/
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции
Андрей Фефелов: реквием о русском музыканте Иване Вишневском

Андрей Фефелов: реквием о русском музыканте Иване Вишневском

Общество
//
15:51, 23 октября 2018
//
373
15 октября из жизни ушел известный русский музыкант и композитор Иван Вишневский. Его друг, журналист и общественный деятель Андрей Фефелов посвятил этому материал, в котором вскрывает всю глубину человеческой трагедии русского гения на стыке эпох: 
 
Стремительно, почти мгновенно ушёл от нас наш драгоценный друг и коллега Иван Сергеевич Вишневский. Композитор, журналист, яркий, честный, талантливый русский человек.
Я знал его много лет и все эти десятилетия впечатлялся и вдохновлялся его светлой, немеркнущей, негасимой любовью к России, ко всему нашему, родному, русскому. Иван был человеком русского Возрождения, русского взлета, русского подъема.
Однако ему, человеку лучезарному, светлому, настроенному на творчество и на созидание, досталась в удел очень жёсткая, страшная и совсем не светлая эпоха. Он начинал свою профессиональную и творческую карьеру как восходящая звезда Гостелерадио СССР и как молодой, но уже заявивший о себе композитор. Но стрелки исторических часов показали полночь, и в один миг обрушилось всё. Всё, что он любил, всё, чему он поклонялся, стало на глазах умаляться, таять, превращаться в пепел. Все его святыни были попраны, подверглись осквернению и издевательству. Все его достижения были осмеяны и разрушены. Так пришла к нам "перестройка", а вслед за ней кровавые 90-е.
И он в этих страшных условиях наступившего хаоса, в атмосфере предательства и духовной смерти - не согнулся, не сломался, не переродился, как многие. Он не стал лакействовать перед эпохой, не стал прислуживать сгустившемуся мраку. В мертвом океане бушующей тьмы продолжал пылать его внутренний свет. Это была изнурительная, упорная, осмысленная борьба за свои ценности, за свою веру, за свою любовь.
И в этой неравной борьбе Иван потерял все свои статусы, все привилегии и многие, многие перспективы. Он, человек широчайшего гуманитарного образования, знаток истории, ученик Свиридова, длительное время работал таксистом в подмосковной Яхроме.
Наш Ванечка был человеком народа и для народа. Он любовался и восхищался русским миром во всей его сияющей красе, во всем его многообразном единстве. Он прекрасно знал и обожал Крым, любил русскую Украину, преклонялся перед русским Севером. Он знал и ценил языческую древность, проступающую из глубины народной песни. Он понимал и чувствовал мистику русского православия. Восхищался советской эпохой, ее эпосом и героикой. И, конечно же, он обожествлял русскую литературу и музыку.
Он был часовым на пылающих границах нашего самосознания.
Помню его подвижничество на «Народном радио», не забуду его каждодневных усилий в проектах «День» и "Завтра"
Это был человек высочайшего профессионализма, широких знаний и большого ума. Мы потеряли человека универсального, способного на огромные свершения. Ему было всего 57 лет.
Умер он как Левша, брошенный в подмосковную неухоженную больницу, пролежал там неделю без диагноза. Никто за эту неделю не удосужился ему даже объяснить, чем он болен.
И я ему звонил - мы мило общались, шутили, и я грозился его навестить с апельсинами в авоське. Но в какой-то из дней голос его изменился, и он от слабости не мог почти говорить. И я корю себя, что не успел его вывезти, перетащить в какое-то более квалифицированное, профессиональное медицинское учреждение. Корю, что так и не доехал до него в эти дни.
Сейчас наш Ванечка находится уже в других измерениях и видит совокупно нас всех, всю нашу Русь со всеми её скорбями, болями и безднами; со всеми её красотами, чудесами и тайнами.
Уверен, он слышит сейчас свою музыку, но не отдельно, а вплетенную в величайшие хоры божественной вечности. Он пока купается в этой райской музыке, но уже скоро, скоро поспешит на встречу к своему незабвенному любимому учителю, пророку русской культуры, гениальному Георгию Свиридову.
Так рано от нас ушедший Иван Вишневский стал жертвой этой эпохи и одновременно он стал ее победителем, поскольку он не сворачивал со своей дороги и двигался напролом со своим оружием, прорубая коридор в русское будущее.
И не зря близкие люди называли его "сталь в шоколаде". Он был нежный, тактичный, чувствительный человек, но при этом у него внутри была очень твердая основа, та самая русская «особенная стать», которая, не позволяет упасть, раскваситься или отклониться от выбранного пути. 
Дорогой Иван Сергеевич, ты знаешь, как нам здесь будет тебя не хватать! Конечно, мы будем тебя помнить, но и ты нас не забывай. Пребывая в России вечной, помогай земным воинам Руси.
Система комментирования SigComments

Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×