/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Грязные игры Приднестровских спецслужб! ВИДЕО

Политика
//
13:50, 27 февраля 2012
//
1965

Вашему вниманию предлагается печатная версия уникальной видеопрограммы, в которой завербованный сотрудниками МГБ ПМР под угрозой расправы молодой человек рассказывает о том, как в антюфеевский период приднестровскими спецслужбами ломались человеческие судьбы, и велась антиконституционная деятельность. В частности проводились "грязные" спецоперации в отношении депутата, лидера НДП "ПРОРЫВ!" Дмитрия Соина, кандидатов в президенты и тоже депутатов: Анатолия Каминского и Евгения Шевчука. Видео интересно тем, что в нем называются конкретные фамилии выполнявших грязную работу "гэбэшников", в том числе действующих в качестве преподавателей под "крышей" приднестровского госуниверситета. Так же называются суммы, выделявшиеся лично Антюфеевым на "черный пиар" в отношении сторонников перемен в Приднестровье. Подлоги, дезинформация, провокации в отношении несовершеннолетних детей оппозиционеров, угрозы и шантаж были стилем работы Антюфеева и его фактически криминального окружения в погонах. Читайте и делайте свои выводы!


Дмитрий Соин. Я приветствую вас, уважаемые приднестровцы. Сегодня у меня не совсем обычный повод, чтобы обратится к вам.  Причиной к нему послужило появление в моей общественной приемной молодого человека Олега Семукова, члена молодежной организации, который рассказал мне о том, как в период избирательной кампании под руководством спецслужб ПМР в отношении меня и ряда других кандидатов в президенты и одновременно депутатов Верховного Совета органы госбезопасности осуществляли противоправные действия с  использованием форм и методов оперативной работы, которые находятся за пределами конституционного поля. Молодой человек пообщался со мной, просто потому что у него наболело,  и он не мог это все более скрывать внутри себя. Олег Семуков выразил желание записать с нашим корреспондентом соответствующее интервью, которое сейчас  будет предложено вашему вниманию. В интервью названы фамилии конкретных должностных лиц МГБ и сотрудников, которые собирали компромат, прослушивали телефоны, организовывали грязные клеветнические кампании, пытались даже воздействовать на моих детей с целью моей компрометации. Речь идет о 14 летнем сыне, по заданию сотрудников МГБ его должны были напоить алкоголем и зафиксировать это на видео, чтобы потом разместить в Интернете и показать, что вот, дескать, Соин плохой отец. Я считаю, конечно, что это все находится по ту сторону добра и зла. Со своей стороны я хочу заверить господ  Антюфеева, Бордоряна, Кошеру, Стручкова,  Борзова, Дорню и целый ряд других фигурантов этого скандала в том, что мною будет направленно соответствующее обращение в Прокуратуру с требованием привлечь их к ответственности. Я, так же  буду делать депутатский запрос по данным фактам, и   никто не останется безнаказанным, потому что я считаю, что общество должно защищать себя от таких проявлений. А сейчас я предлагаю вашему вниманию диалог двух молодых людей.
Ольга Иевлева. Здравствуйте! Если можно представьтесь и расскажите, что послужило причиной вашего визита в общественную приемную депутата Верховного Совета Дмитрия Юрьевича Соина?
Олег Семуков. Здравствуйте! Меня зовут Семуков Олег Олегович, и я являюсь членом правления организации «Молодежь нового поколения». Причиной  моего визита к депутату Верховного Совета Дмитрию Юрьевичу Соину, явилось то, что до недавнего времени я считал свое государство демократичным, но после того, как определенные силовые ведомства и структуры стали показывать свое истинное лицо, по крайне мере для меня, я не смог больше мириться с этим и решил обсудить этот вопрос именно с Дмитрием Юрьевичем.
Ольга Иевлева. В чем конкретно это проявилось ?
Олег Семуков. Это сначала проявилось в  следующей ситуации:  в период землятресения и цунами наша организация решила провести акцию в поддержку Японии. В результате нам позвонили и предложили встретиться с представителями госадминистрации г.Тирасполя. Но на самом деле это оказались два сотрудника госбезопасности. Хотя одного из них я видел у себя в институте, в качестве преподавателя. Это были Дорня Александр Сергеевич и Борзов Максим Николаевич.
Ольга Иевлева. Что эти люди хотели от вас?
Олег Семуков. Эти люди забрали нас практически с пар и предложили сесть к ним машину,  причем мы ясно понимали с Виталиком Дохаловым, что не можем отказать  им иначе к нам будут применены какие-то силовые меры. Мы сели в машину, было очень неуютно  и куда-то поехали. Мы думали, нас вывезут, в какой либо  подвал, но нет. Мы очень удивились, когда нас привезли к воротам ПГУ (Приднестровского Государственного Университета) и перед автомобилем МГБ они услужливо  распахнулись. Машина въехала на территорию и нас провели в  очень мрачную, темную, душную коморку, в общежитии №7,  с единственным окном. Напротив нас сели два сотрудника министерства госбезопасности достали сигареты и закурили, а  затем они уже стали говорить чего хотят. То есть они взяли двух молодых студентов первокурсников, которые пытались заняться общественной деятельностью и стали очень настырно вербовать. Причем если бы мы отказались от сотрудничества с ними, то они  давали нам понять, что будут проблемы с учебой, нас исключат из университета, заберут в армию и там они то же до нас доберутся. Звучали угрозы и в адрес родственников. Они прямо говорили, что  и у родственников могут начаться проблемы, если они работают где – либо в госструктурах. Не знаю, как Виталик Дохалов, но я точно согласился сотрудничать  с эмгэбэшниками, потому что  боялся за себя и свою семью.
Ольга Иевлева. А какие конкретно мероприятия были направлены против,  «ПРОРЫВа!» и депутата Верховного Совета Соина Дмитрия Юрьевича?
Олег Семуков. В один из осенних дней мы с Виталиком Дохаловым  встретились в парке «Победы». Затем подъехала машина, за рулем которой сидел сотрудник МГБ Борзов, Виталик сел в эту машину,  и они уехали. Несколько часов их не было, но я его дождался. В результате Виталик привез с собой из МГБ три с половиной тысячи долларов США, причем именно в долларах США это все было. Он сказал, что эти деньги выделил лично Антюфеев, известный  нам бывший министр госбезопасности, якобы из личных средств на борьбу с Соиным. Первая акция по заданию МГБ называлась «Уйди в отрыв. Напиши письмо Дмитрию Соину».
Ольга Иевлева. Это тот Дохалов, который говорил, о том, что палатки  и ваша деятельность производятся только на основании ваших личных средств?
Олег Семуков. Да, вы правильно поняли,  это он. И все, что вы тогда видели (в октябре-ноябре 2011 года) это было куплено  из средств выделенных Антюфеевым. И палатка, и все другие атрибуты, и реклама, и флаги пошиты из средств которые выделялись министерством госбезопасности. Причем расписки, которые должны были остаться у Антюфеева, может где-то еще и есть за эти суммы денег.  Сотрудники МГБ поручили нам собирать письма в адрес Дмитрия Соина, причем 10 дней стоять. Обещали что никаких проблем не будет и сказали, что университет под давлением госбезопасности закроет глаза на пропуски. Но в результате мы простояли 20 дней, а я фактически оказался на грани исключения и был вынужден взять академ отпуск. Но гораздо тяжелее было осознавать то,  что государственная структура, которая не должна предвзято относится к выборам, тут же снабжает тебя деньгами, причем в долларах  и ставит задачу компрометировать депутатов и кандидатов в президенты. К примеру, Соин Дмитрий Юрьевич. Мы 20 дней потратили на то, чтобы дискредитировать его по всем фронтам, собирать различные гадости и выказывать это в прессе. На самом деле люди очень часто  положительно отзывались о Дмитрии Соине. Но нам сказали, что письма в которых будет позитивное или нейтральное к нему отношение, необходимо убрать и оставить только малое количество очень агрессивно направленных писем в адрес Дмитрия Юрьевича, что мы фактически и сделали. Чтобы скомпрометировать Дмитрия Соина к нам  зачастую привозили и делегации. К примеру, со съезда ОСТК приехал автобус и привез целую группу людей, которые целый день по шаблону заполняли письма в адрес Дмитрия Юрьевича только отрицательно характера. Также «Народный Союз» не плохо поучаствовал в этом. Администрация президента Смирнова также нас посещала, причем на служебных машинах. Подъезжали и оставляли похабные скажем так письма в адрес Дмитрия Юрьевича Соина.
Ольга Иевлева.  На вашем сайте «Соину нет» были опубликованы фотографии сына Дмитрия Юрьевича, расскажите, пожалуйста, подробней об этом.
Олег Семуков. Это сайт не наш (сайт создан МГБ ПМР), но фотографии действительно наши. Это фотографии того, как Валентин Дмитриевич, сын Дмитрия Юрьевича, пришел в палатку дабы убедиться в том, что письма пишут простые граждане. Но он видел очень часто,  что это происходит не так, а письма просто фабрикуются. Фотографии Валика были сделаны, когда он написал письмо в адрес отца, он подбадривал его и был уверен в том, что они выиграют. Но все те же Борзов, Дорня, Стручков, предложили надавить на Дмитрия Юрьевича  через его несовершеннолетнего сына. Причем именно Стручкову и Дорне пришла идея  напоить алкоголем Валентина, снять это на видео и выложить в Интернет, дабы дискредитировать депутата и кандидата в президенты.
Ольга Иевлева. Но вы патриотическая молодежь, как восприняли это? Неужели для вас это являлось нормой и вы не попытались противостоять?
Олег Семуков.  Я считаю, что нужно разделять  патриотизм и идиотизм. То, что я наблюдал, зачастую было идиотизмом, потому что люди делали некоторые вещи не осознавая того, что фактически государству они вредят. Никакие решения не обсуждались просто сотрудники МГБ говорили, что так нужно делать иначе будут проблемы.
Ольга Иевлева. Вы перечисляете ряд фамилий сотрудников МГБ. Вы не могли бы по подробней  на них остановиться.
Олег Семуков. Ну как я уже говорил, нами руководил Дорня, - преподаватель ПГУ, Института истории государства и права. Он работал со мной. Просил меня  делать вещи, которые явно не укладываются в мое сознание и никоем образом не совпадают с моими принципами. К примеру, написать список знакомых мне ребят из «ПРОРЫВа!»  дабы оказывать на них давление, вплоть до исключения из университета. Был там и Борзов, который работал с Виталиком Дохаловым и был посредником между ним и другими высшими чинами МГБ, такими как Антюфеев, Бордорян и Кошеру (их фамилии Борзов постоянно называл Дохалову). Они являлись руководителями Дорни и Борзова.  Дохалов действительно не раз встречался с Антюфеевым. Тот со слов Виталика Дохалова, это я знаю точно,  даже пообещал ему учебу в Академии ФСБ РФ за заслуги после выборов.
Ольга Иевлева. В случае победы Смирнова?
Олег Семуков. Естественно. Но за тем Виталик сказал, что из недавнего разговора с Антюфеевым он узнал, что даже если Игорь Николаевич не выиграет, то он все равно уже показал себя с хорошей стороны и Антюфеев Академию ему обеспечит. Видимо за то, что он сдавал ребят эмгэбэшникам.
Ольга Иевлева. Скажите, пожалуйста, по кому еще из депутатов кроме Дмитрия Юрьевича Соина вы работали,  за кем производилась, может быть слежка, оказывалось какое-то давление, прослушивали телефоны, возможно, что то Вам известно?
Олег Семуков. Я бы хотел сказать, что не только по депутатам нас заставляли работать. В процессе выборов президента ПМР, так же мы работали и против Евгения Шевчука, и против Анатолия Каминского. Мы посещали их встречи, задавали им неудобные (подготовленные в МГБ) вопросы, пытались срывать мероприятия, что и было во время тираспольской встречи с избирателями у Каминского и в Парканах у Шевчука. Мы просто дискредитировали их, чтобы они потеряли доверие пришедших на встречу с ними избирателей. Задавали кандидатам провокационные вопросы, пускали шепот по толпе избирателей, которые пришли к ним на встречу, просто чтобы они их больше не слушали. Касательно телефонных разговоров, то  мне доподлинно известно, что телефон Дмитрия Юрьевича Соина действительно был на прослушке. Я сам слышал эти записи и об этом говорили сотрудники МГБ. Что меня удивило  так это то, что он, являясь депутатом Верховного Совета и кандидатом в президенты незаконно прослушивался и в отношении него и членов его семьи велась оперативная работа. Самое странное прослушивались и наши телефоны, к примеру, Виталика Дохалова и мой личный мобильный телефон.
Ольга Иевлева. Не являетесь ли вы двойными агентами  ….
Олег Семуков. Это недоверие понять можно. Это наверное шизофрения у нашего министерства госбезопасности. Сейчас же Виталий Дохалов шантажирует меня (переданной ему сотрудниками ГБ), какой-то там аудиозаписью, чтобы я ушел с поста члена  правления своей организации.
Ольга Иевлева. Придя к Дмитрию Юрьевичу Соину, Вы открыли множество новых фактов. Скажите, вы убежденны до сих пор в правоте своего  выбора?
Олег Семуков.  Да, конечно, я очень долго думал над своим поступком, но понял, что наше общество должно измениться. В нем нет места для темных игр спецслужб,  когда первокурсника студента запугивают  на территории того же университета и преподаватель, который по идее должен из него воспитать человека заставляет его работать на спецслужбу. Мы видим как, тот же офицер МГБ Дорня, прикрываясь преподавательской деятельностью, вербует студентов, заставляет доносить на своих же одногрупников и преподавателей, подставлять учителей предлагая им взятки  и затем рассказывать об этом, чтобы затем у министерства госбезопасности появились рычаги воздействия на этих людей. Это все недостойно чести офицера. Это недостойно нормального, развитого общества. Грязные игры происходят повсеместно и много студентов, я уверен, были так же задействованы, как и я.  Я бы хотел попросить их всех не бояться и рассказать об этом открыто. Потому что время перемен пришло и нам пора меняться. Нельзя допускать, чтобы такие люди, как Антюфеев, Бордорян, Кашеру, Борзов, Дорня и прочие портили нам жизнь.  Ведь их брали на работу в госорганы для того, чтобы охранять государство, а никоим образом не ломать судьбы людей.
Материал подготовлен ИА «Лента ПМР»

comments powered by HyperComments
Разное


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×