НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2022
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Разговор Европейцев: Дмитрий Соин и Ален де Бенуа о европейских перспективах

Эксперты // 15:29, 21 июня 2009 // 3052

Приднестровский политолог, лидер ММК-НДП «ПРОРЫВ!» беседует с известным западноевропейским философом и геополитиком Аленом де Бенуа


altДмитрий Соин: Как вы оцениваете состояние современной Европы и перспективы европейской интеграции? Не секрет, что сегодня многие аналитики и политики ставят под сомнение паневропейскую идеологию. Беспорядки на этнической и религиозной основе помноженные на экономический кризис и разделение европейских государств на богатые и бедные реально угрожают целостности ЕС. Сможет ли с этим справиться «Старушка»Европа?




altАлен де Бенуа: Я являюсь твердым сторонником европейской интеграции. Считаю, что традиционные государства-нации неспособны справляться со многими проблемами, которые существуют сегодня в глобальном масштабе, и не могут оправдать ожидания граждан. В настоящее время национальное государство является предпочтительной политической формой. С 1990 года мы вступили в эпоху постмодернизма, которая является одновременно эпохой социальных сетей и местных объединений, а также совокупностей цивилизацийи континентальных блоков.

В то же время я вынужден отметить, что Европейский Союз пошел немного не по тому пути развития. Мы хотели улучшить экономику и торговлю, а не концентрировать внимание на политике, культуре, и, главным образом, Европейском гражданстве. Вместо того, чтобы построить Европу, начиная с базового уровня, с регионами и странами, в соответствии с принципом субсидиарности (Субсидиарность - это принцип, лежащий в основе распределения полномочий и компетенций между акторами, находящимися на разных уровнях властной пирамиды. Принцип субсидиарности подразумевает, что управление осуществляется на возможно более низком уровне, когда это целесообразно) мы строили Европу в авторитарном порядке сверху. Получается, что в Брюссельской комиссии отсутствует какая-либо демократическая легитимность нормативной мощности. Как правило, там решают все, как на местных уровнях, так и на национальных. Брюссель ставит приоритетом поспешное расширение Европейского Союза для стран Центральной и Восточной Европы, которые действительно стремятся извлечь выгоду из щедрости Валютного союза и спрятаться под американским зонтиком НАТО. Это вместо того, чтобы уделять первоочередное внимание расширению своей структуры демократического политического решения. Это уже привело к торможению и параличу евроинтеграции. ЕС должен был обеспечить новый гибрид конституции, по сути, конституционный договор, но не подчинять ей властные структуры. Наконец, мы хотели развивать Европу без согласия народа, в результате чего сейчас теряем его доверие.


Дмитрий Соин: Увидим ли мы на своем веку Европу «от Дублина до Владивостока»? Это старая мечта многих мыслителей прошлого тысячелетия, как из центральной Европы, так и из России. У нас эта тема вообще вылилась в серьезный исторический спор «западников» и «славянофилов». Одни поднимали на флаг образ Петра Первого и слепо копировали все европейское, другие мечтали о славянской самобытности и предлагали отгородиться от Европы стеной. Как на Ваш взгляд обстоят дела сегодня?


Ален де Бенуа: Я не знаю, будет ли Европа расширяться "от Дублина до Владивостока". Никто не хочет здраво рассуждать, для чего же тогда действительно был создан Европейский союз. Для чего? Если об этом говорить в очень ясных терминах, речь идет о том, чтобы заключить большую сделку о прозрачных границах и включиться в просторную зону "трансатлантической" свободной торговли. Или стремиться закладывать основы автономной власти на геополитических ясно очерченных границах, которые могут быть как очагом культуры и цивилизации, так и центром регулирования процесса глобализации. Очевидно, что это совершенно невозможно. Держать слово для такой крупной державы как Европейский Союз крайне сложно. Я вижу, к сожалению, что Европейский союз сегодня все активнее движется в противоположном направлении. Недавнее возвращение Франции в НАТО является одним из примеров.


Дмитрий Соин: Каково сегодня отношение европейцев к России? Возможна ли Европа без России?


Ален де Бенуа: Соединенные Штаты надеются, что после краха советской системы, только они могут быть самой крупной державой в мире. Было время, когда Фрэнсис Фукуяма утверждал это в своей работе "Конец истории". С тех пор история в значительной степени изменилась. Сами Соединенные Штаты, как мы видим, достигли зенита своего могущества, и в настоящее время заметно падают. Это переломный момент. Американцы, с момента образования своей страны, всегда рассматривались как наделенные универсальной и «предопределенной» миссией. Это направление вызвано религиозной составляющей их истории. Начиная с эпохи «Отцов-Основателей», США, установили между Америкой и "зарубежными странами" фундаментальную идеологическую купюру: они представляли собой новую «Землю Обетованную», новый «Небесный Иерусалим», который избавился от недостатков, присущих Европе. Но в то же самое время, американский универсализм был подкрашен мессианизмом: они полагали, что им предначертано согласовывать мир с их ценностями и с их нормами. Именно в этом рассмотрении надо одновременно интерпретировать «Доктрину Монро» и теорию «Очевидной Судьбы» (Manifest Destiny). С этой точки зрения, все народы Земли должны были бы в срок принять американский образ жизни и ценности, которые его составляют. Американцы, в сущности, считают, что мир действительно будет понятен только тогда, когда он будет американизирован.

Сегодня нам отчетливо видны границы этих амбиций. XXI-вый век не будет веком монополярного американо центричного мира, но намного вероятнее многополюсным миром. В качестве главных актеров этого мира выступят основные цивилизационные и континентальные блоки. Новые лидеры уже утверждаются: Китай, Бразилия, Индия, и т.д. Россия, после прихода к власти Владимира Путина, постепенно вернула свою традиционную роль большой региональной державы. Так же Россия по-прежнему представляет собой стратегический центр, сердце Евразийского континента, который дает ей особенно важную геополитическую значимость. Подводя итоги, учения Рудольфа Челлена и Карла Хаусхофера геополитик Маккиндер сказал: "Тот, кто контролирует Евразию – управляет миром". Это и сейчас является актуальным. В мире все повторяется.

Русский суверенитет не смог бы утвердиться в истории радикально противостоя реформам Запада, введенным Петром Первым. Россия, евразийская великая держава, сегодня нуждается в Европе, также как и Европа нуждается в ней. Попытки сдержать развитие или вернуться к расчленению Российской Империи нередко прослеживались за западными странами. Разница, что в прошлом, шла речь о европейских властях, в то время как сегодня, прежде всего именно США пользовались бы стратегическими потерями России. Действительно ранее давлением на Россию занимались европейские державы, в то время как сегодня это, в первую очередь, выгодно США, для них это стратегически важно. Сегодня происходят решительные изменения – Европа оказывается в одном континентальном блоке с Россией по отношению к военно-морской державе Америке. Как Германия когда-то относилась к Англии, так и сейчас Россия сталкивается с мощью американских военно-морских сил.

По отношению к Европе, русские сегодня очень часто испытывают чувство, связанное с горечью, неблагодарностью и унижением. Они снова намерены добиться уважения. Русские действительно вправе ожидать от европейцев позитивную политику по отношению к себе, чего когда-то достигла Америка. Европа, со своей стороны, нуждается в сильной России, демонстрирующей свой традиционный статус Великой Державы и свою роль фактора, структурирующего международные отношения, в целях защиты собственной независимости и пресечения любой формы опеки или внешнего вмешательства. Европейский политический и геополитический интерес также находится в тесном партнерстве с Россией, и в экономическом и в технологическом плане. Пусть Европа сейчас выберет тот путь, который близок к политике «нео-биссмарка». Европа должна окончательно освободиться от обязательств по отношению к Западу, чтобы уделить внимание Востоку. Если положение в России ухудшится, то же самое последует и в Европе.


Дмитрий Соин: Почему в Европе применяются двойные стандарты в нежелании признания самопровозглашенных республик СНГ: Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии и Нагорного Карабаха? Почему Косово будет признано и Приднестровье нет?


Ален де Бенуа: В 1991, Горбачев одобрил вступление Германии в НАТО в обмен на обещание, что дальше Германии границы НАТО не расширятся. Это обещание не было сдержано и «Новая» (Центральная и Восточная Европа) стали зоной американских интересов.

Отказ НАТО принять русское предложение по безъядерной зоне от Арктики до Черного моря, одностороннее расторжение США договора о баллистических ракетах, бомбардировки Сербии силами НАТО в 1999году, поддержка, оказанная начиная с 2003 «Цветным революциям» в Восточной Европе, развертывание американских противоракетных систем в Польше и в Чешской Республике (под предлогом защиты от несуществующего иранского вооружения), поддержка, начиная с 2005 кандидатуре Грузии, прибалтийских Стран и Украины в НАТО, а так же одностороннее провозглашение независимости Косова и последующая поддержка военного вторжения Саакашвили в Южную Осетию рассеяли последние иллюзии.

Для американцев, цель - всегда та же: вытеснить Россию из Балтийского, Каспийского и Черного морей, запретить ей любой доступ к бывшему средиземноморскому и византийскому пространству, распространять все дальше и дальше на восток границы НАТО, брать под контроль Кавказ и Центральную Азию и энергоресурсы, которые следуют оттуда транзитом.

Это историческое напоминание позволяет ответить на Ваш вопрос. Европейцы применяют двойные стандарты к Приднестровью и к Косову, потому что у них нет ни желания, ни мужества противиться американцам. Со своей стороны американцы определяют свою политику в зависимости от своих интересов. Они признают независимость Косова, а независимость Приднестровья, Южной Осетии или Абхазии – нет, поскольку косовские лидеры реализуют американские интересы. Они провозглашают необходимость соблюдать«территориальную целостность» Грузии, презирая территориальную целостность Сербии, потому что президент Саакашвили - их союзник. Вы можете быть уверенными, что, если завтра Приднестровье вступит в американо-западный союз – оно будет признано незамедлительно!


Дмитрий Соин: Что известно в Европе о приднестровцах и их борьбе за независимость? Мы часто наталкиваемся на клеветнические статьи и видеоролики в которых образ Приднестровья полностью искажен. «ПРОРЫВ!» проводит большую работу с зарубежными масс-медиа, мы максимально открыты для журналистов и все это делаем для объективного формирования имиджа ПМР, нашего народа и особенно молодежи.


Ален де Бенуа: К несчастью мы знаем о вас очень мало. Подавляющее большинство французов, которые мало интересуются внешней политикой, вероятно, даже не имеют ни малейшего представления о том, что Приднестровье может быть! Для большого количества плохо информированных европейцев, Приднестровье- просто страна, которая не существует, так как они не слышали никогда о ней. Еще худшее положение в США, где большая часть жителей абсолютно незнакома с географией (когда война в Персидском заливе началась, много американцев полагало, что Ирак был островом Тихого океана!). Это - очевидно печальное положение. Оно показывает размах дефицита информации о вашей стране.


Дмитрий Соин: Что вы рекомендуете делать для признания Приднестровья? Какие предложения есть для приднестровцев? Что бы вы порекомендовали сделать для того, чтобы разорвать информационную блокаду Приднестровья?


Ален де Бенуа: Я не в состоянии давать советы или рекомендации для жителей Приднестровья. Какой посыл я бы сделал? Очевидно, что необходима очень масштабная информационная работа для знакомства европейцев с Приднестровьем, с историей и причинами побудившими провозгласить республику, с положением, в котором вы находитесь. Интернет может быть задействован в этом, но все же не стоит его переоценивать. Кроме того, отказ от признания Приднестровья, зависит не только от недостатка информации. Основная причина вашей непризнанности заключается в международной политике, которую ведут Соединенные Штаты. Заставить американцев изменить свою международную политику – не легкая задача.


Со своей стороны, считаю, что первым делом необходимо стимулировать появление в мире сил, готовых поддержать Приднестровье. Я думаю, конечно, в первую очередь о России. Приднестровье является небольшой страной, а Россия крупнейшей державой мира. Если Приднестровье будет существовать при поддержке Москвы, есть шанс, что оно будет восприниматься всерьез. В конечном итоге, однако, я хотел бы сказать, что населению Приднестровья в первую очередь следует полагаться на самих себя. Исторический опыт показывает: люди, которые смогли остаться в живых, чтобы защитить свою политическую независимость, историческую и культурную самобытность, в первую очередь имеют четкое понимание мотивов и целей своей борьбы. Люди, которые в первую очередь рассчитывают на себя и сражаются без устали, уже победили.



Дмитрий Соин: Как Вы оцениваете деятельность нашей организации «ПРОРЫВ!»?


Ален де Бенуа: Я, к сожалению, никогда не имел возможности глубоко познакомиться с Приднестровьем, с вашим гражданским обществом. Но то, что я слышал о «ПРОРЫВе!» и его программе, вызывает во мне неподдельную симпатию.