НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2023
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

«… заметная задержка»

Образование // 10:07, 5 ноября 2009 // 2405
altМы пока не готовы к оценкам резкой реакции российского посольства в Молдове на информационное сообщение агентства ОЛЬВИЯ-пресс о встрече посла Кузьмина с группой тираспольских партийных деятелей и предпочитаем не торопясь выяснить истинные причины такого недовольства. Так прокомментировала ситуацию главный редактор агентства Инна Кеслер. Она в беседе с корреспондентом НИКА-пресс также дала понять, что подобного рода проблемы, которые, безусловно, возможны в отношениях между журналистами и героями распространяемых материалов, однако их, как правило, стороны решают в ином стиле и с уважением друг к другу.

В то же время источники НИКА-пресс в тираспольской администрации отмечают, что приднестровский чиновничий и общественно-политический класс разделился в конфликте между государственным агентством и посольством РФ в Молдове на две знаковые для текущей обстановки в ПМР группы. Противники конституционного референдума рассматривают ситуацию как недвусмысленный и даже грозный окрик Кремля в сторону его инициаторов; сторонники плебисцита наоборот считают непозволительным российским чиновникам средней руки грубым образом вмешиваться во внутриполитическую жизнь хоть и не признанной, но все-таки - республики.

Напомним, распространенное сообщение приднестровского агентства о встрече Кузьмина с лидерами Социал-патриотического межпартийного блока показало российского дипломата как наделенное соответствующими полномочиями официальное лицо, неуважительно отозвавшегося о намерениях властей ПМР провести референдум по гармонизации конституций России и Приднестровья. По данным НИКА-пресс, несложное служебное расследование случившегося показало, что аудиозаписи встречи, в частности, высказывания Кузьмина, соответствуют сообщению, распространенному в тираспольских СМИ.

НИКА-пресс

Комментарий агентства

Вообще-то ничего особенного или из рук вон скверного не случилось. Как ни крути «печатную реакцию посольства», ни примеряй ее к подобным случаям, - никакого конфликта нет. Так, недоразумение. Ну, сказал что-то неосторожное посол, ну, не так кивнул или не в ту сторону (за этой публикой обычно смотрят внимательно), а это все неосторожное и подметили журналисты, эка беда! В Тирасполе прошли бы даже мимо того, что сначала Кузьмин не без интереса встретился с лидерами одной из местных политических организаций, которая явно борется со Смирновым за власть (нормально – на то и политики, чтобы за нее бороться), а потом фактически отчитал другие партии, которые Смирнова, хоть и покритиковывают, но его референдумные инициативы в основном поддерживают . Политики в этих телодвижениях посла, в его речах там и там – выше крыши. Если это заметно и заметно сильно, то никакой это не посол. Так, запутавшийся партиец из российской глубинки. Так вот, прошли бы мимо, не оглянувшись: на приднестровской почве ломали себе шеи не то что кандидаты наук, целые генералы, облеченные в грозные времена великой властью, чтобы защищать здесь интересы России с оружием в руках. Если бы не одно обстоятельство. А именно, высокомерный и вызывающий тон посольского ответа на публикацию о его, скажем так, поведении… Одной лишь небольшой цитаты хватит, чтобы спросить Кузьмина: за что ж Вы нас так не любите и откуда такое недипломатическое раздражение?

Почитаем… «Судя по всему, столь заметная задержка в публикации была вызвана напряженной работой журналисткой мысли и по заданию руководства: ибо трудно себе представить, что информационное агентство нуждалось в четырех днях для публикации адекватной информации о каком-либо событии, длившемся не более полутора часов». Еще есть в тексте такое примечательное место, где слово «посол» написано с большой буквы и стоит оно рядом с восклицательным знаком. Все правильно – надо гордиться своим статусом.

В Тирасполе все поняли правильно и прочитали приведенную цитату примерно так (собственно, в кишиневском переводе она выглядит не менее точно): вы дураки и бездари вместе с вашим руководством, а я посол великой державы. Все! Ладно, Кузьмин не любит приднестровское руководство – его проблемы как дипломата. Кузьмина в ответ тоже не любят. Рассказы о такой ответной нелюбви изобилуют плохими для него подробностями. Ладно. А вот знатоку «восточных тонкостей», ему следовало бы помнить о простом правиле: никогда не сориться с журналистами – тебе же хуже. Или с ними говорить (договариваться), или не читать и не слушать, что они там понаписали и понаговорили.

Другой вывод тоже будет правильным: не мог посол так осерчать, так возбудиться из-за одной публикации, а мог, к примеру, тихо погасить возникшее недоразумение подготовкой последующих тщательно выверенных своих заметок в тираспольских (или каких-то иных) СМИ по поводу… А дело, оказывается, вот в чем. С первых дней появления Кузьмина в Приднестровье отношение к нему было осторожно-удивленным. С первых дней он это почувствовал. Когда он впервые оказался здесь на каком-то публичном мероприятии – тихий, нарочито облаченный в незаметную одежонку, в кроссовках и кепке, вспоминают в Тирасполе, и когда заметно уходил от объективов видеокамер и фотоаппаратов, недоумение выражалось одним только вопросом: это посол или так «неужели это новый посол» или еще точнее «и это новый посол России?!»

Безусловно, взаимные несложившиеся отношения не могли не отразиться на том, что называется рабочими контактами между официальным Тирасполем и официальной Москвой. Очевидно, здесь берет начало поведение Кузьмина, явно не добравшего в контактах с высшим руководством Приднестровья и пытавшегося пополнить свои знания региона отношениями с местными политиками. Да не вопрос! Но в Тирасполе сейчас напоминают: ни один из российских послов в РМ за всю историю существования ПМР не проводил встреч с действующими здесь партийцами. Во всяком случае, открытых встреч такого рода замечено не было. А тут не просто встречи, а открытая демонстрация своих политических пристрастий, что, конечно же, должно было восприниматься как позиция, по меньшей мере, Смоленской площади. Западники встречались, да… Вспоминают, как наперегонки неслись сюда американский посол, затем глава миссии ОБСЕ в РМ, затем представитель ЕС в РМ, чтобы встретиться с лидерами «Прорыва». Они фотографировались, не стесняясь, и даже с удовольствием, в прорывовских желтых галстуках, снимки потом на все лады мелькали в Интернете. Но эти господа либо все и неизменно «молчали о главном», либо говорили такое, из чего лишь следовало, что они за мир, дружбу, ядерную безопасность, а приднестровский коньяк куда лучше виски и тем более кока-колы.

Когда случились в Молдове апрельские события, в Тирасполе лениво высказывались о скором отзыве Кузьмина – не углядел. Торопливое поздравление президента Медведева с победой на парламентских выборах Партии коммунистов РМ, возглавляемой действующим президентом РМ Ворониным, здесь тоже оценили, как недоработку российского посла. И вот, наконец, последнее. Утверждают, что открытый 10 октября в Бендерах памятник Михаилу Кутузову был сооружен на украинские гривны. Посол Кузьмин присутствовал на торжественном мероприятии. На него знающие люди глядели, как тогда в первый раз, - с недоумением и удивлением, будто бы спрашивая: как же так, господин посол?