НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2021
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Молдавский призрак и реалии Приднестровья

Эксперты // 17:15, 3 февраля 2009 // 3269
Призрак бродит по Молдове, призрак пророссийского электората. Все политические силы Молдовы объединились для отлова этого призрака. Отнюдь не для его изгнания, вовсе нет! Для приручения! Все хотят приручить этот загадочный русский дух. Пожалуй, ни одна из молдавских партий, за исключение разве что национал-либералов, не избежала этого поветрия.  

Пророссийские миражи

Дошла очередь и до молдавских коммунистов. В разное время Владимир Воронин занимал разные позиции в отношении России. На прошлых парламентских выборах, к примеру, граждан с российскими паспортами попросту отлавливали на улицах Кишинева, и высылали из Молдовы, не особо разбираясь в том, кто приехал наблюдать за ходом выборов, а кто – просто так. Не забыли в России и срыв Меморандума Козака, и активность молдавской дипломатии в вопросе вывода российских миротворцев, и провокации Молдовы на миротворческих постах….Или забыли? Точнее – сочли несущественными?

По версии московской «Независимой газеты», анонсированные на февраль-март встречи Владимира Воронина с главой МИДа России Сергеем Лавровым и президентом Дмитрием Медведевым говорят о стремлении молдавского президента найти поддержку России и мобилизовать для Партии коммунистов пророссийский электорат. По мнению  «Независимой» это может добавить коммунистам 10-15% голосов на выборах в парламент Молдовы 5 апреля.

Версия «Независимой», как минимум, недостоверна, но как версия и предмет для разговора – интересна. Начнем, правда с оговорки – даже если «Независимая» права, и тема «привлечения пророссийского электората» возникнет в ходе общения Воронина с Лавровым и затем – с Медведевым, ничего еще не решено. Хотя, с другой стороны – на кого России опираться в Молдове? С кем союзничать?

С момента срыва подписания Меморандума Козака, и в особенности – после жестко антироссийских действий предпринятых Кишиневом на выборах 2005 года, в Молдове пытались запустить несколько пророссийских политических проектов. Конечно, официальная Москва всегда выстраивала отношения исключительно с официальным Кишиневом, дипломатия есть дипломатия. Но политические проекты из серии «За Россию!» поддерживали весьма влиятельные и приближенные к власти политические силы.  В их числе – и Patria-Родина, позиционировавшаяся как «партия гастарбайтеров», и попытки создать центр российского влияния в Гагаузии, и попытки модернизации и вывода на новую орбиту «Равноправия» Клименко. Были активны и волонтеры, заявлявшие о своей готовности «пострадать за Россию» - их список велик, и «Друзья России» в исполнении экс-премьера Тарлева лишь замыкают   длинную шеренгу политических фигур разного масштаба и разной степени вменяемости. Не вдаваясь в подробный анализ всех этих многочисленных проектов, ограничусь общим для всех итогом. Крах. Полная несостоятельность и полная неспособность влиять на политическую ситуацию в Молдове. Призрак «пророссийского электората» всякий раз оказывался неуловим, растворяясь в воздухе, как мираж.

 Причины неудач

 
До некоторой степени крах пророссийских проектов объясним и ожесточенным сопротивлением официальных властей Молдовы, всякий раз старавшихся по максимуму отравить жизнь очередному «пророссийскому движению» - и преуспевавшим в этом, и недобросовестностью отдельных исполнителей. Но были и объективные причины – и именно они и сыграли в этих провалах решающую роль. Чтобы понять эти причины вспомним об очевидных вещах: в Приднестровье пророссийские проекты всякий раз оказываются буквально обречены на успех. В самом худшем случае они – как минимум – найдут широкий отклик в обществе. «Россия», «пророссийская позиция», «поддержка России» - все эти слова оказывают на приднестровского избирателя поистине волшебное действие. По большому счету в Приднестровье вообще нет партий, не позиционирующих себя в качестве пророссийских. И общественных организаций, не позиционирующих себя таким образом тоже нет! Единственное исключение – украинские этнические организации, которые по понятной причине не могут ставить пунктом первым в своей программе поддержку России. Но – де-факто – и они занимают в отношении России весьма и весьма теплую и доброжелательную позицию.    

Иной вопрос – Молдова. В качестве иллюстрации приведу в пример последние по времени попытки «Равноправия» организовать пророссийские публичные акции. Итог -  до 50 участников. Притом, что, прорумынские организации, не особо напрягаясь, выводят на улицу от 500 до 1500 своих сторонников. Это – если не напрягаясь. Если немного напрягаются, то выводят и 2, и 3 и 4 тысячи. И более.

Еще разительнее результаты российских выборов, проводимых в Молдове и Приднестровье. Они-то  и расставляют все, уже окончательно, по своим местам. Более 95% граждан России, постоянно проживающих в правобережной Молдове и левобережном Приднестровье, живут именно в Приднестровье – это раз. Политическая, а вернее – электоральная активность этих граждан, процент их явки на российские выборы и готовность преодолевать препятствия на пути к российскому избирательному участку на правом и левом берегу Днестра различаются в разы. Это два. Не надо только в очередной раз напоминать мне, что Бендеры расположены на правом берегу - по своему духу, это, пожалуй, самый «левобережный» в Приднестровье город. Общий итог тот же: никакой базы для пророссийских проектов в Молдове нет.

Здесь мы приходим к довольно очевидному положению, которое, тем не менее, раз за разом ускользает от экспертов, пытающихся понять ситуацию в Молдове. Сам по себе тот факт, что данный гражданин Молдовы является этническим русским, вовсе не гарантирует его пророссийской позиции. Тот факт, что он не знает государственного языка и потому фактически крайне ограничен в своих возможностях в Молдове – тоже ее не гарантирует. И тот факт, что его ближайшие родственники или он сам работают в России и существуют на деньги, получаемые из России, тоже не гарантирует его пророссийской позиции. К тому же, если он сам работает в России, то на молдавских выборах он, по определению, не голосует. И даже гражданин России,  постоянно проживающий в Молдове, вовсе не обязательно настроен пророссийски. Пророссийские настроения порождает многосторонняя включенность в российское общество. Включенность, при которой не только сегодняшнее бытие, но и завтрашние планы напрямую привязаны к России. Таких избирателей в Молдове почти нет, их буквально единицы. Им там просто нечего делать: с такой позицией надо менять либо ее, либо страну проживания, переезжая в Россию. В итоге, за годы молдавской независимости, одни сменили позицию, другие – страну, и, как следствие, все пророссийские проекты в Молдове повисают в воздухе.

Перспективы
   
И все-таки, возможна ли тема «поддержки России» на переговорах с Ворониным? Очевидно, возможна. Позиция России в данном случае прагматична: кроме Воронина всерьез разговаривать в Молдове россиянам просто не с кем. Коммунисты – однозначные победители выборов-2009 и хозяева нового парламента. Да – Молдову не обошел стороной кризис. Да – популярность и компартии, и ее лидера за 8 лет правления значительно упала. Да – многие ими недовольны, и многие голосовали бы за альтернативу им… если бы такая альтернатива была. Но ее нет.    И даже если ПКРМ не получит большинства в парламенте, она легко растащит и раздробит оппозицию, превратив часть ее в своих союзников. Примерно это компартия успешно проделала в парламенте образца 2005 года, спешно подружившись с радикально-прорумынской ХДНП Юрия Рошки. Казалось бы, коммунистам никак не ужиться в союзе с христианскими демократами – но ничего, ужились. Уживутся они и с новыми союзниками.
 
О чем же могут в этой ситуации договариваться Лавров и Воронин (понятно, что встреча с Медведевым, если она будет, лишь закрепит ранее достигнутые договоренности)? Очевидно, что на повестке дня будут два пункта – о взаимной лояльности. Первый: Молдова проводит по меньшей мере нейтрально-доброжелательный, по отношению к России, курс: с повестки дня снимается участие Кишинева в антироссийских акциях на уровне ПАСЕ, уводится в тень вопрос о пребывании в Зоне Безопасности российских миротворцев. Второй: Россия – в лице хотя и не властных, но приближенных к власти структур воздерживается от поддержки политических проектов направленных на ослабление позиций Партии Коммунистов. Разумеется, такие проекты все-таки могут поддерживать разного рода политические маргиналы, но они не обладают серьезным ресурсом, и не способны по-настоящему встревожить молдавские власти.  

В принципе, такая договоренность может быть достигнута – и, более того, скорее всего, будет достигнута. Самым сложным пунктом переговоров станет вопрос об отношении  России к Приднестровью. Понятно, что о прямой сдаче Приднестровья Кишиневу речь не пойдет – такие потрясения не нужны никому. Но при этом, с одной стороны, Кишинев будет настаивать на максимальном ограничении фактической самостоятельности Приднестровья и максимальной привязке его к Молдове – и будет просить содействия России в этом вопросе. Что же касается российской позиции, то она, во многом, будет зависеть от того, насколько хорошо или плохо  будет выглядеть наша республика в глазах Москвы. И дело тут не в пресловутой «пророссийской позиции». В пророссийских настроениях Приднестровья не усомнится ни один вменяемый эксперт, а все попытки Кишинева представить Приднестровье «антироссийским» регионом (как раз в последнее время было предпринято несколько таких пиар-акций) неизменно терпят крах. Дело в другом: в способности Приднестровья существовать самостоятельно, без российских дотаций и гуманитарной помощи. В нашей экономической состоятельности, в  готовности нашей власти в условиях кризиса удержать ситуацию под контролем и создать условия, при которых у людей будет работа и зарплата, а не разводить руками, констатируя наступление гуманитарной катастрофы. По сути, в феврале-марте на повестку дня в очередной раз будет поставлен вопрос о будущем нашей республики: о том, достаточно ли мы состоятельны и компетентны, чтобы Россия и впредь считала нас серьезным игроком.

Безусловно, в нашу пользу  говорит тот факт, что «пророссийский электорат» в Молдове оказался полной химерой – и в Москве это уже, по-видимому, осознали.  Однако одного этого недостаточно. Мы, в свою очередь, должны доказать, свою реальность. Прежде всего – в экономическом плане.

 
Сергей Ильченко