НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2019
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Виталий Кулик: Долгоиграющее поглощение

Евразия // 15:42, 3 января 2008 // 2196
altПредвидя политические трудности, Бухарест делает ставку не на экономическое поглощение Молдовы, а на активную культурную ассимиляцию.



Румыния и Молдова являются двумя румынскими государствами. Но в отличие от германских Австрии и Германии, между румынскими странами все же сохраняется некий дисбаланс. Кишинев ощущает себя «бедным родственником» на банкете у Бухареста, который успел вступить в ЕС и НАТО. С одной стороны, часть Молдовы стремится попасть в этот «уже почти Евросоюз» даже ценой потери собственного суверенитета, а другая — подозревает своих братьев-соседей в известной нам болезни «старшего родственника». Время от времени та или иная тенденция усиливается, и в Кишиневе начинают говорить об объединении с Румынией или, наоборот, издают румыно-молдавские словари и размышляют о молдавской специфике суверенной демократии. Но вторая тенденция с каждым годом теряет сторонников и в основном держится на остатках партийно-хозяйственной элиты советского времени.

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОГЛОЩЕНИЕ

Не попав в первую волну расширения ЕС (в 2004 году), Бухарест смог добиться своего только 1 января 2007 года. Но назвать Румынию полноценным членом Евросоюза сложно. Эксперты определяют ее статус в ЕС как «ограниченное членство». Тем не менее молдаване стремятся в Румынию. По словам министра администрации и внутренних дел Румынии Василе Блага, 10% заявителей на получение румынского гражданства намерены переехать в Румынию на новое место жительства. Остальным румынский паспорт нужен для выезда в ЕС.

Несмотря на меркантильный интерес к румынскому гражданству простых молдаван, значительная часть активной молодежи Республики Молдова (РМ) не отделяет себя от Румынии и не видит значительных перспектив для существования независимой Молдовы. Румыния становится не только культурной метрополией для Кишинева, но и в определенной мере привлекательным образом «как могло бы быть». И это создает вызовы для самой государственности Молдовы, где из 4 млн. граждан 1 млн. уже имеет или в процессе получения румынского гражданства, еще около 400 тыс. получили российское или украинское и 1,7 млн. ежегодно выезжает на заработки за границу.

В то же время основными игроками на молдавских рынках являются российские компании, контролирующие около 40% винодельческой промышленности РМ, а также значительную часть перерабатывающей отрасли. До введения запрета на поставки вина на первом месте в структуре молдавского экспорта находилась Россия. На втором — Италия, только потом Румыния и Украина — на третьем и четвертом соответственно. Однако ситуация кардинально изменилась после «винной войны»: объем экспорта в РФ снизился втрое. И вот тогда на первое место в качестве экономического партнера вышла Румыния, которая открыла свой рынок для молдавского виноматериала, текстиля и продуктов сельского хозяйства.

Но румынское экономическое присутствие в Молдове не настолько проникающее, как российское и даже украинское. Румынский бизнес предпочитает иметь дело со средним или мелким производством. Это связано с тем, что крупная экономическая игра в Молдове сопряжена со значительными политическими рисками. Да и экономическая ситуация в РМ оставляет желать лучшего.


В 2007 году в Республике Молдова продолжился экономический спад. Страна не смогла побороть дефицит своего торгового баланса, который в 2006 году приблизился к $2 млрд. Молдова также удерживает первенство по общей сумме денежных переводов от своих граждан, работающих за рубежом, по отношению к национальному ВВП. В 2007 году она достигла $1,1 млрд., то есть 30% от общей стоимости внутреннего валового продукта.


Продавать Кишиневу почти нечего. Промышленность бывшей МССР находится на территории неподконтрольного Приднестровья. Более того, эти активы уже уходят вне Кишинева к российским компаниям. Поначалу это злило руководство РМ (был даже принят закон РМ об особенностях приватизации предприятий в Приднестровье, предусматривающий «народную приватизацию» трудовыми коллективами), Кишинев отказывался признавать результаты приватизации в Приднестровье. Но потом молдавское руководство начало использовать фактор российской собственности в ПМР для реализации своей стратегии реинтеграции Молдовы (признание права собственности в обмен на сохранение принципа территориальной целостности Молдовы при урегулировании Приднестровского конфликта).

КУЛЬТУРНОЕ СЛИЯНИЕ

По мнению некоторых молдавских экспертов, румынскому бизнесу ход в ПМР заказан. Работать с полугосударственным сектором Бухарест не спешит, но продолжает «тихой сапой» готовить условия для долгоиграющего поглощения не отдельных предприятий, а всей Молдовы. Почва для этого активно готовится. Например, посол Румынии в РМ Филип Теодореску вообще поставил под сомнение законность территориальных границ между Румынией и Молдовой. «Мирный договор 1947 года, устанавливающий границы Румынии, является исторической фальсификацией и был подписан по той причине, что Румыния была побежденной и оккупированной страной, — заявил румынский дипломат. — Парижский мирный договор более не имеет юридической силы, и к нему нельзя больше апеллировать с целью юридического закрепления границы между Румынией и Молдавией, которая с советских времен проходит по реке Прут».

Речь идет не о территориальных претензиях Бухареста к Кишиневу. Точнее, не только о них. Непризнание этого договора значит то, что румынские власти не отказываются от объединения с Молдовой и сохраняют определенные нормативные окна, чтобы обосновать этот акт с точки зрения международного права.

В Бухаресте не скрывают, что политика поглощения Молдовы — это долгоиграющая перспектива. Никто не говорит и о силовых действиях. Теперь речь идет о формировании румынского культурного пространства, куда входит сама Румыния, Молдова, часть Одесской и Черновицкой областей, где существуют компактные поселения румын. В Бухаресте верно рассчитали, что рано или поздно Украина и Молдова войдут в ЕС, а в самом Евросоюзе усиливается тенденция регионализации, и в недалеком будущем он может превратиться в содружество не государств, но еврорегионов. По мнению молдавских экспертов, таким образом Румыния рассчитывает объединить свои «исторические земли» при помощи евроинтеграции и активной культурной политики.

В ноябре 2005-го в Кишиневе начала работать мощная румынская радиостанция «Радио «Noroc», которая транслирует свои радиопередачи на всю территорию РМ, включая и Дубоссарский район ПМР.

В 2006 году правительство Румынии потратило на некоторые СМИ и неправительственные организации Молдовы около 1,65 млн. евро. Почти вся румыноязычная молдавская пресса, формирующая общественное мнение РМ, получает финансирование из Бухареста.

В марте нынешнего года министр администрации и внутренних дел Румынии Василе Блага заявил, что «реальное количество молдаван, желающих получить румынское гражданство, составляет около 900 тысяч из-за того, что в существующих 500 тысячах дел есть и семейные заявления». По его словам, «число молдавских граждан, которые перешли молдавско-румынскую границу с 1 января 2007 года, по сравнению с прошлым годом увеличилось на 20%».
По сути, из 4 млн. граждан РМ 1,2 млн. имеют или в ближайшее время получат румынские паспорта. Если эта тенденция сохранится и если сделать поправку на сокращение количества украинцев и русских в Молдове, то к 2015 году в РМ до 85–90% граждан будут иметь двойное гражданство Румынии и Молдовы. И объединение двух румынских стран произойдет просто по факту случившегося.

Но, по мнению экспертов, если использовать корпоративную терминологию, это будет скорее поглощение (хоть и не недружественное), нежели слияние. Молдова экономически слабее своего соседа. Молдавская элита не сможет эффективно конкурировать с политической и экономической элитой Румынии, которая интегрирована в общеевропейскую систему отношений.

В то же время поглощение Румынией РМ создаст новые риски и угрозы для Украины. В Молдове есть ряд замороженных горячих точек, которые могут вспыхнуть при активной румынизации Молдовы. Например, о праве на самоопределение заявит Гагаузия, однозначно против союза Кишинева и Бухареста выступит Приднестровье. До сих пор не урегулированы права украинцев, которые проживают на севере Молдовы. Если уровень их правовой защиты будет приведен к румынскому уровню, это может означать ускоренную ассимиляцию автохтонного населения этой территории. Ответов на эти вызовы у Киева, по всей видимости, пока нет.



Виталий КУЛИК,
директор Центра исследования проблем гражданского общества