НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2022
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Горький вкус молдавских куличей

Религия // 14:24, 23 апреля 2009 // 2567
В минувшее воскресенье весь православный мир отмечал светлый праздник Пасхи – Воскресения Христова. С окончанием советского периода все больше жителей бывших республик СССР возвращается к своим религиозным корням, которые остались сегодня практически единственным оплотом сохранения национальной самобытности в дни глобального кризисного безвременья.Однако в некоторых республиках, руководство которых с развалом Союза сломя голову устремилось в погоню за западными ценностями, религиозный фактор используется исключительно в политических целях. Недавние события в Кишиневе привели к тому, что для многих православных молдаван пасхальные куличи отдавали политической "горчинкой".Формированию определенного раздрая в молдавском обществе в том числе способствовали обстоятельства, когда руководство республики в стремлении отстоять "правильные" политические приоритеты решило навести "европейский порядок" в религиозной сфере.

В результате сегодня на территории бедной маленькой Молдавии проповедуют евангелисты, пресвитериане, пятидесятники, адвентисты, Свидетели Иеговы, молокане, баптисты, лютеране, унификационисты, бахаисты, кришнаиты, католики, мусульмане, мессианские иудеи, две общины мармонов и даже южнокорейские протестанты. Не слишком ли много для населения в 4 млн. человек?
Не много. С точки зрения европейской политики. Ведь протолкнули же 11 мая 2008 года в парламенте Молдовы в угоду европейским принципам "свободы и демократии" закон № 125-XVI о культах, в котором не делается различий между тоталитарными, деструктивными, коммерческими, сатанинскими и псевдорелигиозными культами, подводя все их под понятие "свобода вероисповедания". Закон, фактически закрепивший как правовую норму процедуру церковного раскола. По сути, теперь в Молдавии дозволительно засилье сект любого толка, включая даже тех, которые запрещены во всетерпимой Европе. Президент Молдовы В.Воронин даже не рискнул сразу его подписать, и тогда Совет Европы выразил президенту недовольство, мол, "не учитывает господин президент замечания европейских структур".

Под "европейскими структурами" скорей всего имелись ввиду те многочисленные организации, которыми как паутиной обмотали маленькую Молдавию. И теперь эти "маяки" европейской демократии без конца проводят круглые столы и международные форумы, приглашают молдавских политиков, культурных и научных деятелей поучаствовать в диалоге, постоянно говорят о какой-то "Мариборской инициативе" (кстати, вряд ли кто из участников этих столов с молдавской стороны в состоянии объяснить, в чем же суть этой "инициативы"). Как и объяснить смысл завуалированной фразы: "расширение возможностей приграничного сотрудничества в рамках политики регионализма и создания Еврорегионов". А ведь именно так, в частности, заявлено в приглашении к участию в международном научном(!) семинаре в рамках масштабного образовательного проекта BRIDGE (2008-2012), координатором которого является Институт этнических и региональных исследований "ISCOMET".

"ISCOMET" имеет и другое название - "Организация для демократии, защиты прав человека, этнических и религиозных меньшинств Юго-Восточной Европы". Это неправительственная общественная организация, которая имеет консультативный статус в Совете Европы. (Для размышления: какими бы не были ваши благие намерения и велики цели, легко ли создать организацию с консультативным статусом в Совете Европы? Практически невозможно, если только дело не касается политической выгоды!).
Штаб-квартира "ISCOMET" находится в городе Марибор (Словения). Однако у европейского консультанта есть ряд филиалов, в том числе с 2003 года и в Кишиневе под названием "Ассоциация этнических и региональных исследований" (ACER). Чем занимается эта организация? "Продвижением межрелигиозного диалога как средства согласования, разрешения конфликтов и улучшения демократии в Юго-Восточной Европе" – так называются различные мероприятия, которые она организует. Большей частью это, конечно же, встречи с представителями различных малочисленных конфессий (проще говоря, сект). Потому что 96 процентов жителей многонациональной Молдовы - всё же православные христиане. И реальных условий для межрелигиозного конфликта в Молдавии нет, так как эти 96 процентов даже не подозревают о существовании в республике каких-либо конфессий. Знания же о сектах в основном сводятся к представлениям о забавных хороводах кришнаитов.

 Православная вера в течение многих веков объединяла жителей молдавских княжеств независимо от их национальной принадлежности – молдаван, украинцев, русских, цыган, болгар, гагаузов, немцев, румын. И вот, после развала СССР (а не после "обретения независимости", как это принято говорить на демократическом Западе), в Молдове практически "на голом месте" возникает необходимость "диалога в разрешении межрелигиозных конфликтов". "Необходимая" разрешительная работа, что называется, "пошла". Расплодились как грибы после дождя ассоциации, организации и т.д. Университеты, учебные и научные учреждения, культурные центры сплошь увешаны объявлениями об очередных "встрече, диалоге, форуме". Уместно здесь вспомнить нашумевшую историю искусственно созданной и хорошо профинансированной "Бессарабской митрополии". Она показательна с точки зрения доказательства того, что ее возникновение никак не является следствием дискриминации по религиозному признаку. Главным образом она "засветилась" в качестве многократно использовавшегося политического инструмента для создания дестабилизации и нервозности в молодой молдавской республике, и без того имеющей серьезные экономические, политические, даже психологические проблемы.
"Бессарабская митрополия" была "реактивирована" в 1992 году. В те годы в молдавском обществе сильны были "унионистские" (от "униа" - "объединение", имеется в виду объединение Молдавии с Румынией) настроения, причем не только среди отдельных кишиневских политиков. К слову сказать, внутри самой румынской церкви не все приветствовали тогда намерение восстановить "Бессарабскую митрополию", специалисты в области канонического права предупреждали о возможных негативных последствиях, которые приведут не только к обострению с Русской православной церковью, но и "внесут смятение" в души мирян. Но тогда верх взяла "политическая целесообразность". Газеты пестрели восторженными заголовками типа "Россия теряет духовный контроль над Транснистрией!" (Транснистрия переводится буквально как Заднестровье, то есть, если смотреть со стороны Румынии, земли, находящиеся за Днестром). Можно сказать, что восторг был вызван не самим возрождением митрополии, а тем, что хоть как-то досаждали Московии (России). Тогда митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (а ныне патриарх Русской православной церкви) напомнил, что подобное "нарушение принципиального канонического порядка, не допускающего создание одной юрисдикции на территории другой, может привести к нарушению стабильности, мира и чревато противостоянием между верующими и клиром".

Но "за" "Бессарабскую митрополию" начали упорно бороться ПАСЕ, Европейский суд по правам человека, Совет Европы со своими парламентскими ассамблеями и даже госдепартамент США (интересно, сумеет ли хоть один американский конгрессмен ткнуть на карту и сразу показать местоположение Молдовы?). Задействован Интернет, на портале http://lex.justice.md создан специальный сайт ассоциации американских адвокатов с благородной целью "правовой защиты Центральной и Восточной Европы" (куда и попадает географически Молдавия) с отдельным разделом по межрелигиозным правовым вопросам.

Чувствуя такую поддержку мирового сообщества, руководителю "Бессарабской митрополии" епископу Бельцкому Петру (Пэдурару) начало "сносить крышу". Как "экзарх новых румынских земель" с правом создавать приходы за пределами Молдавии, в январе 2005 года он даже подписал указ "о создании благочиния Бессарабской митрополии в Москве" (соответственно, и российская столица попала в разряд "новых румынских земель"). При этом румынский патриарх Феоктист (его прямой начальник) запретил такую деятельность. Но в итоге, при финансовой поддержке западных "правозащитников", на территории Молдовы основаны сто семнадцать общин, три общины на Украине (около ста приходов), по одной в Литве, Латвии, Эстонии. Общины в Латвии и Литве признаны государственной властью и имеют статус юридических лиц (уместен вопрос: и сколько же в католической Прибалтике желающих вернуться в лоно румынской церкви?). Примечательно, что ни одной общины не создано в старой Европе или в "свободных" Соединенных штатах. Как говорится, без комментариев!

В современном молдавском обществе нет исторического деятеля, более почитаемого, чем государь Штефан Великий. Вспоминая его военные подвиги, как-то умалчивают о том, какой огромный вклад внес он в развитие и сохранение православия на молдавских землях: основал множество церквей и монастырей, среди которых жемчужины Добровэц, Воронец, возродил древнейший Зограф; предоставлял в подворья Афону молдавские церкви вместе с их землями и крестьянами, когда после падения в 1453 году Византийской империи турки пытались ликвидировать монастыри Афона. Тем самым он создал в своем княжестве независимые от мусульман очаги развития православной культуры.

А вот современное молдавское правительство тратами на церковь себя не утруждает, в то время как "культурные общества" и заезжие миссионеры активно пропагандируют финансовые перспективы, если приходы перейдут под их патронаж: ремонт старых церквей, постройка новых, убранство церквей, хоры, наконец, зарплата священников (300 евро) и румынское гражданство со свободным передвижением по Европе. Поэтому все чаще находятся "смущенные" в рядах духовенства, ведь им зачастую приходится проводить службу рядом с храмом, потому что купол храма может просто обвалиться. Полуразрушенные храмы с вековой историей стоят на земле только чудом!

Между тем в бюджете Румынии есть статья, непосредственно касающаяся нужд церкви. Из средств этой статьи "попутно" финансируется и "Бессарабская митрополия". Хотя откуда у далеко небогатой Румынии деньги на обеспечение расходов фантомных церковных структур, тем более сейчас в период мирового финансового кризиса? Однако, как показали события в Кишиневе, недостаточно только финансировать. Фантомные церкви оказались не готовы поддержать паству морально и духовно в дни смятения. Повсеместно призывая в свое лоно в мирные дни, они промолчали в трудные. В подобных ситуациях есть, как говориться, другая сторона медали. Католикос-патриарх всея Грузии Илия II благословлял грузинских воинов во время военных действий в Южной Осетии на "восстановление территориальной целостности". При этом, однако, открыто просил помощи Запада: "Нам нужна поддержка Европейского Союза, чтобы вернуть эти территории и восстановить наши границы. Будет чрезвычайно сложно достичь этого без согласованных усилий извне" (из интервью французской газете "Круа"). Он "укреплял дух паствы" и призывал ежедневно молиться о том, чтобы Господь вернул Абхазию и Южную Осетию, и в результате почти полностью разрушен город Цхинвал и убиты сотни мирных жителей. Так грузинская церковь поучаствовала в политике.

Не является секретом и тот факт, что на православную церковь направлена деятельность различных спецслужб, не желающих превращения России в мирового лидера. Американский стратег Бжезинский, консультировавший целую когорту американских президентов, не раз заявлял в интервью, что православная церковь "обладает большой силой и сильно нам мешает". Православная церковь, действительно, - это чуть ли не единственное, что объединяет бывшие братские народы СССР, разделенные теперь политиками на "патриотов" и "непатриотов", на "прозападных" и "провосточных", "пророссийских" и "проамериканских". Можно согласиться, что национальная политика СССР во многом была ошибочна. Она оставила в наследство Нагорный Карабах, Крым, Осетию, Приднестровье. Но никогда не стремилась к разделению людей на враждующие группы по религиозному признаку. И в наши дни нужно обладать необузданной фантазией, чтобы ставить под сомнение роль Русской православной церкви, объединяющей в своем лоне две трети мирового православия и никогда не участвовавшей в "крестовых походах".

Остается только надеяться, что правительство Молдавии осознает важность религиозного фактора для суверенитета страны и восстановления единства нации. Так как "видеть себя западным государством" вовсе не означает отказ от своих национальных и религиозных корней. Иначе молдавскому руководству не завоевать уважения не только у собственного народа, но и у той же Европы, у которой еще много средств для "религиозного контроля" над тем, какую "начинку" кладут молдаване в пасхальные куличи.
                                                                                           
  Ирина Катанина