НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2020
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Стоит ли Украине бояться пяти пунктов президента Медведева?

Эксперты // 12:16, 8 сентября 2008 // 3181


31 августа в интервью трем телеканалам - "Первый канал", "Россия" и НТВ - президент ДмитрийМедведев озвучил пять принципов внешней политики России. Первым было обозначено признание Россией первенства основныхпринципов международного права. Вторым – политика, направленная на поддержание многополярности мира. «Однополярность - неприемлема. Доминирование - недопустимо. Мы не можем принять такое мироустройство, в котором все решения принимаются одной страной, даже такой серьезной и авторитетной, как Соединенные Штаты Америки», - заявил Медведев.

Третья позиция - отказ от конфликтов и развитие дружеских отношений с другими странами мира. Четвертая - объявление «безусловным приоритетом» защиты жизни и достоинства граждан России по всему миру, а также защита российского бизнеса за границей. Пятый пункт из названного Дмитрием Медведевым – приоритетность развития дружеских отношений с теми странами, которые находятся в регионах «привилегированных интересов» России, в первую очередь в пограничных с ней.

Эти «регионы привилегированных интересов» и вызвали озабоченность у президента Украины Виктора Ющенко. «Скажу откровенно: нас беспокоит недавнее введение в обращение Президентом России понятия регионов привилегированных интересов Российской Федерации. Конечно, мы не воспринимаем ту информационную кампанию, которая не является дружественной по отношению к Украине. Думаю, это не соответствует духу наших добрососедских отношений», - заявил он.

В свою очередь, глава МИД Украины Владимир Огрызко в интервью немецкой газете Frankfurter Allgemeine Zeitung 5 сентября, обвинил российские власти в тайной раздаче российских паспортов жителям Крыма. «Генеральное консульство России в Симферополе выдает паспорта Российской Федерации украинским гражданам. Мы попросили российскую сторону, чтобы она проинформировала нас об их количестве, но не получили ответа, – сказал Огрызко. - Мы примем меры для того, чтобы это пресечь. Наша Конституция запрещает двойное гражданство». Огрызко также назвал «настоящей проблемой» заявление Медведева о то, что в число приоритетов российской политики входит защита жизни и достоинства граждан России за рубежом. «Обычно в кризисные периоды граждане просто возвращаются к себе домой», - заявил Огрызко, добавив, что для Украины неприемлемо, когда аргумент защиты граждан превращается в обоснование военной интервенции.

Как видим, налицо проблема в отношениях между Украиной и Россией. Попробуем разобраться в ее сути.


От права к понятиям

«Пять пунктов президента Медведева», формально вполне корректные и изобилующие ссылками на международное право, в действительности отражают крах международно-правовой системы. Не повторяя сейчас ставших уже ходульными обвинений в адрес США, действительно добивших сложившееся после войны международное право, замечу, что и сама система, опиравшаяся на ООН, была далеко не безупречна. Система была выстроена для балансирования в биполярном мире, она не раз давала серьезные сбои, она разрасталась и совершенствовалась, становясь все более сложной, и, как следствие, все более специализированной и все менее готовой к серьезным переменам. Наконец, она просто повисла без опоры в воздухе после распада СССР – и рухнула под собственной тяжестью. Иного и быть не могло: система, в основу которой было положено биполярное противостояние, которая, по сути, и была выстроена с единственной целью: придать этому противостоянию приемлемые формы, которая питалась энергией этого противостояния – такая система просто не могла уцелеть в его отсутствие. По сути, США, начав разрушение старой международно-правовой системы, просто сильно пнули прогнивший сарай, который легко и рухнул. Будь система международного права крепка, обладай она той прочностью и авторитетом, какой был у нее в 60-80 годах прошлого века – всей мощи Соединенных Штатов не хватило бы для ее разрушения.

Таким образом, упреки в адрес СШАв том, что именно они своими действиями: в Ираке, в Югославии, в Афганистане и снова в Ираке разрушили систему международного права, несколько преувеличены. Максимум, о чем можно говорить, так это об эвтаназии, совершенной США по отношению к одряхлевшему и смертельно больному мироустройству. Зато США можно упрекнуть в том, что, добив старую систему международного права, они не дают ей упокоиться с миром,ссылаясь, когда им это выгодно, на нормы, которые сами с легкостью преступали – когда им выгодно было их не замечать. Впрочем, и в этом они не одиноки.

Так илииначе, но системы международного права, основы которой были заложены в Ялте и модернизированы, а точнее гуманизированы, спущены с высоты межгосударственных интересов на уровень интересов отдельных людей в Хельсинки - этой системы больше нет. Особо сожалеть о ней не стоит – мир изменился, и система ушла, в общем-то, естественным путем. Она просто не была пригодна для новых условий и, в силу своей неповоротливости, не была способна к эволюции. Новая система, взамен ушедшей, формируется на наших глазах, но пока находится на самой начальной стадии своего создания. Идет осмысление и понимание нового устройства мира, новых задач, и новых вызовов. Отношения России и Украины как раз и находятся в стадии такого осмысления. Если угодно - в стадии выработки основных понятий о новых элементах отношений, которые, в будущем, должны сложиться в новую систему права. Но до этого, повторяю, еще далеко.


О наших, вашихи ваших наших.

Проблема двойного гражданства – новая проблема для обеих стран. Впрочем, и обе страны в своей нынешней конфигурации – тоже новые. Чтобы понять суть конфликта обратимся к истории вопроса. Двойноегражданство всегда было сложной проблемой для юристов. В Старой Европе- до эпохи ЕС, а в особенности – до Второй Мировой войны, его наличие рассматривалось в лучшем случае, как юридический казус или как полузаконное, почти мошенническоедействие. В ряде случаев законодательство стран прямо запрещало их гражданам иметь двойное гражданство. Кстати, во многих странах, даже допускающих на практике наличие двойного гражданства, такие законы не отменены. К примеру, в США до сих пор не отменены иммиграционные законы 1894 и 1906 годов, запрещающие американским гражданам пребывать в иностранном гражданстве. Иной вопрос, что о них не вспоминают - действующая юридическая практика разрешает американскому гражданину состоять в гражданстве другой страны, а также сохранять прежнее гражданство при натурализации. Но при этом, Соединенные Штаты не заключали соглашений о двойном гражданстве ни с одним государством мира. Иными словами, гражданином какой бы страны ни состоял гражданин США,американские власти рассматривают его только как своего гражданина, отказываясь входить в особенности его положения.

Немало подобных противоречий, двойных толкований и малопонятных в практическом плане законов есть и в странах ЕС. Ирландия Турция и Греция признают двойное гражданство, Австрия, Норвегия, Швеция и Франция – нет, в Германии необходимо выполнить особые условия, в Голландии и Италии эта проблема законодательно не разработана вовсе. Это первый, поверхностный взгляд – но везде, независимо от законов, есть люди, у которых в кармане лежат паспорта двух и более стран. Иными словами, практика внутри стран определяется интересами граждан, которые, когда им это надо, прекрасно находят способы обходить запреты, а международнойправовой базы, регулирующей все нюансы института двойного гражданства, не было, и нет. Тезис о том, что гражданин, имеющий двойное гражданство, несет обязанности перед каждым государством в отдельности, либо делит их согласно межгосударственному договору, которого сплошь и рядом просто не существует, скорее затуманивает ситуацию, чем проясняет ее. Остается, таким образом, только практика.

Обращаясь же к практике, мы видим, что отношение к двойному гражданству зависит от желания государства расшириться, либо самоизолироваться, от уверенности властей в том, что их государство привлекательно – или непривлекательно для его граждан и для потенциальных иммигрантов. Меняется политика и оценка ситуации – меняется и отношение к двойному гражданству. В той Европе с появлением ЕС – и под влиянием институтов Европейского Союза, заинтересованных в дополнительных инструментах для его цементирования - отношение к двойному гражданству за последние 15 лет сильно изменилось. Появился целый ряд документов ЕС, защищающих права граждан с двойным гражданством. С другой стороны, поскольку двойное гражданство часто используетсядля ухода от налогов, в ЕС стремятся не допускать получения «второго» гражданства стран, пользующихся репутацией «налогового рая». Словом и в практике царит изрядная неразбериха. Что касается претендентов на второе гражданство, тоих стремление, как правило, диктуется чисто практическими соображениями: возможностью трудоустройства, учебы, получения виз, удобного налогообложения – словом, желаниемиспользовать в одних случаях преимущества, даваемые одним паспортом, в других – другим.

В СНГ ситуация усугубляется еще и последствиями распада СССР, которые будут ощущаться очень долго. В начале 90-х годов, Россия сначала энергично выступалаза введение двойного гражданства на постсоветском пространстве. Идея прошла стадии увлечения ей,охлаждения, и нового «потепления». Большинство соседей по СНГ встретили ее настороженно, опасаясь появления мощных рычагов российского влияния. Впрочем, опасения эти сильно преувеличены – тот факт, что у человека лежит в кармане российский паспорт еще не означает отрицания им суверенитета страны пребывания.


Что в Крыму?

А теперь посмотрим, что происходит в Украине. Насколько широко российское консульство в Крыму выдает паспорта российской федерации украинским гражданам? Прямых данных нет, но учтем нынешнюю практику получения российского гражданства, в том числе и претендентами, проживающими в Украине. Учтем отсутствие видимых причин для возникновения ажиотажного спроса на получениегражданства России и общую инерционность этой процедуры. Учтем, наконец, динамику последних заявлений украинского МИДа и президентского окружения. Учтя все это, можно смело предположить, что Владимир Огрызко в своем что заявление несколько драматизирует ситуацию, пытаясь протащить версию «Россия в Крыму готовит вариант массовой паспортизации, осуществленный ранее в Абхазии и в Южной Осетии». Но, не говоря уже о том, что подобные акции явно не попадают в тон официальной российской политики, возникает вопрос: с чего бы украинцам именно сейчас так массово выстраиваться в очередь за гражданством России?

Итак, массовой раздачи гражданства нет. Консульство в основном выдает паспорта взамен истекших. В том числе и гражданам, имеющим одновременно и украинское гражданство – с точки зрения российских законов это не противозаконно, а уж как Украина будет строить отношения со своими гражданами – это ее дело. Большинство этих граждан получило российское гражданство много лет назад. Зачем они сделали это, живя в Украине? Паспорт гражданина России вкупе со статусом гражданина, постоянно проживающего за границей, никаких особых льгот не дает – разве что возможность приезжать в Россию и трудоустраиваться там, ну и еще учиться – однако паспорт гражданина Украины дает практически те же возможности!

Отчего же получали граждане Украины российские паспорта? Причина, очевидно, одна – недоверие к украинским властям. Что можно сделать, чтобы приостановить этот процесс, раз уж он так волнует украинскую сторону? Очевидно, выяснить – вот прямо так, списком – каковы были побудительные мотивы получения паспорта. Исследовать проблему можно, было бы желание – но только никто пока за такие исследования что-то не брался. Понятно, что в Крыму живет некоторое количество членов семей офицеров ЧФ, часть из которых вполне могла получить два паспорта, просто потому, что, с одной стороны, они имели право на паспорт Украины, с другой – паспорт России, что называется, сам шел им в руки. Но учитывая размеры ЧФ, число таких граждан не может быть столь уж велико.

Возникают три вопроса. Первый: а был ли мальчик? Является ли количество граждан обладающих (с точки зрения России – вполне законно, а с точки зрения Украины – незаконно),гражданством обоих стран критически большим? Второй: если их действительно много, то что побудило их на такой шаг, каков, в порядке убывания, перечень причин? Третий - почему большое количество таких двойных граждан вызывает такую тревогу МИДа Украины: чем оно грозит, кроме формального нарушения закона о едином гражданстве? Тем более, что как мы уже говорили, повсеместное нарушение таких законов – общемировая практика.


Государствоили регион?

Простая логика показывает, что попытки провести аналогии между Абхазией и Южной Осетией с одной стороны и Крымом – с другой, спроецировав на него грузинский сценарий, носят явно искусственный характер. Ну некого России в Крыму признавать и не с кем союзничать. Нет в Крыму таких структур, которые могли бы организовать противостояние центральным властям Украины и обратиться за помощью к России. Писк разного рода карликовых организаций, не представляющих никого, кроме своих руководителей, вообще не в счет. Наконец, в Крыму нет перспектив возникновения серьезного вооруженного противостояния. Иной вопрос, что идею о том, будто в Крыму Россия планирует сделать то же, что и в Абхазиис Южной Осетией усиленно пиарят. Ее пиарят и в Украине, и в России, и в Европе, и в разобиженной на Россию Грузии. О том, что пиар это управляется фактически из одного центра, планирующего столкнуть Россию и Украину в искусственном военном конфликте, я уже писал. Весьма прискорбно, что такое учреждение как МИД Украины оказалось вовлечено в такую кампании.Печально, что, негодуя по поводу большого числа двойных российско-украинских граждан, МИД Украины ни слова не говорит о том, что он занимается анализом причин, побудивших их к такому шагу. Подобную реакцию едва ли можно назвать реакцией государства, сознающего свое достоинство, свою ответственность, свою силу и свои реальные возможности. Она вызывает в памяти худшие эпизоды советских времен, когда безнадежно проигравший Западу идеологическую и пропагандистскую войну, но еще не распавшийся СССР не выпускал за границу своих граждан, опасаясь, что те, насмотревшись западного изобилия, попросту разбегутся. Опасения эти были не столько обоснованы чем-то реальным, сколько порождены комплексом неполноценности, который элиты СССР испытывали перед Западом. В конце концов Западу эти самые элиты СССР и сдали. Сдали глупо, бездарно и позорно, превратив великую страну в сумму «регионов» и «территорий». Очень похоже на то, что сходными комплексами неполноценности, одновременно и перед Западом и перед Россией, страдает сегодня некоторая часть украинских элит.

И вот тут уместно вспомнить опасения президента Виктора Ющенко. Напомню, он был встревожен пятым пунктом, из числа перечисленных Дмитрием Медведевым, а именно, понятием регионов привилегированных интересов России, к которым, в частности, отнесены пограничные с ней области. Уместна ли тревога?

Очевидно, уместна. Очевидно, что некоторая аналогия с событиями в Грузии тут все же есть – только не совсем такая, как ее рисуют сторонники втягивания Украины в противостояние с Россией.

С первых дней своего независимого существования Грузию сотрясали внутренние распри. Ни один из грузинских президентов не ушел с поста «по хорошему», уступив место своему преемнику. Грузия оказалась не в состоянии разрешить свои внутренние противоречия и после вооруженных конфликтов в Абхазии и Южной Осетии фактически распалась на составные части. Процесс «склеивания» длился долго – и не давал результатов по той же причине – Грузия оказалась не в состоянии вести себя как государство. Грузия была и остается регионом, территорией где оперируют разного рода авантюристы, руководствующиеся своими личными амбициями. Последний такой авантюрист, Михаил Саакашвили, возведенный в президентский дворец в результате государственного переворота, решил развязать войну, целью которой было уничтожение осетинского населения Южной Осетии. Дальнейшее известно и много раз обсуждалось. Я же хочу обратить внимание вот на что: Россия многие годы пыталась говоритьс Грузией как с государством. И только убедившись, что это невозможно, обошлась с ней сурово – как с территорией.

Разумеется, Украина – государство. В отличие от Грузии, никогда, по большому счету, полноценным государством и не бывшей - речь, понятное дело, идет о новейшейгрузинской истории. Но жесточайшие внутренние распри и огромные проблемы с выработкой последовательного курса, как во внешней, так и во внутренней политике, в Украине налицо. Между тем, как показывает опыт Грузии, это и является шагом к утрате государственной самостоятельности. Именно это, а не интриги иностранных консульств раздающих паспорта гражданам Украины – вот, кстати, а почему МИД Украины не волнует ситуация с широкой раздачей в приграничных с Румынией областях Украины румынских паспортов? Не усматривает ли в этом украинский МИД какой-нибудь угрозы, и если нет – то почему?

Из всего сказанного следуют минимум три вывода.Первый: мировые правила игры изменились. Они стали жестче, старое международное право ушло, но при этом нельзя сказать, что в международных отношениях царит полныйбеспредел. Это вовсе не так – существующую ситуацию правильнее было бы назвать торжеством неполиткорректного рационализма.Второй: хочешь, чтобы с тобой обращались как с государством – веди себя как государство, последовательно и ответственно. Не можешь – в тебе будут видеть территорию, регион, зону привилегированных интересов – но не государство. Наконец, третий, прямо следующий из двух первых.Несмотря на очень непростую обстановку в мире в целом и вокруг Украины в частности, как с Востока, так и с Запада, несмотря на непростые отношения с соседями, опасности для целостности, государственности, благополучия Украины исходят, прежде всего, из нее самой. По сравнению с этими опасностями, все внешние – не более чем бледные тени. «Пятый пункт» президента Медведева предлагает государствам, граничащим с Россией дружбу и сотрудничества. Ну, а территории…Территории Россия действительно берет под свою опеку, делая акцент на защите жизни и достоинства граждан России, а также защите российского бизнеса за границей. Это естественно и логично. Будучи несомненным региональным лидером, Россия остро ощущает свою ответственность за происходящее и стремиться поддерживать мир и спокойствиев непосредственной близости от своих границ.


Сергей Ильченко