НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2019
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Ваш вопрос будет рассмотрен...

В мире // 15:45, 15 марта 2008 // 1638
Россия не торопится пока предпринимать шаги, способные сильно изменить ситуацию по косовскому образцу.



Прошедшие 13 марта думские слушания «О состоянии урегулирования конфликтов на территории СНГ и обращениях к РФ о признании независимости Республики Абхазия, Республики Южная Осетия и Приднестровской Молдавской Республики», как и многие подобные слушания, проходившие ранее, не принесли ничего особо нового. Во всяком случае, «косовского эха», ожидавшегося отдельными экспертами, на них не прозвучало. Позиция России по вопросам непризнанных государств осталась, в общем, неизменной: степень поддержки ею непризнанных республик прямо пропорциональна стремлению Молдовы и Грузии выйти из сферы влияния Кремля. Весьма характерно высказывание на этот счет директора Института стран СНГ, депутата Государственной Думы Константина Затулина, заявившего, что если вопрос о проведении правительственных консультаций по поводу признания Абхазии и Южной Осетии пора ставить в повестку дня, то потенциал диалога между молдавской и приднестровской стороной до конца не исчерпан.

Учитывая явное желание Кишинева вести любые переговоры через голову Тирасполя, и не интересуясь его мнением, подобное заявление носит не вполне добросовестный характер. В действительности, речь может идти только о «потенциале диалога» между Москвой и Кишиневом. Последний, в отличие от Тбилиси, действительно занимает по отношению к Москве более гибкую позицию. Правда, эта гибкость лишена реального наполнения и является лишь гибкостью словесной, но московские переговорщики, по-видимому, рассчитывают, что Молдова, находясь в безысходном экономическом положении, рано или поздно примет все российские условия. За сговорчивость ее можно будет вознаградить Приднестровьем.

Это очень старый российский план урегулирования. Год за годом и раз за разом он проваливается, затем, словно птица Феникс, возрождается под новыми именами, снова терпит крах, и снова появляется на свет: под другим именем, с незначительными косметическими изменениями, но неизменный по своей сути.

Несколько решительнее действует Россия в отношении Грузии, что, в свою очередь, объясняется более недружественной грузинской позицией по отношению к ней. Однако и там о признании Южной Осетии или Абхазии речь пока не идет.

По мнению зам.председателя Комитета по международным делам ГД РФ, председателя комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками Алексея Островского (ЛДПР), российские парламентарии полностью поддерживают позицию российского руководства, согласно которой решение всех спорных вопросов должно проходить путем переговоров при соблюдении принципа равенства сторон конфликта. Однако депутаты считают необходимым проработать вопрос об изменении формата отношений с Абхазией, Южной Осетией и Приднестровьем. По словам Островского это может быть «как признание этих республик, так и отказ в признании их независимости, переход к понятию «отложенный статус», либо какой-то иной формат сотрудничества».

Слушания пока не завершились принятием какого-либо документа - проект заявления по проблемам непризнанных республик будет рассмотрен в среду или в пятницу, 19 или 21 марта. Об этом заявил председатель Госдумы Борис Грызлов (ЕР).

Тем не менее, содержание готовящегося документа в целом можно считать известным. Министерству иностранных дел будет предложено открыть российские миссии на территории трёх республик, российским банкам - открыть там свои филиалы, правительству - максимально снять таможенные барьеры на пути товаров, производимых в этих государствах. Все, это, конечно, очень ценно. Но часть из этих предложений уже фактически осуществлена, часть уже очень давно находится в процессе реализации - но, к сожалению, без видимого результата, наконец, часть - потребует времени и принятия целого ряда нормативных документов. Иными словами, заявление едва ли будет иметь для непризнанных республик быстрые по времени позитивные последствия. То, что уже есть - останется, а ничего принципиально нового пока не ожидается.

«Вообще-то мы брали на себя определенные обязательства в рамках СНГ, например, не иметь никаких военных отношений с этими государствами, не развивать с ними экономические отношения и так далее. Но в принципе, если говорить, предположим, об Абхазии, в отношении которой недавно было принято решение о снятии экономических ограничений, в связи с чем был поднят большой пропагандистский шум, я не вижу никаких причин для такого шума. Потому что Россия никогда в реальности эти соглашения не выполняла. Если бы Россия не пускала абхазские мандарины и хурму на свой рынок, Абхазия бы умерла. И если бы наши туристы не ездили туда отдыхать, то чем бы
они зарабатывали на жизнь?»,- сказал по этому поводу директор Института военного и политического анализа, профессор Александр Шаравин.

Что касается приемлемых для России моделей отношений с непризнанными республиками, то, по мнению Шаравина, хорошим примером в этом отношении является Тайвань. «У них есть с двумя десятками государств официальные отношения, но есть еще так называемые экономические, культурные комиссии. Вот у нас в Москве существует представительство Московско-тайбэйской комиссии. Реально это, конечно, посол, хотя формально - нет. Точно такое же представительство существует в Тайбэе. И конечно, все функции по поводу виз, контактов идут через них. В каких сферах мы можем с ними сотрудничать? Прежде всего это культура, наука, экономика, образование. То есть официально мы не можем контактировать с Тайванем на политическом уровне и сотрудничать в военной сфере. Все остальное - пожалуйста, и Китай формально не может нам этого запретить. И почему мы не могли бы так же сотрудничать, скажем, с Абхазией, Южной Осетией, Приднестровьем? Думаю, это могли бы быть совершенно нормальные отношения. Там могли бы быть наши представительства, и не обязательно в статусе посольств. И в этом нет ничего оскорбительного ни для Грузии, ни для Молдовы. И такие шаги были бы, на мой взгляд, совершенно своевременными».

Но есть и другие мнения. Так, первый заместитель председателя думского комитета по международным делам Юлий Квицинский (КПРФ) считает, что введение в отношении непризнанных республик понятия «отложенный статус» ничем не оправдано. Напомнив, что именно такой термин применялся в международном сообществе по отношению к Косово, Квицинский высказал мнение, что копировать его в отношении трех непризнанных республик не стоит. «Нечего тянуть кота за хвост: надо признавать независимость сейчас, дальше это будет сделать сложнее», - считает он.

Но Квицинский пребывает в явном меньшинстве. «На данный момент никто в России не собирается принимать конкретных решений по признанию независимости территорий, отколовшихся от Грузии и Молдовы»,- заявила заместитель председателя Госдумы по делам СНГ Татьяна Москалькова. По ее словам, депутаты собрались, чтобы выработать «ряд последовательных шагов, лишь приближающих принятие подобного решения».


В то время как Молдова, в который уже раз, привычно клянется России в дружбе и заявляет о готовности пойти на любые уступки, лишь бы ей позволили проглотить Приднестровье, Грузия напомнила о своем желании интегрироваться в НАТО. В ответ первый заместитель председателя комитета Госдумы по обороне Игорь Баринов заявил, что Россия должна выработать четкий механизм действий на случай силового решения проблемы.

«Российская Федерация должна четко взвесить все «за» и «против» возможного признания или непризнания непризнанных республик, - заявил Баринов. - Но одно мы должны сделать точно: даже если юридически мы не будем признавать эти республики в ближайшее время, то де-факто мы должны сделать так, чтобы это признание все же состоялось. Чтобы у грузинских властей не было даже мыслей решить территориальную проблему силовым путем. Необходимо понимать, сможет ли наш российский контингент предотвратить вооруженные столкновения, сможет ли он обеспечить свою безопасность и безопасность граждан Российской Федерации, проживающих на территории Южной Осетии и Абхазии, какие силы и средства нам, возможно, потребуется задействовать в экстренном случае для обеспечения наших интересов».

Серьезность ситуации констатировал и член-корреспондент РАН, заведующий отделом Кавказа Института этнологии и антропологии РАН Сергей Арутюнов, по мнению которого конфликт вокруг Абхазии и Южной Осетии - это не конфликт России и Грузии, а конфликт России и США. А руководитель комитета Совета Федерации по делам СНГ Вадим Густов заявил о том, что верхняя палата российского парламента готова признать независимость республик Абхазия и Южная Осетия в случае вступления Грузии в НАТО. «Если сейчас Грузия вступит в НАТО, она вступит как целостная территория (с Абхазией и Южной Осетией). Тогда самолеты НАТО будут летать по всей Грузии, включая Абхазию и Южную Осетию. Тогда Совет федерации будет за признание этих территорий», – сказал он, отметив, что в Совет Федерации пока не приходило обращение от этих непризнанных республик о признании независимости.

Виктор Алкснис, заместитель председателя партии «Народный союз», не входящей в Думу, высказал разочарование результатами думских слушаний. «Гора родила мышь,- заявил он. - Ожидания того, что российским руководством наконец-то будут проявлены политическая мудрость и политическая воля, не сбылись. Весь пар ушел в свисток». «Хотя стоит отметить, что отмена санкций в отношении Абхазии – это позитивный шаг, но это только один шаг из тех десятков шагов, которые к этому времени Россия должна была сделать в отношении непризнанных государств. И поэтому я очень разочарован и расстроен вчерашним мероприятием и его итогами», - сказал он.


А вот взгляд со стороны. По мнению депутата Милли меджлиса (парламент Азербайджана), члена постоянной парламентской комиссии по международным отношениям и межпарламентским связям Асима Моллазаде, обсуждения в Думе являются психологическим давлением как на Грузию и Молдову, так и на международное сообщество. Моллазаде полагает, что дальше Думы этот вопрос не пойдет, и система исполнительной власти не будет предпринимать каких-либо реальных действий: упор делается на психологическое давление. «Я думаю, что скажем так, мы попросту имеем дело с так называемым эффектом Жириновского",- заявил Моллазаде. - В целом, мне кажется, что
поддержка сепаратизма в соседних государствах – это достаточно опасная игра, которая может бумерангом ударить и по самой России, которая, как известно, является федеративным государством, где проживают представители очень многих национальностей, и страна не раз сама страдала от проявлений сепаратизма».


Здесь впрочем, надо заметить, что заявления о возможном «бумеранге сепаратизма», который, якобы, вот-вот ударит по России, представляются откровенно вздорными. Если внимательно вспомнить события последних лет, то после распада СССР никто не проявлял особого желания действительно выйти из состава России, включая, кстати, и мятежную Чечню, которая просто неспособна к самостоятельному существованию. Так что угроза «внутрироссийского сепаратизма» выглядит надуманной.

Иной вопрос, что признание трех республик действительно станет серьезным переломным пунктом, и повлечет за собой множество последствий, просчитать которые достаточно сложно. В результате, чем ближе тот или иной политик стоит к власти, тем осторожнее он высказывается о возможном признании. Характерен в этом отношении пример КПРФ, фракция которой выступила за политическое решение вопроса – то есть, за признание. Такая поддержка, конечно, приятна, но не стоит забывать и о том, что еще совсем недавно ряд видных представителей КПРФ высказывался в прямо противоположном ключе, выступая за возврат Приднестровья в Молдову. Создается впечатление, что многие представители этой партии, будучи «профессиональными оппозиционерами» уже совершенно автоматически, не задумываясь, оппонируют любому решению думского большинства. Так что поддержка нашей независимости - это, конечно, хорошо, но я бы поостерегся слишком доверять столь ненадежным союзникам.

Сергей Ильченко