НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2022
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Кто сдает?

Эксперты // 07:20, 7 июля 2008 // 2996


 

Очередная «инициатива» Молдовы, озвученная Василием Шовой, уже раскритикована и разобрана по всем статьям. Не стану повторяться, тем более, что все признаки очередной пропагандистской фальшивки налицо. Все исполнено в обычном PR-стиле Марка Ткачука: отсутствие документа,  который заменяют устные заявления некоего полуответственного лица – в данном случае Василия Шовы, отсутствие внутренней логики в озвученном «пакете предложений» (впрочем, с логикой у Ткачука, который и планирует все эти PR-акции, всегда были трудности), попытка увести разговор от реальных проблем к несущественным вопросам: так, вместе серьезного обсуждения полномочий, которые  должно получить Приднестровье, Шова лишь порассуждал о «гербе и флаге».

 

Иными словами, ситуация вполне прозрачна:  Приднестровью, в который уже раз, предлагают роль Гагаузии. Приднестровье с такой ролью не согласно, и все упирается в тупик. Так уже было много раз. Ничего оригинального, и результат заранее известен.

Единственный вопрос, не раскрытый критиками очередного «пакета предложений по урегулированию»: кому и зачем нужен этот бег на месте?

 

Очевидно, что внешнеполитический эффект таких инициатив равен нулю – маневры Кишинева всем известны, хорошо изучены и не производят впечатления уже ни на кого. Недаром реакция на такие «инициативы» с каждым разом все слабее.

 

Внутриполитический эффект – в плане подготовки к выборам – тоже нулевой.  Для большинства населения Молдовы Приднестровье давно уже другая страна, оно – вне сферы их интересов. Какой же смысл в этих играх?

 

Очевидно, смысл в них самый простой. Недовольный барин в президентском дворце требует хоть каких-то успехов и шагов вперед. Ни того ни другого нет, окружение Воронина проявило полную неспособность управлять Молдовой. И, чтобы барин не слишком гневался, ему подсовывают очередной «пакет  инициатив», рожденный ведомством того же Ткачука. Инициатив столь же бессмысленных и бесплодных, как и «научные труды» и прочие печатные размышлизмы этого бывшего археолога.

 

Эта бюрократическая игра, уже не первый год идущая в кишиневских верхах, по большому счету не имеет отношения ни к политике, ни к управлению страной. Игра идет в треугольнике: президент - партийная верхушка – группа авантюристов. Последние, пользуясь интеллектуальной немочью правящей партии успешно удерживают за собой инициативу,  а с ней – и власть в стране.

 

Группировка, «обслуживающая» Воронина, по сути, не представляет собой ничего. Она вовсе не монолитна, она состоит из двух подгрупп:  «подгруппы Ткачука» и «подгруппы Стратана». Советник президента Марк Ткачук и министр иностранных дел Андрей Стратан – кстати сказать, люто ненавидящие друг друга - не бизнесмены и не политики. Оба они – классические менеджеры, ловко использующие данные им полномочия для собственной выгоды. Они спешат обогатиться и готовятся уйти в сторону. Стратан готовит себе посадочную площадку в аппарате ЕС. Ткачук нацеливается перебраться в США. Операция готовится через близкого к нему Алексея Тулбуре, до недавнего времени исполнявшего обязанности представителя Молдовы в ООН (куда его и назначили  благодаря Ткачуку), затем, при неясных обстоятельствах снятого со своего поста, но оставшегося в Соединенных Штатах. А несколько ранее в США закрепился давний покровитель Тулбуре и Ткачука – бывший молдавский политик Владимир Солонарь.

 

Подобный расклад сил в Кишиневе стал возможен благодаря поистине уникальной ситуации: полнейшему ничтожеству всех политических фигур современной Молдовы. Парочка авантюристов могла получить власть только при полном отсутствии сколь-нибудь влиятельных оппозиционных партий и  при полной неадекватности самой ПКРМ. Оба этих условия в Молдове налицо.

 

Молдавская оппозиция, по сути, представляет собой набор из 15-20 фигур, вышедших из рядов молдавской компартии и комсомола и не меняющихся с начала 90-х. Единственная новая фигура – мэр Кишинева Дорин Киртоакэ - оказался фактическим клоном своего национально-озабоченного дяди  Михая Гимпу. Но эта пара, дядя и племянник, по меньшей мере,   еще способна иногда привлечь к себе внимание чем-то эпатажным, на грани безумия. Прочий же молдавский политикум сливается в безнадежную серую массу. Там нет политиков! Политик – это вполне определенный склад ума и характера, а молдавскую политику еще в начале 90-х приватизировали серые аппаратные мышки из КПМ и комсомола. Произошло же это потому, что в самом молдавском обществе нет потребности в политической составляющей. Молдова была, есть, и, по-видимому, всегда будет отсталой и глуповатой аграрной провинцией – неважно чьей. Все кто образован и умен – и кого угораздило родиться в Молдове – рано или поздно из нее уезжают. Либо деградируют до природного бессарабского уровня, сливаясь с сельским пейзажем.

 

Молдавская ПКРМ – единственная, по сути, крупная общественная организация в Молдове. Все прочие представляют собой лишь «пакет документов», который может быть легко передан, продан, проигран в карты и т.п. ПКРМ в отличие от них – вполне реальная и  действенная структура, заточенная под управление необразованным и бедным населением. Метод управления один – игра на ностальгических чувствах по «хорошим советским временам». Никакого интеллектуального ресурса, никакой оригинальности и самостоятельности для этого не требуется. Требуется аккуратное повторение штампов советских времен, чем ПКРМ на всех уровнях своих структур и занимается. Понятно, что никакого отношения к реальной политике такая структура иметь не может.

 

Первоначально на верху этой пирамиды сидел сам Владимир Воронин. Он ее выстроил. Он, в течение 2001-2002 годов очистил ПКРМ от всего, что было способно хотя бы на тень критики в его адрес, хотя бы на мимолетную самостоятельную мысль. Результат оказался близок к идеальному: при полном крахе всего – экономики, внешней политики, социальной сферы – коммунисты пришли к власти в 2005 и имеют все шансы получить парламентское большинство в 2009. Не такое мощное, как в 2001, и даже поменьше, чем в 2005 – но большинство. Достаточное, чтобы еще четыре года сосать соки из страны.  

 

Разумеется, большая часть финансовых потоков закреплена за семейством Ворониных – и тут менеджеры семьи – Ткачук и Стратан – ничего поделать не могут. Но они могут наладить свои потоки, и, судя по их имущественному состоянию – при том, что официально никаких доходов, кроме зарплаты госслужащего у них нет – потоки эти очень неплохи.

 

Для ПКРМ ситуация достаточно стабильна – чтобы там ни говорили оппоненты коммунистов, но выборы 2009 года и новый парламент останутся, по большей части, за ней. Для двух авантюристов ситуация хрупкая. Никакие изменения им не нужны. Ни в худшую сторону, ни в лучшую. Любая «перестановка мебели» для них смертельно опасна – и они, ненавидя друг друга, оказываются едины в стремлении «остановить мгновение». Чтобы вроде бы все пребывало в интенсивном движении – но никуда не двигалось. Что, собственно, и происходит у нас на глазах.

 

Критика Воронина сегодня уже неактуальна. Если дело дойдет до следствия и суда над ним – а такое возможно, поскольку президент, оказавшийся куклой в чужих руках,  в долгосрочной перспективе уже никому не нужен, то мы увидим воочию: Воронин давно ничего не решает. Конечно, его капризы и сегодня остаются опасны для окружающих – все-таки президент. Но капризы - не политика. И с капризами барина окружающие его авантюристы научились прекрасно справляться.  Что бы ни наговорил Воронин, что бы ни наобещал – это не имеет никакого значения. При надобности, все сказанное Ворониным перетасуют и сдадут по новой. Некоторое значение могут иметь только письменные документы – хотя и от них Молдова с легкостью отказывается.

 

Подобная практика характерна не только для ситуации вокруг Приднестровья. Ту же картину мы наблюдаем во всех сферах – и во внешней политике, и во внутренней. Все, кто имеет какие-то дела с молдавским руководством, неизбежно оказываются кинуты.  Так, если у России был «меморандум Козака» и его срыв, то Украина получила недавний срыв запланированного визита в Кишинев Виктора Ющенко.

 

Подоплека несостоявшегося визита удивительно проста. На саммите в Петербурге в ходе встречи тет-а-тет Ющенко и Воронин предварительно договорились об урегулировании целого ряда наболевших проблем в украино-молдавских отношениях: Новоднестровская ГАЭС, Паланка, меры экологической безопасности на терминале в Джурджулешть и т.п. Дело шло к подписанию пакета весьма важных соглашений. Но когда представители МИД Украины приступили к подготовке визита, молдавская сторона резко отыграла назад. Сам президент ушел в тень, а общение с украинскими представителями взяли на себя Марк Ткачук и Андрей Стратан. «Вы не так поняли нашего президента», - отвечали они украинской стороне.

 

«Инициативы Молдовы», как, впрочем, и саму Молдову, в мире все меньше и меньше принимают всерьез. Последние «инициативы» озвученные Шовой – такой же мыльный пузырь, как и все предыдущие. По большому же счету, если вообще говорить о каком-то объединении Молдовы и Приднестровья, начинать следует с референдума, проведенного на обоих берегах Днестра под международным контролем. А все «инициативы» Кишинева, когда-либо высказанные им, имеют общее свойство: полнейшее презрение к мнению самих граждан – как Приднестровья, так и Молдовы. Для политических авантюристов они – лишь колода карт, которую можно тасовать и сдавать. Как угодно, и кому угодно.

 

Сергей Ильченко