НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2021
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Румыния в фашистском легере. Как румынские войска штурмовали Одессу. ЗНАТЬ ПРАВДУ О ВОЙНЕ…

Военное // 14:28, 8 января 2010 // 7160
altВ 2010 году мир будет отмечать 65-летие окончания Второй мировой войны. Казалось бы, о той войне мы знаем если не все, то практически все. Благо в советские времена тема войны была весьма благодатной для исследователей. Мемуарная литература издавалась многотысячными тиражами, чуть ли не каждый год советский кинематограф представлял вниманию кинозрителей новые масштабно-костюмированные постановки.

И тем не менее, в последнее время интерес к теме войны возрождается. Полки в книжных супермаркетах буквально ломятся от военно-исторической литературы. Выходят новые исследования, привлекаются новые источники, в том числе западные. Наши знания о войне расширяются. Военную тему активно эксплуатирует российский кинематограф (правда, о качестве этой продукции мы скромно умолчим…). Определенную роль в возрождении интереса к событиям Второй мировой и Великой Отечественной как ее этапа сыграл и политический заказ. Но среди исторических исследований можно встретить не только апологетические и пафосные труды. Скорее наоборот.

Да, правда о войне нравится не всем. Вполне объяснима болезненная реакция ветеранов, которые демифологизацию истории воспринимают как ее переписывание. Ведь под сомнение ставится то, ради чего они жертвовали своими жизнями и здоровьем. Тем более, что, действительно, наряду со справедливыми оценками встречается и немало чисто конъюнктурных, рассчитанных на сенсацию.

И все же, по моему личному убеждению, чем больше мы знаем о войне, тем ближе мы к пониманию той эпохи, тем явственнее для нас величие подвига наших отцов, дедов и прадедов.
Примечательно, что среди изобилия новой военно-исторической и исторической литературы, появившейся в последнее время, крайне мало исследований, посвященных событиям 1941 года в Молдове и на Юге Украины. Конечно, есть старые добротные исследования советского времени. Появились и некоторые труды, посвященные оккупационной политике Румынии в Бессарабии и Транснистрии. Среди них как работы профессиональных историков, так и работы любителей. Например, много шума наделали книги историка-любителя Александра Черкасова «Оборона Одессы. Страницы правды» и две книги, посвященные периоду румынской оккупации Одессы.
Интерес к теме есть и он немалый. И все же, почему лично я считаю, что мы все же мало знаем и о героической обороне Одессы и о событиях, ей предшествовавших. Совсем недавно, к очередной годовщине начала обороны телевидение прокрутило художественный фильм «Подвиг Одессы». Фильм, если честно, мне не очень нравился и раньше, несмотря на хороших актеров. Однако в данном случае в глаза бросилось нечто другое. Образ главного противника представлен ставшей уже традиционной фигурой немецкого солдата с засученными рукавами и с MP-40 наперевес. И конечно же, советские позиции атаковали тяжелые танки с крестами на башне. Стоп, граждане. Мои родители пережили оккупацию и с детских лет я знал, что Одессу штурмовали румынские части и что Одесская область находилась в румынской зоне оккупации.

Очевидно, создатели фильма в те времена (картина была снята в 1985 году к 40-й годовщине Победы) решили не отходить от стереотипов врага и соблюли известную политкорректность, учитывая тот факт, что Румыния на тот момент еще числилась в социалистическом лагере.
Сегодня потребности в такой политкорректности нет. Но значит ли это что при освещении событий мы окончательно избавились от стереотипов прошлого? Скорее всего нет.
Автор этих строк недавно провел своеобразный эксперимент – решил узнать у коллег и знакомых – знают ли они, кто командовал румынскими войсками, наступавшими на Одессу. Ведь знакомы же нам имена Манштейна и Гудериана, Браухича и Гальдера. Не ответил никто, даже те, кто всерьез интересуются историей войны. Почему так? Ведь сегодня в тех же книжных магазинах, в интернете можно спокойно ознакомиться как с биографиями ведущих немецких военачальников воевавших против Советского Союза и его союзников, так и с многочисленной мемуарной литературой. А о румынских генералах мы не знаем ничего. А ведь они не только штурмовали Одессу, но и принимали участие в боях за Севастополь, в Сталинградской битве, в боях на Кубани. Кое-кто из них успел даже повоевать вместе с советскими войсками после того, как Румыния перешла на сторону союзников.  
Удивляться такому незнанию не приходиться. С одной стороны, срабатывает традиционно пренебрежительное отношение к боевым качествам румынских войск (как впрочем и к солдатам других стран-сателлитов – Италии, Венгрии, Словакии). Мол, чего ждать от этих горе-вояк. Конечно, румынская армия, как и армии других сателлитов Германии играла далеко не ключевую роль в боевых операциях Великой Отечественной. Вместе с тем, потери Румынии на восточном фронте были довольно велики (называется цифра в 480 тыс. человек, для сравнения - в боях на стороне союзников румыны потеряли 170 тысяч).

С другой стороны – румынским генералам повезло меньше, чем их немецким коллегам. Вскоре после окончания войны подавляющее большинство их было репрессировано коммунистическим режимом (кто заслуженно, как организаторы Одесской резни генералы Якобич и Мачич, а кто просто попал под общую гребенку). Уцелели единицы, вроде того же генерала Василе Атанасиу (бывший командующий 3-м армейским корпусом в битве за Одессу, в последующем – командующий 1-й румынской армией, воевавшей против Германии, удостоит ордена Михая Витязула, а также чехословацкого ордена Белого льва, советского ордена Суворова и медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне»). Так что румынским военачальникам было не до мемуаров. К тому же срабатывала уже упомянутая политкорректность.

За последнее время в Румынии вышло немало новых книг, посвященных Второй мировой войне. Многие из них далеки от объективности и призваны реабилитировать участие Румынии в войне на стороне нацистской Германии. В некоторых из них стыдливо умалчивается роль румынской армии в уничтожении еврейского населения на территории Бессарабии и Транснистрии.  Но эти издания в массе своей недоступны читателям, не владеющим румынским языком.

Вместе с тем, картина боев за Молдову и обороны Одессы не может быть полной без привлечения румынских источников. Они позволяют не только взглянуть на боевые действия взглядом «с той стороны», но и понять, почему все произошло так, а не иначе.

Почему советским войскам именно на дунайском участке фронта удалось занять плацдарм на вражеской территории, когда на просторах от Балтики до Карпат Красная Армия отступала?

Почему после этого успешно прошла операция «Мюнхен» и почему Южная Бессарабия была оставлена советскими войсками буквально в течении нескольких дней?

И, наконец, почему, имея пятикратное преимущество в живой силе, многократное преимущество в бронетехнике и авиации, румынские войска более двух месяцев не могли взять Одессу?
Было бы слишком просто объяснять все только тем, что советский солдат был храбр, а румынский – ненадежен. История обороны Одессы изобилует эпизодами жестоких схваток за отдельные высоты и населенные пункты, которые по несколько раз переходили из рук в руки. За одну и ту же битву и советские и румынские солдаты получали ордена и медали. К слову, потери сторон в битве за Одессу в среднем соотносятся 1:2 (советские войска потеряли 41 268 человек (16 578 убитыми и пропавшими, 24 690 ранеными, румынские - 92 545 (17 729 убитыми, 63 345 ранеными, 11 471 пропавшими)).
Безусловно, стойкость и самоотверженность советских солдат сыграла немаловажную роль. Однако, не стоит забывать, что войны выигрываются не только моральной силой войск, но и уровнем их подготовки, техническим преимуществом, опытом военачальников. Сражение под Одессой как раз выявило все недостатки румынской армии, о чем впоследствии в своем приказе отмечал и сам Ион Антонеску.

Приведу только один эпизод. Это, так бы сказать, частность, которая подтверждает однако общую тенденцию.
Хорошо известна история одесского «Ноу-хау» – танка «На испуг!». Понятно, что использование бронированного трактора в боевых действиях произошло не от хорошей жизни. Советские части испытывали крайнюю нужду в танках и бронемашинах. Но и довольно успешное их применение также не было случайным. Все очень просто. Румынские части к началу войны только на 50% были укомплектованы противотанковой артиллерией, в результате чего пехота оказывалась беззащитной даже перед таким суррогатом танка как «НИ».
Столь же серьезные проблемы испытывали и румынские танкисты. Первый танковый полк был создан еще 1 августа 1919 г., в то время, как 2-й танковый полк – через 20 лет, 1 ноября 1939 года. И только в апреле 1941 г. они были объединены в 1-ю моторизованную дивизию. Правда, по своему составу до дивизии это подразделение не дотягивало, поэтому в советских источниках ее, как правило, называют, моторизованной бригадой. Уже упомянутый одесский историк-любитель Александр Черкасов в своей книге «Оборона Одессы. Страницы правды» с удивительной настойчивостью утверждает, что на вооружении румынских частей находились лишь французские танки времен первой мировой войны Reno FT и заявляет: «Вот с такими танками боролись наши бойцы во время обороны Одессы. С военной точки зрения – это были тихоходные и неповоротливые машины, которые с трудом передвигались даже по равнине, а если на их пути возникали пригорки, то их подтягивали на буксире». Оставим на совести автора подобную оценку танка, который в 1917 году считался одной из лучших машин и с успехом использовался вплоть до второй мировой войны.
К моменту начала битвы за Одессу все Reno FT были сведены в отдельный батальон и использовались преимущественно для обучения танкистов и для охраны объектов в тылу. По румынским источникам на вооружении 1-го танкового полка находилось 126 танков R-2 (румынское обозначение для легкого чешского танка Skoda LT VZ 35) а второй полк был укомплектован 75 танками R-35 (Renault R 35). Танки эти относились к классу легких и предназначались для сопровождения пехоты, причем только R-2 имел противотанковое вооружение.

Формально, румынские танки по целому ряду тактико-технических данных уступали советским аналогам. Но можно вспомнить и о том, что имея на вооружении преимущественно легкие танки немецкие войска довольно успешно взламывали оборону как во время французской кампании, так и в первые дни Великой Отечественной. Проблема была в том, что румынские танковые части не имели ни должного опыта, ни должной подготовки, в частности, в вопросе взаимодействия с пехотой, что практически сводило на нет преимущество румынских войск в танках в период битвы за Одессу. Об этом свидетельствует и тот факт, что командующий 1-й моторизованной дивизией Иоан Сион по своему образованию был… артиллеристом. Это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

 Это в итоге и стало одной из причин пирровой победы румынских войск в битве за железнодорожную станцию Карпово 18 августа 1941 года. На поле боя тогда остались 32 танка, погибло 3 офицера. В историю битвы за Одессу этот эпизод вошел под названием «катастрофа под Карпово» (по-румынски - dezastrul de la Karpova). В батальоне 1-й моторизованной дивизии остался только 21 танк. В результате было решено сформировать моторизованное подразделение, а остатки дивизии отправить на реорганизацию и ремонт за Днестр, а генерал Сион временно отстранен от должности.

С другой стороны, известны довольно успешные действия румынских горных стрелков во время боев за Севастополь и на Кавказе, где они себя проявили свои боевые качества.
Хотелось бы еще раз подчеркнуть – автор никоим образом не стремится оправдать румынскую военщину. Просто, преуменьшая потенциал противника, представляя его абсолютно неспособным, жалким, трусливым, мы тем самым преуменьшаем и героизм советских солдат и талант советских военачальников. Под Одессой столкнулись не только две армии. Выдающийся советский полководец генерал Иван Петров противостоял генералам Николаю Чуперкэ и Иосифу Якобич.

Итак, впереди у историков – серьезная по своим объемам работа, огромный пласт неисследованной литературы и источников, которые способны пролить свет как на отдельные эпизоды Великой Отечественной войны, так и на войну в целом. Нам надо изучать историю войны, чтобы знать правду о войне, а правда нам нужна, чтобы никто не мог спекулировать на нашем прошлом, каким бы оно ни было.

Артем Филипенко, Одесса