НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2023
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Дмитрий Соин: Приднестровский якорь для Молдовы

Политика // 09:51, 16 декабря 2008 // 2561

Сегодня Приднестровье является единственным якорем, по прежнему удерживающим Молдову в сфере российского геополитического влияния. Удерживающим, несмотря на огромные финансовые, политические, информационные и организационные потоки из Румынии, ЕС и США, которые направлены на евроатлантическую переориентацию РМ. Кто-то может спросить, как маленькое Приднестровье справляется с этой задачей и надо ли вообще Молдову удерживать? Неужели она сама не тянется к России? Ведь так радушно в Кишиневе принимают первых лиц из Российской Федерации! Так верноподданнически кивают головами лидеры Молдовы во время визитов в Москву. Может, давно отпала необходимость в «приднестровском якоре», и Молдова вся целиком вот-вот рухнет в объятия матушки-России? Может быть, оно и так, но возникает несколько стратегически важных вопросов, на которые пока никто не дал ответ. Вопрос номер один. На сегодняшний день никто не отменял официального курса Молдовы на евроинтеграцию и дальнейшее сближение с НАТО. Весь спектр – от правых до левых политических партий РМ открыто и четко говорит об этом. Национал-либеральные партии более громко и радикально требуют евроинтеграции и вывода российской армии из Приднестровья. Центристы и коммунисты делают то же самое, но без фанатизма, по скромному, настойчиво напоминая Москве о пресловутых Стамбульских соглашениях и нейтральном статусе Молдовы. Курс на интеграцию с Европой на сегодняшний день является официальным для правящей ПКРМ. Даже название внешнеполитического ведомства Молдовы говорит само за себя – министерство иностранных дел и европейской интеграции. Примечательно, что буквально в эти дни ответственные чиновники данного ведомства официально озвучили идею изменения статуса ЕС и США в сторону его повышения в переговорном формате “5+ 2”. Теперь американцы и европейцы из простых наблюдателей должны превратиться в полноправных участников переговоров. Может быть, в этом нет ничего катастрофического, но сама по себе инициатива министерства иностранных дел и европейской интеграции Молдовы весьма показательна.Вот вам и первый вопрос без ответа – если Кишинев углубляет отношения с Россией, то чем объясняется столь бурная активность на противоположном западном фланге?

Не удивительно, что на этом фоне в гражданском обществе Молдовы вновь, как и в бурные 90-е годы, нарастает волна антироссийских настроений. Проводятся автопробеги, марши, митинги и пикеты с требованием немедленного вывода российских войск из Приднестровья с последующим вступлением РМ в НАТО. Этому формально противостоит правящая Компартия, но как-то вяло и не очень убедительно. Например, в молдавском городе Бельцы комсомольцы побили участников антироссийского пикета. Но насколько это будет эффективным сложно сказать, тем более, что сама ПКРМ постоянно подчеркивает свой проевропейский курс. Объективности ради надо признать, что сегодня партия коммунистов Республики Молдова является наиболее лояльной к России политической силой. Но, даже в ее недрах, все сильнее пробиваются антироссийские пронатовские тенденции. В отличие от ветеранов движения, молодые коммунисты предпочитают ездить не в Москву, а в Вашингтон, Брюссель и Страсбург. Им нравится Европа, НАТО и США. Тем более, что их там принимают на самом высоком уровне, обеспечивая максимальный комфорт и гостеприимство. Коммунисты старшей генерации, олицетворением которой является Владимир Воронин, постепенно отходят от дел и 2009 год в этом отношении станет переломным. По Конституции РМ Владимир Воронин не сможет в третий раз выдвинуть свою кандидатуру на пост президента, и это означает, что даже при сохранении его теневой роли, тем не менее, в Компартии и в руководстве страны появятся новые фигуры. И, скорее всего, это будут не пророссийские персоналии. Конечно, коммунисты возьмут большинство на этих выборах, но насколько будет убедительной их победа – большой вопрос. На фоне углубляющегося экономического кризиса их со всех сторон буквально подгрызают национал-либералы. А уж эти ребята ничего не делают без предварительного согласования с евроатлантическими структурами. Поэтому прогноз по предстоящим парламентским выборам в Молдове для России неутешителен. К власти в Кишиневе могут придти только две силы: умеренно антироссийские и радикально антироссийские. Конечно, у Москвы есть набор экономических рычагов для давления на Кишинев. Однако, как показывает практика той же Украины, они не всегда эффективны. Тем более, в условиях, когда антироссийской становится не только элита страны, но и само гражданское общество. Сегодня отдельные политики и эксперты любят порассуждать о том, что на улицах Кишинева русскую речь они слышат чаще молдавской. Не исключено, что это действительно так, потому что с ними, как с гостями, говорят пусть на плохом, но на русском языке. Реальность же такова, что за годы независимости в молдавской провинции русский язык забыт практически полностью, а в городах его носителями остаются либо люди старших возрастов, либо периодически появляющиеся там гастарбайтеры, знание языка у которых обусловлено заработками в России. Один мой знакомый в солидной юридической фирме попытался составить жалобу на русском языке. Женщина-адвокат, к которой он обратился, ничем не смогла ему помочь. Если на русском языке она еще хоть как-то могла говорить, то писать - уже нет.

Молдавская молодежь и интеллигенция давно чувствуют свою принадлежность к великой румынской нации и желают учиться, работать и отдыхать в Европе. Далекая и холодная Россия для них ничем не привлекательна. Более того, зачастую Россия воспринимается ими как источник зла, как страна, где на улицах городов в лютую стужу бродят дикие медведи. Конечно, отдельные очаги русской культуры в Молдове существуют. Там же есть и незначительные по численности и слабые по влиянию пророссийские политические группы. Но не более того. Курс движения молдавского корабля был заложен еще в 1989 году, когда молдавская элита сделала ставку на отделение от СССР, внедрение румынского языка, объединение с Румынией и вытеснение из всех сфер жизнедеятельности общества русскоязычного населения. Конечно, это не повод для того, чтобы сложить руки и смириться с тем, что Россия навсегда потеряла Молдову. В истории уже было два случая, когда Бессарабия присоединялась сначала к сильным российской, а затем и советской империям. Сегодня, когда жесточайший кризис сотрясает ценности и экономические основы западного общества, усиление России может дать толчок к изменению ситуации внутри Молдовы. Возможно, там все-таки начнут структурироваться и приобретать серьезное влияние пророссийские общественно-политические силы. Но на это уйдет время. Возможно, годы. Поэтому так важно удержать Молдову в ее нейтральном положении. В том положении, когда Кишинев, активно лавируя между Востоком и Западом, тем не менее не сделает окончательного геополитического выбора. По этой причине так актуален независимый приднестровский якорь для РМ.

Что из себя на сегодняшний день представляет Приднестровье? Небольшая, но с мощным промышленным потенциалом непризнанная республика с момента своего образования однозначно ориентируется на Москву. Из полумиллиона проживающих в ней граждан 120 тысяч имеют паспорта Российской Федерации. Как показал Референдум 17 сентября 2006 года, не только они, но и подавляющее большинство приднестровцев с другими гражданствами являются убежденными сторонниками интеграции с Россией. Несмотря на непризнанность, ПМР обладает всеми институтами государственной власти. Существует экспертное мнение, что по уровню развития государственности, Приднестровье не только не уступает, но и даже превосходит признанную Молдову. Пока Кишинев не урегулирует молдо-приднестровский конфликт, принятие РМ в ЕС и НАТО исключено. Таким образом, Приднестровье по праву может называться российским якорем для Молдовы. Конечно, в условиях глобального кризиса и экономической блокады Тирасполь нуждается в комплексной поддержке Москвы. В первую очередь, финансово-экономической. От того, насколько Россия сможет эффективно помогать Приднестровью, будет зависеть будущее ее балканской политики. В контексте этого очень важно понимать следующую техническую деталь: пока якорь находится на дне, он может удерживать судно в конкретной точке. Но как только он будет поднят на борт, судно уплывет в нужном ему направлении. Например, в Румынию или в НАТО.