НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2019
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Михаил Формузал: Гагаузия – стабильно пророссийский регион

Эксперты // 17:35, 3 января 2008 // 2792
С Башканом (Главой) Гагаузской автономии Михаилом Формузалом беседует главный редактор газеты «РУССКИЙ ПРОРЫВ!» Роман Коноплев.


Информационная справка:
ФОРМУЗАЛ Михаил. Глава (Башкан) автономно-территориального образования Гагаузия (Гагауз Ери) Родился 7 ноября 1959 г. в селе Бешгез района Чадыр-Лунга Республики Молдова в многодетной крестьянской семье.
С 1966 по 1977 гг. обучался в средней школе села Бешгез.
В 1977 году был призван на службу в Военно-морской флот.
В 1979 году поступил в Высшее военное командно-артиллерийское училище имени М.В.Фрунзе города Одессы, Украина.
В 1983 году окончил Военное училище и до 1994 года служил в действующей армии на различных командных должностях. Командовал гвардейским артиллерийским дивизионом и в ноябре 1994 уволен в запас по выслуге лет.
В 1995 году поступил и в 1998 году окончил Академию государственного управления при Президенте Республики Молдова.
В 1995 году был избран заместителем примара, а в 1999 году – примаром города Чадыр-Лунга.
В 2003 году повторно избран примаром города Чадыр-Лунга. По результатам выборов 17 декабря 2006 г. избран Главой автономно-территориального образования Гагаузия (Гагауз Ери). Женат. Отец троих детей.



alt- Господин Формузал, 17 декабря – годовщина Вашей победы на выборах главы гагаузской автономии. Как Вы оцениваете результаты проделанной за этот сложный год работы на посту Главы автономии? Что удалось, что нет?


Прошедший год действительно был для нас очень сложным. Предыдущая команда оставила нам крайне несбалансированный бюджет, пустые расчётные счета Исполкома, десятки миллионов долгов и 20-миллионный кредит, взятый под 17% годовых с обязательством погашения начиная с апреля месяца (разумеется, средства на погашение кредита в бюджете заложены не были). Не буду делать утвердительных заявлений, но ощущение такое, что этот кредит рассматривался командой предыдущего Башкана в качестве некоей бомбы, предназначенной для подрыва всех начинаний новой власти. Георгий Дмитриевич даже вплоть до апреля отказывался покидать резиденцию Башкана в Комрате, видимо, теша себя надеждой на смещение избранного Башкана и организацией досрочных выборов.

Ещё одним «ударом под дых» для экономики Гагаузии стала невиданная засуха, лишившая нас урожая. Тем не менее, несмотря на все эти сложности, новой команде удалось обеспечить в Гагаузии общественно-политическую стабильность. В течение всего года своевременно выплачивалась заработная плата, мы осуществили десятки социальных проектов по газификации и ремонту дошкольных и образовательных учреждений, ремонту дорог. Итоги сельскохозяйственного года обнадёживают. Вспаханных и засеянных под озимую пшеницу земель на 10 тысяч гектаров больше чем в прошлом благоприятном году. Мы даже изыскали возможность предоставления для наших сельхозлидеров налоговых послаблений. Наша команда не взяла за весь год ни одного лея кредита. Это произошло впервые за всю историю Гагаузии.

Во внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности год был довольно удачным. Мы открыли представительства Гагаузии в Украине, Канаде, Башкирии. Со многими регионами зарубежных стран, в том числе Российской Федерации, Польши и Белоруссии были заключены Соглашения о сотрудничестве. Сейчас готовится подписание аналогичных Соглашений с Правительством Ставропольского Края и Администрацией Брянской Области Российской Федерации.
Было заключено довольно много Протоколов о намерениях с крупными иностранными инвесторами, которые должны начать свою деятельность в Гагаузии уже в следующем году. Речь идёт о нескольких десятках миллионов евро инвестиций, о нескольких тысячах новых высокооплачиваемых рабочих мест.
Разумеется, мы находимся только в начале наших намерений, по этому, многое ещё предстоит сделать. Оглядываясь назад и оценивая проделанную работу могу уверенно заявить, что всё несделанное нами, будет осуществлено в будущем.

- Как бы Вы охарактеризовали сегодняшние отношения Комрата и Кишинёва? Чего не хватает этим отношениям?

Сегодняшние отношения заметно отличаются от тех отношений, что были в начале нашей работы. Центральным властям после выплеснутых эмоций в период предвыборной кампании, стоило немалых усилий вести с нами диалог. Как Башкан, в первый же день исполнения своих обязанностей я чётко заявил, что настроен на открытый диалог с Центром, что готов к тесному сотрудничеству с Кишинёвом. Вместе с тем я дал понять, что не намерен по примеру моего предшественника молчать там, где речь идёт об интересах Гагаузии. Наша прагматичность и хладнокровность принесли свои плоды. Наладились тесные взаимоотношения с Премьер-министром, совершил рабочий визит в Гагаузию и Марианн Лупу. С Президентом я тоже регулярно общаюсь и должен признать, что год назад такие встречи мне трудно было бы представить. В течение всего года мы умели находить тонкую грань между отстаиванием интересов автономии и началом конфликта.

Говоря о том, чего не хватает нашим взаимоотношениям с Центром… Если проанализировать историю взаимоотношений руководства автономии с официальным Кишинёвом, то можно сделать интересные наблюдения. Время, когда Гагаузии оказывалось наибольшее доверие, оказывалось периодом общественно-политической стабильности экономического роста нашего общества. Когда же Кишинёвом вдруг овладевала мания недоверия, когда предпринимались попытки поставить у руля автономии непопулярную среди гагаузов, но лояльную по отношению к центру политическую фигуру, то такие моменты приводили к обострению ситуации и к радикализации гагаузского общества. В этом смысле, главное чего не хватает нам – это уверенности друг в друге.

- В Гагаузии, по некоторым данным, добывают нефть. Отвечает ли сегодня эксплуатация этих природных ресурсов в полной мере интересам Гагаузии? Получает ли автономия какие-либо доходы от использования этих ресурсов? Не страдает ли экология?

В Гагаузии нефть не добывается. Есть Комратский нефтеперерабатывающий завод, который перерабатывает нефть, добываемую на месторождении Валены. Работа завода соответствует всем экологическим нормам.

- Как, на Ваш взгляд, обстоят дела с защитой прав национальных меньшинств в сегодняшней Молдове и Гагаузкой автономии, в частности? В должной ли мере защищены сегодня гагаузы как нация от растворения и рассеянья по другим странам? Как обстоят дела в Молдове и самой Гагаузии с образованием гагаузов на родном языке? Сохранится ли Гагаузия, народ, язык? Не растворится ли она, не затеряется ли среди других этнических групп?

С одной стороны, законодательство Республики Молдова защищает права национальных меньшинств. Действует Бюро Межэтнических Отношений, осуществляют свою деятельность многие зарубежные этнические диаспоры, проводятся «дни национальных культур». Однако, надо понимать, что жизнь «национального меньшинства» не должна исчерпываться только чтением стихов, к примеру, Пушкина в центральном парке на день рождения великого поэта, это не только национальные ярмарки, приуроченные к национальным праздникам. Если малочисленные этнические общины некоторых европейских или азиатских народов могут этим ограничиться, то такие крупные этнические группы молдавского общества, как русские, украинцы, Гагаузы и Болгары должны ставить перед собой более существенные задачи. Здесь речь идёт уже о развитии языка, открытии библиотек, принципиальным становится вопрос об адекватном представительстве в органах власти, в отдельных случаях и о возможности получить образование на родном языке. По многим этим параметрам существуют проблемы.

В Гагаузии, несмотря на все сложности, созданы равные условия для всех национальностей. Согласно нашему Уложению, на территории автономии действуют 3 официальных языка: гагаузский, молдавский и русский. Языком межнационального общения стал русский язык, которым владеют 100% населения. У нас также довольно активно действуют несколько зарубежных диаспор.

Что касается вопроса исчезновения гагаузской нации. Такая участь уже постигла многих гагаузов, живущих за рубежом. Теперь они уже не гагаузы, а румыны, болгары, греки гагаузского происхождения. Разумеется, мы понимаем, что похожая угроза однажды может настигнуть и гагаузское население Республики Молдова. Да, законодательство даёт нам возможность самоуправления. Однако, даже если закрыть глаза на проблемы выполнения этого закона, нам приходится очень трудно. У нас нет внешней «большой родины», как у русских или болгар. Наша единственная родина здесь, где мы живём. Но эта родина не выделяет нам ни одного лея на изучения родного языка, не издаются книги по истории нашего народа. Быть услышанными в своей же стране порой бывает очень трудно.

Конечно, я не могу утверждать, что Правительство абсолютно бездействует и ничего не предпринимает. В этом направлении определённые усилия молдавского руководства конечно же есть. Важно только, чтобы эти усилия предпринимались не для одобрительных оценок европейского или международного сообщества, а для самих граждан Республики Молдова.

- Какое будущее, на Ваш взгляд, ожидает Гагаузию и ее народ лет эдак через 50?

Какое будущее ожидает Гагаузию, я уж точно не знаю, но могу сказать, каким бы я его хотел видеть. Прежде всего, Гагаузия должна быть частью независимой, демократической, нейтральной и суверенной Молдовы. Без этих условий невозможно будет добиться устойчивого развития экономики и высокого уровня жизни населения. Автономия должна быть сильной, должна обеспечивать все необходимые условия для развития своих жителей. Уверен, что гагаузский народ будет играть одну из главных ролей в жизни молдавского государства. На данном этапе для достижения этих целей у нас есть всё необходимое: трудолюбивый и целеустремлённый народ, профессиональные управленческие кадры, чётко разработанная стратегия действий и, наверное, главное, - огромная воля к работе и желание добиться изменений.

- Как Вы оцениваете степень гагаузского участия в общегосударственных делах Молдовы? В достаточной ли степени представлены гагаузы и представители других национальностей во властных коридорах Кишинева? В какую сторону движется сегодня молдавская элита – в сторону дальнейшего формирования моноэтнического государства или все же имеются позитивные тенденции?

Отчасти мы уже затрагивали эту тему. Необходимо признать, что на сегодняшний день «нетитульные» национальности на общегосударственные дела Республики Молдова не имеют почти никакого влияния. В проведении внутренней и внешней политики их голос мало что определяет. Это в том числе касается и гагаузов. Я ещё в начале года выступил с инициативой разработки специальной образовательной программы, которая могла бы проходить под патронажем самого Президента. Суть программы заключалась в том, что выпускники Кишинёвских ВУЗов, которые родом из Гагаузии, трудоустраивались бы во все Министерства, Правительственные учреждения и департаменты на самые рядовые должности. Имея условия карьерного роста, гагаузская молодёжь в перспективе могла бы не только обеспечить адекватное представительство нашего народа во властных структурах, но и оказывать влияние на государственную политику. К сожалению, моя инициатива пока не получила поддержки.

Дабы не быть голословными, мы первыми продемонстрировали Кишинёву пример того, как адекватное представительство в органах власти способствует интеграции и сплочённости общества. Из 20 членов Исполкома Гагаузии, четверо являются представители молдавской национальности. Все они занимают одни из ключевых мест: это УВД Гагаузии, Управление Юстиции, Управление Финансов и Управление Здравоохранения. Отмечу при этом, что численность молдаван в Гагаузии составляет всего 5%. Кроме этого, мы обеспечили и пропорциональное территориальное представительство. Ни один из трёх районов автономии не может пожаловаться на отсутствие внимание к нему.

С другой стороны, кто сможет назвать мне хотя бы одного молдавского министра из Гагаузии?


- В какую сторону устремлен взор гагаузов сегодня? На Восток или Запад? В случае вхождения Молдовы в состав Румынии, какую судьбу предпочтут гагаузы - оказаться в Евросоюзе или добиваться более тесных отношений с Россией?

Гагаузы, будучи очень малочисленным народом, не могут позволить себе так категорично подходить к выбору «друзей» и «недругов».
Есть ряд государств, доброе отношение к которым предопределены историей и это никогда не изменится. Прежде всего, это Россия и Турция. С Россией у Гагаузии всегда были дружные и тёплые отношения. Интерес, внимание и поддержку со стороны России мы ощущаем и сегодня. Дружественное отношение к России для гагаузов – это аксиома, это – константа.

Также много для нас означает и Турция, которая как никто другой помогала нашему народу в годы становления автономии. То, что сегодня существует АТО Гагаузия, большая заслуга Республики Турция.
С другой стороны, огромную пользу может принести и приносит сотрудничество со странами Европейского Союза. Это, прежде всего, вопросы экономического сотрудничества, инвестиций, социальных проектов. С помощью европейского сообщества мы можем поднимать и такие вопросы, как оказание поддержки для сохранения и развития нашего народа.

Относительно возможной потери Молдовой своего суверенитета. Уверен, что наш народ не захочет становиться составной частью другого государства. Однако развитие тесных отношений Гагаузии с Россией и Турцией, как бы ни развивались события, будет в любом случае.

alt


- Как Вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию с правами человека в Молдове? Отвечают ли они общеевропейским и международным правовым нормам в области защиты прав личности?

С правами человека у нас не всё в порядке. Это настолько очевидно, что в этом признаются даже высшие должностные лица Молдовы, включая Президента Владимира Воронина. Наше национальное законодательство в этой области довольно хорошего уровня, хотя и ведётся работа по его усовершенствованию, приведению к европейским стандартам. Но, опять же, главным стимулом для государства в данной ситуации должно быть стремление обеспечить защиту собственных граждан, но никак не рекомендации чиновников ЕС.

Для улучшения ситуации с правами человека в Молдове решающую роль может сыграть рост гражданской активности самого населения, осознание ими своих прав и твёрдое намерение отстаивать их до конца. В этом смысле, рост числа проигранных дел в ЕСПЧ говорит не только о том, что с правами человека в Молдове плохо, но и о том, что население может изменить эту ситуацию.


- 17 декабря – это не только годовщина выборов Главы автономии. Ровно год как в тюремных застенках Молдовы томится Ваш соотечественник - Иван Георгиевич Бургуджи. Пожалуй, сегодня это самый известный представитель вашего народа за пределами самой Гагаузии. О нем больше, чем о ком-либо другом наслышаны в России, Европе и США. Как Вы можете прокомментировать действия властей Молдовы в отношении Бургуджи? Что скрывается за политическим преследованием Бургуджи, который в тюрьме уже окончательно превратился в инвалида? Кто и когда должен понести ответственность за этот произвол? Когда, на Ваш взгляд, Бургужди наконец окажется на свободе?

Действия молдавских властей я могу прокомментировать только одним образом: это ничем не объяснимое, бессмысленное насилие над человеком и над здравым смыслом. Говорить о невиновности Ивана Бургуджи даже не считаю нужным, это абсолютно очевидно не только его защитникам, но и обвинителям. Это стопроцентное политическое уголовное преследование. Кто и каких целей добивается, держа Бургуджи в заключении? Мести за его неизменные взгляды? Попытки сломить его в наказание другим? Если это так, то ни одной цели за последний год достигнуто не было и не будет. Напротив, Молдавское руководство дало ещё один повод международному сообществу упрекнуть себя в несоблюдении прав человека. Кроме этого, чудовищный приговор Бургуджи радикализирует гагаузское общество.
В течение этого года я успел переговорить со всеми иностранными послами, добивался содействия со стороны ОБСЕ, всячески, как мог, поддерживал Ивана Георгиевича. Дважды я навещал его: накануне вынесения приговора и на следующий день после проведённой операции. Движение «Единая Гагаузия» оказывает юридическую помощь и информационную помощь. Очень жаль, но на сегодняшний день эффективных рычагов воздействия на молдавскую судебную систему кроме как ЕСПЧ нет.

- Все большее количество граждан Молдовы вступает в румынское гражданство. Президент Румынии Бэсеску приветствует сегодня вступление в гражданство своей страны граждан Молдовы любых национальностей, в том числе и русских, и гагаузов, и болгар. На Ваш взгляд, не ставит ли данная тенденция под вопрос факт сохранения Молдовы как государства?

Это действительно болезненный вопрос для нашего общества. Если говорить о причинах этого явления, то я уверен, что оно не имеет никакой «идейной» подоплёки. Большинство наших граждан воспринимают приобретение румынского паспорта вовсе не как «восстановление румынского подданства», а всего лишь как шанс преодолеть границы Евросоюза в поисках заработка. Если бы молдавские граждане так же легко могли получить гражданство Польши, Германии или Португалии, то огромные очереди за получением паспортов были бы уже возле посольств этих государств. Таким образом, вопрос сводится лишь к низкому уровню жизни населения республики. По этому в качестве угрозы сохранения Молдовы как государства я бы рассматривал именно это обстоятельство.


- Каково ваше отношение к так называемому «плану Белковского», который со временем международные политики окрестили как «План Белковского - Бэсеску», предполагающий мирный раздел Молдовы с вхождением Бессарабии в состав Румынии и Евросоюза и предоставлением независимости Гагаузии и Приднестровью?

На мой взгляд, главная ценность известной статьи г-на Белковского состоит в том, что она может и должна служить для молдавского руководства неким наглядным пособием, объясняющим, что может произойти с Республикой Молдова, если Правительство не предпримет действенных мер по предотвращению некоторых существующих тенденций.


- Как Вы относитесь к ситуации, сложившейся в сербском крае Косово, который некогда являлся православной колыбелью Сербии. Считаете ли Вы проблему Косово и методы ее решения носящими прецедентный характер в отношении конфликтов на постсоветском пространстве.

Очевидно, что переговорный процесс по Косово, ожидания и прогнозы, связанные с этим, переплетаются с переговорами по статусу Приднестровья, Абхазии, Нагорного Карабаха и других замороженных конфликтов. Моя позиция по всем этим вопросам одинакова: международные организации не должны выносить решения о чьей-либо независимости. Международное сообщество должно знать и соблюдать чёткие пределы своего участия в урегулировании этих конфликтов. Международные организации должны понимать, в каких моментах они могут оказывать посредническую помощь, предоставлять независимых экспертов и т. д., и где начинаются внутренние дела государства или двух конфликтующих сторон. Такие чёткие критерии должны быть выработаны. При этом, важной составляющей таких критериев должна быть универсальность. Нельзя в одном случае применять одни принципы, а в другом – иные.

- Чем является Россия для Вас и для гагаузского народа? Сохранится ли русский язык в Гагаузии? Чего ждет Гагаузия от России?

У нашего народа были сложные исторические перипетия, судьба нас сводила с разными народами. Но с русским народом нас связывает всё самое хорошее. Прежде всего, мы благодарны России за те земли, на которых мы по сей день проживаем, за образование, которое получило большинство нашего народа.

Во всей Республике Молдова самые благоприятные условия для развития русского языка созданы именно в Гагаузии. Только у нас весь документооборот между органами власти автономии ведётся на русском языке. Только в Гагаузии 100% населения владеют русским языком. Абсолютно во всех наших школах преподавание ведётся на русском языке. Можно привести ещё массу примеров, доказывающих, что русский язык в Гагаузии находится в самых лучших условиях по сравнению с остальной территорией Молдовы.

Будучи стабильно «пророссийским» регионом, Гагаузия естественно рассчитывает на укрепление своих отношений с Российской Федерацией, на развитие экономических, социальных и гуманитарных связей. Главные ожидания и надежды касаются, конечно, прихода крупных российских инвестиций в наш регион, тем более, что для их вложения созданы очень хорошие условия.

С сожалением должен признать, что Гагаузия испытывает определённый недостаток внимания к себе и к своим проблемам со стороны России. Жители автономии, искренне и преданно любя Россию, ожидают от неё большей взаимности.


- Сегодня многие правительственные чиновники категорически выступают за вывод российских миротворцев из зоны молдо-приднестровского конфликта, называя российских солдат «оккупационной армией». Приднестровцы, наоборот, призывают россиян сохранить и укрепить военное присутствие России на берегах Днестра. Кем, на ваш взгляд, являются российские солдаты на берегах Днестра – миротворцами или оккупантами?

Российские солдаты не могут быть оккупантами. Они ни на кого не нападали, ничего не оккупировали. Напротив, благодаря их участию были предотвращены многочисленные жертвы среди мирного населения. За истекшие 15 лет в подведомственной российским миротворцам зоне не было ни одной вспышки насилия. Это красноречивый показатель, дающий ответ на поставленный вопрос. Хочу напомнить, что похожую роль тогда ещё советские военные сыграли и в отношении Гагаузии. Своевременный ввод на территорию Гагаузии войск Болградской дивизии помог остудить многие «горячие головы» и предотвратил многочисленные жертвы среди населения. Народ Гагаузии до сих пор помнит об этом и у нас никогда не повернётся язык подобным оскорбительным образом назвать российских миротворцев.

Когда некоторые молдавские политические деятели допускают высказывания, в которых называют российских военных оккупантами, они обозначают факт присутствия в Приднестровье российских войск в качестве решающего в вопросе урегулирования приднестровского конфликта. Но я бы не стал преувеличивать роль российских военных в «торможении» переговорного процесса. Куда важней открытость и готовность к честному и равноправному диалогу самих договаривающихся сторон.


- На земле существует множество народов, не имеющих своей государственности. Достаточно упомянуть курдов. Гагаузия имеет сегодня автономный статус. Хватает ли его для реализации в полном объеме интересов гагаузского народа, или Ваш народ будет мечтать о своей собственной полноценной государственности?

Это право народа. Главной задачей является сохранение, развитие и преумножение (в буквальном смысле) гагаузского народа, его языка и культуры. Достаточно ли для этого статуса автономии? Можно ответить положительно, но с некоторыми оговорками. Во – первых, требуется приведение в соответствие Закона «Об особом правовом статусе Гагаузии» с Конституцией страны. Кроме этого, необходимо принятие базового договора «О разграничении полномочий» между Руководством Гагаузии и центральными органами власти, аналогичного действующему договору между Москвой и Казанью. Отмечу, что над разработкой такого документа мы уже работаем. Во-вторых, - самое важное, - необходимо чёткое и неукоснительное выполнение обеими сторонами этих законодательных актов.

К сожалению, в наших отношениях с Кишинёвом до сих пор присутствуют сложности. Действия центральных властей часто диктуются той самой навязчивой боязнью потерять южный регион. Но то, что мы, гагаузы, сами позволяем ущемлять наши автономные права, закреплённые, напомню, законом, никаких оправданий или объяснений иметь не может. Мы сами не использовали все возможности, которые предоставляет нам Закон «Об особом правовом статусе». Народное Собрание Гагаузии практически не выступает с законодательными инициативами, не ведёт почти никакой работы с Парламентом Республики Молдова. Ещё раз повторю, у нас достаточно вопросов к Кишинёву, но оправдывать этим своё положение, мы не должны.