НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2020
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Президент Воронин - последнее доказательство бессилия

Эксперты // 09:11, 4 сентября 2008 // 4918

Власти Молдовы попали в тупик. События на Кавказе и последующие за ними признание Россией Южной Осетии и Абхазии независимыми государствами вызвали естественную реакцию большинства стран и ведущихмеждународных организаций. И не важно, какой позиции они придерживаются, чье право отстаивают и чью сторону поддерживают. Важно, что они посчитали молчание постыдным, а нейтралитет относительно проблем будущего мироустройства опасным равнодушием.

Молчит лишь официальный Кишинев. Здесь надо бы объясниться. Так уж нас приучили коммунисты, что мнение официального Кишинева – это всегда мнение Воронина. Ну, еще иногда мнение парламента. Но никогда еще за весь «новый красный период» Молдовы не показывало своего мнения правительство. А тут вдруг оно вышло на люди по острейшему и серьезнейшему для сегодняшней Молдовы внешнеполитическому вопросу. И еще. Мнение правительства – это мнение только госпожи Гречанной и ее заместителей или всех членов правительства? Если так, то, следовательно, было обсуждение проблемы или, в крайнем случае, все члены правительства поставили под «грузинским документом» свои подписи? И еще не все. Все ли члены правительства согласны были с текстом? Без ответов на эти и другие вопросы, скажем так, технического и организационногосвойства есть право на вывод, что Воронин спрятался под «мнением правительства», а правительство послушно подставило себя под практически неизбежный в будущем удар. Если Россия опятьстратегический партнер Молдовы и России опять предлагают воронинские умники пристальнее присмотреться к предстоящим выборам в РМ и к участию в них Приднестровья, то кабинету Гричанной возможно придется еще ответить за свою позицию.

Итак, Кишинев молчит. Почему – понятно. Что он сегодня ни скажи о причинах войны, о ее последствиях для Грузии, России и двух вступивших на путь признания республик – все обернется плохо. Поддержать Москву? Нет, опасно, чревато, нет-нет… Выступить на стороне тех, кто призывает унять «русских оккупантов» и желает счастливого плавания в Черном море натовским кораблям? Даже если и приснится такой выбор, то и сна хватит, чтобы утонуть в холодном поту.

Президент Молдовы Воронин в панике. И пусть он не жует предметы мужского туалета, как делал это его грузинский коллега,но Воронина все-таки придется отнести к политическим «пожирателям галстуков», поскольку он нервно ждет решения судьбы Молдовы извне, как это делал во время августовской бойни Саакашвили, когда ждал какого-то важного телефонного разговора и жевал. Кстати сказать, теперь встречи «без галстуков», которые иной раз устраивают политики для демонстрации доверительных отношений друг с другом, придется переименовывать, поскольку теперь, после Саакашвили, они будут нехорошо двусмысленны и будут прежде всего означать встречи истеричных, никчемных и уже завершающих свои карьеры деятелей.

Паника официального Кишинева обнаружилась не только в его молчании (это вовсе не позиция – прислониться бочком или осторожно щечкой к позиции Евросоюза, мол, а мы как они; страна, имеющая у себя территориальную проблему, не должна позволять себе едва заметных движений и едва слышных слов). Воронин выступил с обращением к нации по случаю очередной годовщины со дня провозглашения независимости Молдовы, и между слов и строк его текста проступало нежелание сказать о главном. Он увлекся пустыми словами, смысл которых умещается в забытые было лозунги «верной дорогой идем, товарищи», «никто нас не заставит свернуть с выбранного пути» и «жить становится лучше и веселее» и вообще «nopasaran».

Сказал молдавский лидер и о европейском выборе его страны, и о стратегическом партнерстве ее с Россией. Ну, с выбором все понятно и давно: Воронин подтвердил, что вместо строительства молдавского коммунизма его ПКРМ предлагает населению РМ бороться за европейские ценности, которые даже лучше коммунизма, но которые без партии коммунистов ни в жизнь в Молдове не построить. А вот с Россией что? Что это за такое партнерство, да еще и стратегическое, в котором поведение одного партнера - Молдова вызывает только вопросы и не дает никаких ответов. Воронину недосуг в праздничной речи объяснять совместную молдо-российскую стратегию. А сможет ли он это сделать - без торжественных эпитетов и в спокойных деловых тонах назвать хоть одну стратегическую цель, которая бесспорна для Кишинева и Москвы и которая обеим сторонам под силу? Если молдавские коммунисты во главе в Вороным назовут совместную и неустанную борьбу Кишинева и Москвы за территориальную целостность Молдовы, то они … А знаете, не будем их награждать характеристиками. Коммунисты – они и есть коммунисты. Это же их манера: нет ответа на вопрос – они заговаривают о вечном, надувают щеки, указывая «верную дорогу», и убеждают, что каждый должен заниматься своим делом. В мире других коммунистов не было. Воронин со своей ПКРМ – это, хотелось бы надеяться, последнее доказательство того, что проект под названием «коммунисты у власти» вреден . В условияхМолдовы он еще и губителен – бедные и издерганные избиратели голосуют, естественно, за напористых и активных. Коммунисты, обладающие такими качествами, потом, как показала практика, быстро обычно превращаются в политических наглецов, и страна не замечает, как оказывается у пропасти.

Россия – этот «стратегический партнер Молдовы», в отличие от Воронина ответила на вопросы о своих взглядах, отчасти сформированных после войны на Кавказе, отчасти подтвержденных войной, которые касаются приднестровской тематики. Посол РФ в Молдове Валерий Кузьмин в ходе своей пресс-конференции произнес давно не употребляемую по поводу приднестровского урегулирования фразу о «горячих головах» и о новых требованиях времени «их остудить». Подизнай, кому она предназначалась?Возможно, обеим сторонам конфликта. Возможно, только одной. Воронин столько раз говорил о решении приднестровского вопроса «исключительно мирным путем» и «исключительно за столом переговоров» и столько раз подтверждал отсутствие желания вести переговоры, но зато раз за разом подтверждал переиграть (читай, победить) Тирасполь, что невольно возникают подозрения. Мало того, каждый его неуспех неизменно завершался жесткими мероприятиями «по принуждению к сговорчивости» - то новыми таможенными правилами для экономических агентов ПМР, то информационными (как правило, нервными и безуспешными) атаками на Тирасполь, то совместными с Западом и США дипломатическими ходами… Чем не повод просчитать дальнейшие шаги неудачливых кишиневских реинтеграторов и предположить самое тревожное?

Сказал посол России и о другой не менее важной части урегулирования –опозиции Кишинева, неустанно и давно, по поводу и без оного ссылающегося на какой-то документ загадочной пакетной конструкции. Наконец-то хоть кто-то из официальных лиц, представляющих сторону в переговорах, сказал, что нет у Молдовы своего плана, что его никто не видел и не читал. В самом деле, странное дело – у Тирасполя есть, у Москвы тоже. Во всяком случае, она еще не отказалась от «меморандума Козака» и опять напомнила о нем после пятидневной войны на Кавказе, ау Кишинева нет. Отметив отсутствие документа, Кузьмин затронул одну из самых болезненных для РМ тем. Коммунистические власти страны способны работать только с чужими идеями. Сначала они носились с «федеративным документом» ОБСЕ от 2002 года, потом почти довели до финала «меморандум Козака». От обоих отказалисьнамеками, что их кто-то хочет обмануть и не хочет понять тонкую молдавскую душу: кто бы ей написал такой документ, чтобы раз – и все получилось, и душа бы не маялась и не подозревала бы скрытый обман? Видно невооруженным глазом, как Воронин ищет на стороне способы подлечить болезненные душевные раны. Сейчас эта сторона – опять московская. Направляясь в Сочи на встречу с президентом Медведевым, он рассчитывал, что там случатся консультации трех сторон на высшем уровне - Медведев-Воронин-Смирнов и что Медведев в присутствии Воронина станет увещевать несговорчивого сепаратиста, а лучше бы строго указывать на неизбежность возобновления работы по реинтеграции берегов согласно молдавским настроениям. Не случилось. Смирнова не было. Он отказался от встречи – говорить втроем не о чем.А от Воронина следовало получить лишь заверение о невоенном будущем переговорного процесса. Воронин заверил. На большее он, похоже, не годится. Москва сегодня никого в приднестровском урегулировании ни уговаривать, ни ломать не собирается. Трагедия на Кавказе показала, что трезвая и своевременная оценка политических реалий в РМ и ПМР лучше и надежнее, чем запоздалые подсчеты российских потерь.


Владимир Цеслюк,

политический обозреватель агентства НИКА-пресс