НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2021
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Тайная война против России

Религия // 12:57, 10 октября 2008 // 2763
"После краха СССР главный враг США - Русская православная церковь". Эти слова принадлежат американскому стратегу Збигневу Бжезинскому, известному своей патологической ненавистью к России. За внешней простотой фразы скрываются глубокий смысл и точные расчеты. На первый взгляд кажется, что в современном обществе, когда свобода вероисповедания закреплена в конституциях многих развитых государств мира, религия не играет такой важной основополагающей роли как в период становления наций и народностей, или, скажем, в средние века. Однако религиозный фактор в мировой политике становится все более и более значительным. Различные международные программы в области религии, в частности в США, возведены в статус национальных проектов и очень хорошо финансируются.

В настоящее время Вашингтон широко и активно поддерживает деятельность самых разнообразных сект на постсоветском пространстве. Это связано с тем, что православная церковь остается чуть ли не единственной ниточкой, связывающей братские народы, веками жившие в дружбе и взаимопомощи. С принятием христианства славянские народы укрепили свои государственные позиции. Под знаменами православия многие народности обрели и сохранили свою самобытность. К примеру, молдаване. Если почитать историю молдавского государства (во всех редакциях – и советских, и современных), то невозможно отрицать, что культура, система национальных ценностей, государственность этой страны во многом сложились под воздействием православия и церкви как общественного института.

Молдова всегда была многонациональной. Наряду с молдаванами, которые составляют около двух третей населения страны, здесь жили и живут украинцы, русские, евреи, цыгане, болгары, гагаузы, немцы. Около пяти процентов населения составляют румыны. Но практически все жители страны (более 96 процентов населения) исповедуют одну религию - православное христианство. Вера в течение многих веков объединяла жителей молдавских княжеств, независимо от их национальной принадлежности. Даже в XIX веке у молдаван все еще широко использовалось выражение «пэмынтень молдовень» ("земляне молдавские"), распространявшееся на всех без исключения православных жителей Молдавского княжества, вне зависимости от их этнической принадлежности.

После войны 1812 года Молдова была фактически разделена между победителями Наполеона. Это не могло не отразиться и на церкви. Бессарабия вошла в состав Российской империи, здесь была создана Кишиневская епархия Русской православной церкви. Одновременно с этим образуется Румынское государство, которому ведущими странами Запада, опасавшимися роста влияния России, отводится роль естественного барьера на пути русской армии в Европу. С помощью английской и австрийской агентуры образованному слою молдавского боярства навязываются «передовые» революционные веяния общественного переустройства. В один из проектов реформ – «Каравунарскую конституцию» – было включено понятие «народного суверенитета». Вопреки древним нормам молдавского права, разделявшим население Молдавии на православных и иноверцев, «Каравунарский проект» приблизился к немецкому пониманию нации: отныне «землянином Молдавии» признавался только молдаванин по рождени (в Германии такое понимание национальности трансформировалось в итоге в фашизм). Большая роль отводится Западом католической церкви, с помощью которой начинает активно распространяться идея "Молдовы как латинского острова в славянском море".

В трудные 20-е годы XX века после вступления румынских войск в Бессарабию основной удар западных стран был направлен именно против православной церкви как единственной объединяющей общество силы. Кишиневская епархия была в одностороннем порядке включена в состав Румынской православной церкви, в 1885 году получившей автокефалию (самоуправление) от Константинополя. Было запрещено богослужение на церковнославянском языке, уничтожалась церковная и летописная литература, запрещались преподавание в приходских школах церковнославянского и русского и службы "русским" святым, а также даже исповедь(!) на других языках, кроме румынского. Начались этнические чистки духовенства.

В целом, политика оккупационных румынских властей в Бессарабии вносила смуту и раскол в среду и священнослужителей, и широких масс верующих, подрывала моральный авторитет церкви, способствовала распространению сектантства и объективно была антиправославной в общем и антироссийской в частности. Все это привело к постепенному, но кардинальному снижению роли православной церкви. Так, в начале XX века православие охватывало около 90 процентов населения, по переписи 1930 года – уже только 71 процент, в то время как католики составляли 8 процентов, протестанты - около 7 процентов. По данным же 1945 года, приверженцы католической церкви составляли более 40(!) процентов верующих, а численность православных сократилась до трети всего населения страны.

Лишь после окончания Второй мировой войны в 1946 году патриарх Румынский Никодим и Патриарх Московский и всея Руси Алексий I наконец смогли добиться канонического обоснования и восстановления юрисдикции Русской православной церкви над Кишиневской епархией.

После обретения Молдовой независимости в 1991 году начался новый этап активной деятельности западных спецслужб по расколу и разобщению народов постсоветского пространства. Одной из важных целей националистической атаки на государства бывшего СССР снова стала православная церковь.

Так, в 1992 году синод Румынской православной церкви возобновил свои притязания на Кишиневскую епархию. Хорошо профинансированная, националистически настроенная и идеологически обработанная группа священников Кишиневской православной церкви провела отдельную "пархиальную ассамблею" и заявила о создании отдельной "Бессарабской митрополии" и о переходе в Румынскую церковь. Во главе новоиспеченной "митрополии" встал епископ Бельцкий, викарий Кишиневской епархии Петр (Пэдурару), получивший хиротонию (посвящение в служение) в августе 1990 года, всего за два года до этого события.

Созданная митрополия не просто несла идеологию раскольничества в ряды церкви и верующих, она являлась специфическим политическим средством. Это подтверждается, например, тем, что прорумынская Христианско-демократическая народная партии Ю.Рошки, стратегической целью которой является провозглашение воссоединения Бессарабии (Молдовы) с Румынией, называет именно "Бессарабскую митрополию" духовным щитом ХДНП. Таким образом, политические цели не только не скрываются, а, напротив, заявляются публично.

Еще одним свидетельством проведения специальной операции Запада по расколу православной церкви в Молдове служит то огромное внимание, которое уделяют европейские и мировые организации к возникшей "религиозной молдавской" проблеме. Молдова – небольшая, даже можно сказать маленькая страна. Однако вопрос "Бессарабской митрополии" неоднократно рассматривался и в Европейском суде по правам человека, и Совете Европы, и в ПАСЕ, широко обсуждался на страницах ведущих европейских газет. Международная организация ISCOMET издала книгу "Религия и демократия в Молдове". В итоге ПАСЕ и госдепартамент США в ультимативной форме потребовали от правительства Молдовы предоставить "Бессарабской митрополии" официальный статус.

Таким образом, западные страны открыто и беззастенчиво используют религиозный фактор для укрепления своих позиций в восточной части Центральной Европы и, соответственно, ослабления политического влияния России в этом регионе. Их не смущает даже очевидная для всех откровенная циничность подобных действий. Влиятельный эксперт ПАСЕ лорд Финсберг так охарактеризовал последние события в Молдавии: "Маленькой группе эклектиков нужно объединение с Румынией. Они выступают за государство Румыния, их финансируют из Румынии. Это провокация".

Ирина Катанина