НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2021
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Удобный абсурд

Эксперты // 19:47, 5 мая 2009 // 2202

Памяти молдавского политического класса.

Все депутаты от оппозиционных партий явились в назначенный день в Центризбирком и благополучно получили депутатские удостоверения. Правда, в отличие от прошлых лет, общего вручения организовано не было – каждая партия получала удостоверения отдельно. Представители оппозиции заявили, что «не намерены находиться в одном зале с представителями Партии коммунистов». Находиться в одном зале друг с другом они тоже, судя по всему, не хотят. Как при таком подходе будет работать новый парламент – неясно. Где он будет работать – тоже, кстати, неясно. Первое заседание, продолжавшееся около 20 минут, прошло в зале  Дворца Республики, но он плохо подходит для этих целей. Постоянного зала, приспособленного для работы парламента, пока нет. Для тех, кто не знаком с работой законодательного органа, замечу, что любой зал, просто  подходящий по размеру, для этого не подойдет. И дело тут не в капризах депутатов, а в необходимости соблюдения целого ряда процедур, которое не во всяком зале возможно. Я, признаться, сразу даже и не скажу, какой зал в Кишиневе для этого подходит. Был подходящий в президентуре – но и его разгромили…

Впрочем, я ни минуты не сомневаюсь, что зал для депутатов подберут, подрихтовав, при надобности, и протокол, и процедурные требования. Об одном – весьма важном, кстати, моменте, все уже предпочли забыть: от 22 депутатов-оппозиционеров, имеющих двойное гражданство, не стали требовать документальных подтверждений того, что они начали процедуру отказа от второго паспорта. Можно спорить, насколько хорош этот закон, но он есть, его пока никто не отменял…и вот, закон задвинули в угол. Но не отменили – а оставили в резерве. При надобности с него стряхнут пыль - и применят.  А, может быть, и не применят, если надобности в том не будет. Потому что, к примеру,  депутатов можно просто обвинить и в банальных экономических преступлениях – неважно, реальных, или вымышленных. Во всяком случае, молдавская налоговая инспекция уже занялась проверкой финансовой деятельности оппозиционных партий. И я, почему-то, думаю, что измышлять финансовые нарушения проверяющим не придется. Просто не будет у них такой необходимости.

Чуть позднее, разобравшись с партиями, можно будет заняться и самими депутатами, а также разного рода особо приближенными к оппозиции персонами. И, опять-таки, я не верю, что в отношении того же Влада Филата, лидера ЛДПМ в настоящее время, и министра приватизации в «лихие 90-е», придется что-то там выдумывать. Что придется что-то особо изобретать в отношении семейства Стати, поднявшемся тогда же. Реальных фактов будет вполне достаточно.

Это вовсе не означает, что в Молдове наступает торжество честности и социальной справедливости. Это означает нечто иное: то, что было сформулировано в известном фильме фразой «Не воровать!...без меня». В Молдове выстраивается очень четкая вертикаль власти: страна становится естественным продолжением собственности президентской семьи. Точнее, страна становится инструментом для обслуживания интересов этой собственности – для охраны и для обеспечения режима наибольшего благоприятствования – и более ничем! Оппозиции будет позволено только щебетать, как кенару в клетке. Когда  такое щебетание надоедает, клетку накрывают темной материей. Когда оно желательно – материю убирают. Но кенар в любом случае сидит в клетке и зависит от воли хозяев.
Парламент Молдовы и раньше, все последние 8 лет, был машиной для голосования, находившейся под полным контролем  Владимира Воронина. Но еще оставался повод сказать: «Посмотрите, до чего довели наш законодательный орган коммунисты. Но ничего, пройдут выборы – и все изменится». Выборы прошли. В парламенте – 41 оппозиционный депутат. И что изменилось? Уже сегодня очевидно, что ничего.

Напомню, что для выборов президента в молдавском парламенте необходим как минимум 61 голос при тайном голосовании, а для нормального принятия законов – 67 голосов при голосовании в открытую, поднятием рук. У коммунистов всего 60 мандатов, что уже дало повод говорить о невозможности избрать президента и о перспективе досрочных выборов. Так вот, позволю себе сделать прогноз: никаких трудностей с выборами президента у ПКРМ не будет. Выборы пройдут гладко, и даже с некоторым запасов голосов. Известно и имя будущего президента Молдовы – им станет абсолютно аполитичная и хорошо управляемая Зинаида Гречаная. Тем из оппозиционеров, кто за нее все-таки проголосует, будет легко сказать, что они, мол, голосовали за беспартийного президента, за женщину, способную примирить враждующих – ну и еще какую-нибудь слащавую чушь, которую в таких случаях говорят. В действительности же, Гречаная, не имеющая никаких амбиций в политике, будет президентом, абсолютно преданным Семье. А депутаты от оппозиции,  которые проголосуют за нее, будут стоять перед простым выбором: либо лояльность властям, либо знакомство со следователем. Депутатская неприкосновенность, конечно, защищает их – но лишь на 4 года, и лишь весьма относительно. Она не защищает ни их бизнес, ни их близких – и депутатам об этом напомнят.

Какое будущее ждет парламент Молдовы в целом - тоже достаточно очевидно. Если до событий 7 апреля я писал о том, что председателем  парламента, по всей видимости, будет Владимир Воронин, то сегодня я очень сомневаюсь в этом. Немного зная Воронина, я не могу представить его председательствующим в плохо приспособленном зале, да еще и выслушивающим оскорбительные вопли оппозиции. Понятно ведь, что право вопить в парламенте оппозиционерам оставят. Хотя бы для того, чтобы показывать зарубежным гостям, как много в Молдове диких обезьян…

Так вот, зная Воронина, зная его манию величия, его любовь к сановности, к пышным церемониям и внешнему блеску, я не верю в то, что он сядет в председательское кресло на таких условиях. Не знаю, право, кого кинут на эту амбразуру…Возможно – Марка Ткачука. Возможно – Вадима Мишина. Менее вероятно – Владимира Цуркана или Виктора Степанюка. За каждой из четырех перечисленных фигур – один из сценариев развития парламента. Если речь пойдет о полной и окончательной дискредитации оппозиции, то председателем парламента, скорее всего, станет Марк Ткачук.

О кандидатуре премьера гадать просто скучно – она, по большому счету, не имеет политического значения. Ясно только, что премьером Воронин не станет. Скорее всего, он ограничится скромной должностью советника президента по вопросам внутренней политики – с той лишь разницей, что новый президент делегирует своему новому советнику чрезвычайно широкие полномочия, и будет подписывать только то, что его советник предварительно завизировал. При этом, все будут прекрасно понимать, в каком кабинете находится настоящий хозяин страны.

Ситуация, конечно, абсурдная – но к этому абсурду быстро привыкнут. Парламент превратится в цирк: в место показательной порки оппозиции и дрессировки ручных оппозиционеров. Молдавская конституция – в чистейшую декорацию и формальность. В Молдове останется одна власть - власть мудрого вождя, который скромно отошел в сторону, но по-прежнему держит руку на пульсе страны…

Еще в начале правления коммунистов, году в 2002, да и позднее, я писал, что Молдова медленно, но верно превращается в европейский вариант Гаити времен Папы Дока. Я писал это на полном серьезе – но, увы, мои прогнозы воспринимались тогда как фигура речи. Сегодня они сбываются, причем, буквально. Ведь что такое, по сути своей, диктатура семейства Дювалье и им подобных диктаторов? Внешний антураж не имеет тут большого значения, хотя черная форма молдавской полиции и порождает некоторые ассоциации на этот счет. Но это, повторяю, неважно. Диктатура Дювалье - прежде всего такая форма власти, при которой любой закон существует исключительно как пустая формальность.  Потому что значение имеет один закон – воля диктатора. Причем, диктатор вовсе не обязательно ненавидим – он вполне может быть и популярен. Его могут уважать, бояться и даже немного любить, как грозное божество, суровое, но охраняющее от всяческих мелких бесов… Такой диктатор обращается напрямую к народу, минуя всякие формальности, он действует от имени народа, который его априори «любит», причем, по утверждению властей, любит так сильно, что всякое голосование, всякая оценка степени этой любви считается прямым  покушением на основы государственного строя.

Подобная диктатура никогда не возникает на пустом месте. Владимир Воронин в его нынешнем виде мог появиться только на фоне полнейшего ничтожества молдавских политиков и полнейшего банкротства молдавского политического класса. По сути, все последние 8 лет он выступает в роли могильщика молдавских политиков начала 90-х. И, что бы ни говорили о том, что популярность компартии падает, Воронин и его партия будут надежно пребывать у власти еще очень долго.  Да, их многие не любят. Но их оппонентов большинство молдавских избирателей не любит еще больше – и с полным на то основанием. Потому что прорвись они к власти – они были бы такими же, как Воронин, только еще хуже – и намного хуже. Абсурд нынешней власти в Молдове представляется злом – но все же наименьшим злом. К слову говоря, борьба за демократию в Молдове тоже представляется частью этого абсурда. Потому что никаких демократических сил, загнанных в подполье, в Молдове нет. Просто самый большой Папа Док давит других, таких же, как он, но послабее. Народ, в массе своей, это прекрасно понимает. И, оценив ситуацию, приходит к выводу: нынешний абсурд все-таки удобнее того абсурда, который может прийти ему на смену.

Да, и напоследок. Я, пожалуй, все-таки сделаю еще один прогноз. Следующим – после Зинаиды Гречаной – президентом Молдовы будет, скорее всего, Олег Воронин. Но это случится еще не скоро. Через 4 года.  Если, конечно, за эти четыре года в Молдове не появится принципиально новая политическая сила -  левая сила, способная оттеснить в сторону фальшивых воронинских коммунистов. Но в такой сценарий верится с трудом. Власть не дремлет. Власть не ограничена в своих действиях уже ничем, и научилась уничтожать опасных конкурентов еще в зародыше. Так что Олег Воронин все-таки будет следующим молдавским президентом.

Сергей Ильченко