НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2022
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Роман Коноплев: Конституционная реформа вместо конституционного переворота в Приднестровье

Новости // 12:38, 31 марта 2009 // 2048
Жители Приднестровья в очередной раз оказываются свидетелями сезонного обострения борьбы за власть между противоборствующими политическими кланами. За отсутствием должного развития демократических институтов, смена власти в ПМР  происходит максимально непублично и непрозрачно.

В отличие от Мадагаскара и Коморских островов, к счастью, в сегодняшнем Приднестровье пока не принято привлекать к подобным разборкам  специалистов с оружием, наподобие недавно отошедшего в мир иной Боба Денара. Пожалуй, и привлекли бы, да только есть вероятность, что при подобном развитии событий клятвы верности России в дальнейшем уже не помогут сохранить и без того потрепанные остатки приличного облика. Но, начнем по порядку.

На определенном этапе становления приднестровской государственности созрела необходимость в вице-президенте ПМР. В ходе президентской кампании 2006 года на должность второго лица в государстве выбор Игоря Смирнова пал на кандидатуру Александра Королева. Влиятельные политические кланы и большой бизнес не возражали против его персоналии. Спустя некоторое время выяснилось, что исполнять роль «дрожащей твари» вице-президент отнюдь не желает, а скорее, наоборот, «имеет право». Сквозь скромные, робкие шаги неприглядного тихони внезапно проступила железная поступь преемника. После странных финансовых операций вокруг Приднестровской Железной Дороги, инициатив наподобие Совета Безопасности, а напоследок и программы «Вертикаль» по ТВ ПМР с обещанием пересмотра итогов приватизации, политические группировки Приднестровья взбодрились. С ужасом услыхали они сквозь нежное цоканье кошачьих лап, опускающихся на президентский паркет, рык саблезубого тигра. Депутатам Верховного Совета и крупному приднестровскому бизнесу впервые за всю историю ПМР стало по-настоящему страшно. За кандидатуру будущего президента, за самих себя, за крупный бизнес. Узрев в вице-президенте «не мальчика, но мужа», депутаты решительно пошли ва-банк.

В профильных комитетах Верховного Совета ПМР началось обсуждение поправок в Конституцию республики. Они известны, как «Инициатива шестнадцати». Под ней поставили подписи депутаты – члены партии «Обновление»: Морару,  Гузун, Пасат, Дьяченко, Рыбяк, Бабенко, Боднар, Трескова, Спориш, Онуфриенко, Тобух, Гукаленко, Тюряева, Дирун, Васильев и Чебан.

Из числа сенсаций, связанных с этими инициативами, можно выделить упразднение поста вице-президента Приднестровья,  уникальную правовую норму, согласно которой две трети депутатов могут лишить депутатского мандата своего коллегу. Так же Парламент усиливает свой контроль и влияние на исполнительную и судебную ветви власти. Депутаты получат  право инициировать отрешение от должности любого высшего должностного лица,  начиная с президента, председателей Верховного, Конституционного и Арбитражного судов и заканчивая  членами  Кабинета министров. При этом сам парламент распустить не может никто, кроме самих депутатов.

Введение поста вице-президента в России, как мы помним, обернулось танковым штурмом Верховного Совета в октябре 1993 года. С тех пор у президента РФ нет никаких «вице». Злополучная должность была ликвидирована, словно некая мина-ловушка, которую вопреки здравому смыслу установили российские демократы в эпоху распада СССР. В 1993 году «мина-ловушка» сработала так, что подлинное число жертв штурма российского парламента не известно до сих пор. В Приднестровье у президента и парламента –  общее здание, и невозможно представить, что в одно из самых высоких строений в Тирасполе, являющееся своего рода визиткой столицы ПМР, начнет стрелять танк в ходе обострения межклановой борьбы за власть. Стреляя в любое крыло здания, можно поджечь весь дом. Однако существуют ли стопроцентные гарантии того, что рано или поздно здание парламента-президента с одной, другой, а то и с обеих сторон в порядке очереди, не будет потревожено танком?

Рецепт защиты всех ветвей власти от танковых залпов, как ни странно, прост. Этим рецептом является демократия. Конкретнее,

1.    Независимость трех ветвей власти друг от друга: исполнительной, законодательной и судебной.
2.    Защита гражданских прав и свобод
3.    Развитие институтов гражданского общества, в том числе партийной системы
4.    Равное присутствие политических партий в СМИ
5.    Честные выборы

Шестнадцать депутатов «Обновления» вместо этих четырех пунктов предложили нам вместе с логически обоснованной идеей ликвидации поста вице-президента кое-какую дополнительную макулатуру. В нагрузку. Макулатура в виде «поправок шестнадцати» закрепляет юридически абсолютное доминирование Верховного Совета,  большинством которого на сегодняшний день являются депутаты одной партии – «Обновления». Получается, что они требуют реформы для укрепления одной лишь своей личной власти. И всё. «Инициатива шестнадцати» - это обновленная авторитарная модель, во главе которой вместо президента оказывается Верховный Совет. Менее авторитарной от перемены мест слагаемых эта модель не становится. Скорее наоборот. Сегодня различные ветви власти имеют юридически закрепленную независимость друг от друга. Пусть она не в полной мере реализована, но она хотя бы формально закреплена. Разрушить эту, пусть зачастую лишь декларируемую, независимость – это закатать ростки приднестровской демократии в асфальт.

Нужна ли Приднестровью конституционная реформа? Безусловно, нужна. Нынешняя система далеко не идеальна, и не является в полной мере демократической. То тут, то там в законодательстве республики зияют дыры. Во многом благодаря несовершенству нормативной базы возникает простор для злоупотреблений. В том числе и в сфере обеспечения конституционных прав граждан. Это признают и международные эксперты, и рядовые приднестровцы. Достаточно обратить внимание на непропорциональное освещение деятельности партий в СМИ, на подкуп избирателей в ходе выборов. Но, по крайней мере, сегодня нельзя сказать, что Приднестровье уходит от демократии, а не движется к ней. Сегодня так сказать нельзя. Но что скажут о Приднестровье завтра?

Безусловно, «второе лицо» государству необходимо на тот случай, если президент в силу каких-либо причин не сможет исполнять возложенные на него обязанности. К примеру, в период отпуска. Или, не дай Бог, болезни. Роль «второго лица» может исполнять глава правительства. В инициативах депутатов Верховного Совета о главе правительства ничего не сказано. Кто будет замещать президента в случае его временного отсутствия? Парламентарий? Спикер? В таком случае законодательная власть подчиняет себе власть исполнительную. Это не демократия.

В среде депутатов раздаются голоса и в пользу отмены порога явки. То есть, выборы будут признаны состоявшимися на участке, где вместо нескольких тысяч проголосует хоть один, хоть двадцать человек. Что это означает на практике? Данная мера стимулирует отказ политиков от публичной состязательности, требующей определенных расходов на избирательную кампанию для многих тысяч людей в пользу подкупа небольшой группы граждан. При отсутствии публичной кампании к урнам придут лишь те избиратели, которых подкупили пакетами с едой либо деньгами. Это значит, что приднестровских депутатов будут выбирать единицы. Можно ли будет считать демократическим государство, в котором парламентарии избираются абсолютным меньшинством населения? Нет, это не демократия.

Депутаты Верховного Совета требуют для себя права лишать своих коллег мандата. Представим себе ситуацию, что в следующем парламенте ПМР будет 13 депутатов партии «А» и 30 депутатов партии «Б». Последним захочется «уволить» своих конкурентов под каким-либо надуманным, формальным предлогом. Что может им помешать? Депутаты, способные простым голосованием большинства лишить мандата другого народного избранника – это не демократия, это нечто диаметрально иное.

К слову отмечу, что-то не спешат приднестровские парламентарии реформировать избирательное законодательство по российскому образцу. Ни слова не произносится в Верховном Совете о пропорциональной системе партийного представительства, несмотря на множество проведенных Круглых Столов по данной тематике. Несмотря на успешно реализованные российские новации в данной сфере. Между прочим, в России по партийным спискам формируют не только Государственную Думу, но и региональные парламенты, и даже Советы малых городов. Разве проблема партийных выборов менее актуальна, чем ликвидация института вице-президента? Создается впечатление, что «Обновлению» не нужны в парламенте ПМР другие партии, а в ходе очередных выборов приднестровцы будут созерцать тот же самый цирк – с продуктовыми пакетами в обмен на голоса в пользу тех же самых одномандатников. И уже без порога явки. Наверное, чтобы кандидатам в ходе следующей «избирательной кампании» сильно не потратиться. Но это не демократия.

Парламент, отстраняющий от должности председателей Верховного, Конституционного и Арбитражного судов – это отсутствие в государстве независимой судебной власти. Это не демократия, это наоборот.

Сегодня сложно считать приднестровские государственные СМИ идеалом демократичности. Но стоит ли затевать конституционную реформу лишь ради того, чтобы из двух приднестровских телеканалов, оба неустанно воспевали тяжкие трудовые подвиги депутатов Верховного Совета? Вместо сегодняшнего одного, и без того «парламентского» телеканала ТСВ. Да, ТВ ПМР – не идеал свободного СМИ. Но какая, собственно, разница приднестровцам, от кого будут исходить установки политической цензуры – от руководителя профильного министерства, или Верховного Совета? Цензура – она и есть цензура. Отсутствие свободы слова в СМИ – это не демократия.

Таким образом, выходит, что «в дополнение» к ликвидации должности вице-президента, депутаты Верховного Совета решили подчинить себе полностью, без остатка, всё государство. Добавят ли подобные новации авторитета приднестровским законодателям? Добавят ли уважения со стороны россиян, украинцев, европейцев? Добавят ли понимания в глазах собственных граждан? Сомневаюсь, что гражданам Приднестровья понравится этот феодальный строй. Сомневаюсь, что эти законодательные инициативы не опозорят Приднестровье перед всем миром. Сомневаюсь, что не только авторам «инициативы шестнадцати» но и всем без исключения депутатам Верховного Совета ПМР спустя некоторое время после принятия этих самых «поправок» не запретят въезд не только в Евросоюз, но и  на территорию России и Украины. Обязательно запретят, потому что приличные люди не пускают к себе не одних лишь людоедов и рабовладельцев, но и тех, кто демонстративно ликвидирует права и свободы в своей собственной стране.

Следовательно, «инициатива шестнадцати» - это юридическое закрепление авторитарной модели в Приднестровье. Возможно, парламентарии не имели злого умысла, они всего лишь слабо разбираются в конституционном праве. Любой человек способен совершить ошибку. В столь серьезном случае доля ответственности лежит и на гражданском обществе Приднестровья. Граждане ПМР не имеют права позволить депутатам оступиться, запутаться в своих ошибках - ведь тем самым они навредят не только республике, но и самим себе.


Какие инициативы депутатов выглядели бы, пожалуй, здравыми, демократическими, и вообще уместными? Предположим, пусть будет парламентская республика, как того хотят нынешние депутаты Верховного Совета ПМР. Конечно, это не панацея от всех государственных проблем, но развитие парламентаризма вряд ли способно навредить Приднестровью в его нынешней, крайне тяжелой ситуации. Что представляет собой среднестатистическая парламентская республика в демократической стране при условии обеспечения демократических процедур в ходе подготовки к парламентским выборам? Какие новации были бы наиболее актуальными с учетом приднестровских реалий?

1.    Введение пропорциональной избирательной системы по партийным спискам
2.    Введение должности Главы правительства
3.    Введение конституционных норм, согласно которых партия, победившая на выборах, или коалиция партий, назначают главу правительства, и формирует Кабинет министров.
4.    Введение конституционного «механизма сдержек и противовесов» с целью недопущения узурпации полномочий одной из ветвей власти в ущерб другой.


Глава правительства и Кабинет министров, не способные реагировать на вызовы и угрозы, в том числе и под давлением общественности в цивилизованных странах слагают свои полномочия. В этом случае возможность исправить ситуацию предоставляется оппозиции. Такие абсолютно бескровные «революции» переживает регулярно любая европейская страна. Не справился, люди отказывают в доверии – уйди, не мешай. Это один из основных принципов демократии, который позволяет гражданам менять власть, не прибегая к насильственным, противозаконным действиям. В наличии подобных возможностей по ротации элит и заключается политическая стабильность. Стабильность не возникает при феодализме, теократии, рабовладельческом строе. Потому что народ всегда свергает тиранов, даже если они любят щеголять демократическими лозунгами и рассуждать о Боге, прогрессе или защите прав.

Кстати говоря, демократическая система с определенными оговорками, хорошо ли, плохо ли, но уже не первый год функционирует в соседних Приднестровью государствах – Украине и Молдове. Со стороны европейских и российских экспертов существуют определенные претензии к их избирательной процедуре, к обеспечению прав граждан, к равному присутствию в СМИ, но их выборы признаются и Россией, и ЕС. В том числе и по причине того, что власти Молдовы и Украины прислушиваются к сторонним рекомендациям, дабы не прослыть варварами.

В свою очередь не стоит забывать, что Россия, на которую во многом равняется Приднестровье, - президентская республика. Пусть депутатам Верховного Совета ПМР вариант президентской республики нравится меньше всех других. Отчасти можно понять депутатов, и согласиться с ними в оценке преимуществ парламентской системы, поддержать приднестровский парламентаризм. Только пусть оставят гражданам право спросить с партии-победительницы парламентских выборов и сформированного ей правительства за результаты деятельности. Не следует порождать безнаказанность и коррупцию, подчиняя кому бы то ни было судебную систему. И граждане ПМР хотели бы уже сегодня знать, какая партия будет нести ответственность за деятельность нынешнего Кабинета министров.

Что же касается теории, то, на самом деле, для успешности государства не столь важно, президентская республика, парламентская, или даже конституционная монархия. Важно, чтобы соблюдался определенный паритет, баланс сил.  Важно, чтобы три ветви власти – законодательная, исполнительная и судебная - были независимы друг от друга. Важно, чтобы в государстве соблюдались права человека, чтобы граждане и политические партии имели равные возможности. Их этих «мелочей» формируется доверие населения, обязательное в нынешней ситуации непризнанности ПМР.

Граждане Приднестровья не любят ходить на митинги, и не любят передачи про политиков и партии. Но они обязательно заметят, если их политические права будут ликвидированы. Если не заметят, им помогут в этом соседние государства. В таком случае приднестровцы вполне резонно вынуждены будут обратиться к мировому сообществу с целью защиты своих прав от поползновений авторитарных демагогов, считающих себя пупом вселенной. Это значит, что рано или поздно на площадь Тирасполя перед зданием парламента и президента Приднестровья выйдет танк. И граждане, которых государство с садистским удовольствием отделило от самих себя,  прокричат в адрес президента и парламента: «Чума на оба ваших дома»! И встретят восторженными аплодисментами танк, в надежде, что танк вернет им демократию.

Роман Коноплев -  директор Аналитического бюро "Consulting Mobile", юрист в области конституционного права