён Суворова всё ещё стоит». Уже давно обошли этот самый контингент РФ, уже «зашли» вглубь Украины – а Приднестровье как бабочка в лапках паука. Наркотик давно впрыснут, начинается паучиный обед.

Как это происходит? Методы кнута времен Второй мировой – с массовыми расстрелами евреев и казнью подпольщиков накануне приближения войск Украинского фронта заменены пряником и прямой мотивацией заинтересованных лиц.

Все до единой европейские программы, реализуемые на территории Приднестровья - в гуманитарных целях либо ради стимуляции экономики - есть ни что иное, как инструмент втягивания Приднестровья в Молдову. Никто никого не вешает, и даже, как в 1991-92, не вербует безумцев типа Илие Илашку, передавая им взрывчатку и автоматическое оружие. Зачем? Современные методы более эффективны. Документирование населения, Еврорегион «Днестр», проекты в сотни тысяч евро, реализуемые в рамках отраслевых министерств и Торгово-промышленной палаты ПМР – в конечном итоге предназначены для практически безболезненного втягивания Приднестровья в финансовое и правовое поле Молдовы. Это чисто европейская практика – мягкая, интеллигентная. При этом конечные персоналии всё понимают, - только сказать ничего не могут, как котики, произносящие довольное «р-р-р-р…», когда на счетах из воздуха образуются суммы с множеством нулей. Часть финансов осядет в карманах замотивированных чиновников, другая часть – будет вложена в проекты инфраструктуры. Взамен – переход на новые правила игры, на юридически оформленную уже реинтеграцию РМ. Но и это не всё.

В последние годы много говорится о российских и украинских гражданах в Приднестровье. Но как-то так складывается, что манипуляции с документами РФ и Украины для приднестровцев превратились в круги ада, в сравнении с документированием инстанциями Молдовы и Румынии.

Гражданин РФ, проживающий в Приднестровье, ждёт целый год, пока ему обменяют старый загранпаспорт на новый. Украинские загранпаспорта вообще как в воду канули – лишь недавно разгорелся скандал в Киеве по поводу того, что 100 тысяч украинцев не смогли вовремя обменять паспорта на новые – всё же, люди вступили в гражданство, а с просроченными паспортами никуда не выехать. В конечном итоге, побеждает документирование жителей Приднестровья молдавскими инстанциями. Румыния, в свою очередь, готова выдавать паспорта и приднестровцам, причем без оглядки на национальность и знание языка. Любому, документально подтвердившему факт проживания родственников на данной территории до 1940 года.

Если кому-то всё ещё кажется, что Приднестровье имеет дело с какой-то там Молдовой, а не с Румынией, - это очень дорогое заблуждение. Как минимум потому, что румынская провинция Transnistria, в отличие от Приднестровья, вполне готова включить в себя Одесскую и Николаевскую области, и много что ещё.

В конечном итоге, можно относиться ко всему философски – защищая территориальную целостность Молдовы и демонстрируя своим гражданам российских миротворцев на Днестре, получается эдакая постмодернистская ловушка. Такие же миротворцы были, помнится, в Боснии, и в Косово. И что? Где они? Куда там провалился фактор «российских миротворцев»? Каковы сегодняшние настроения среди сербов? Резюме простое – паспортами, памятниками и одними лишь миротворцами такие темы не регулируются. Существуют более эффективные механизмы влияния, но ни Россия, ни Украина их не используют.

«Русский фактор» в Приднестровье – это эффективные экономические связи, новые заводы и контракты, это поддержка в долгосрочной перспективе модернизации экономики русского анклава. Что по факту? Культурные мероприятия, визиты депутатов «Единой России», окормление гречневой кашей и Георгиевские ленточки по праздникам. Но праздники проходят, а всё остальное время, за пределами праздников, по Приднестровью ведут работу совершенно другие люди – не Москва и Киев здесь работают на перспективу. «Step by step» - тактика Бухареста и Брюсселя, миллионные проекты, документирование, экономическая интеграция. Всему этому противопоставляются дурацкие отчеты о расходах на культпросвет и дежурные выступления в телеэфир по поводу «бла-бла-бла российского форпоста», в котором на одного работающего уже сегодня приходится 14 госслужащих и иждивенцев. И точно такой же самый бред транслируется российскими СМИ про неких абстрактных союзников Москвы в Кишиневе, готовых к возрождению традиций Советской Молдавии.

Да, топтунов, желающих освоить российские деньги, на ступеньках посольства РФ в Кишиневе всегда будет в достатке. Предприимчивые люди в Кишиневе не переведутся, не зря этот город на протяжении столетий имел славу еврейского местечка. Единая пророссийская Молдавия – это, разумеется, чистый блеф, рассчитанный на широту души московских чиновников, готовых участвовать в этих схемах при условии личной заинтересованности. В результате тех, кто подписывается за «Единую Молдавию» на каких-либо документах, ждёт большое разочарование. Лет через двадцать, если не раньше, она может стать единой. С одним незначительным уточнением - единой в «де-факто» единой Румынии. При этом у территории Transnistria будет, действительно, столица в Тирасполе, некий особый статус, большая и удобная территория – включающее нынешнее Приднестровье и множество украинских земель. Появится и свой выход к Черному морю с портами в городах Одесса и Николаев. У Бухареста свой взгляд на проблему территориальной целостности, просто понимать подобное у заинтересованных сторон нет ни желания, ни финансовой мотивации. А это значит, что рано или поздно Москве и Киеву, по факту, останется лишь дружно проглотить обиду, и перечитать своё нелепое соглашение от 17 мая 2010 года. Медведеву и Януковичу, пожалуй, ещё доведется поплакать над этими бумажками.
comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×