/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции
Раскол в ПКРМ определяет движение Молдовы в ЕС и НАТО

Раскол в ПКРМ определяет движение Молдовы в ЕС и НАТО

Эксперты
//
10:55, 10 июня 2014
//
2047
Политические разборки в компартии Молдовы стали предметом экспертного и общественного интереса в РМ. ИА "ТИРАС" публикует мнение по поводу событий в ПКРМ молдавского аналитика, доктора истории Руслана Шевченко. 

 
Закрытый пленум ЦК ПКРМ, состоявшийся 7 июня 2014 г., стал водоразделом в истории не только самой этой партии, не так давно безраздельно правившей страной, но, в определенном смысле, важным этапом в новейшей истории Молдовы. Для столь масштабного заключения у нас накопилось немало аргументов. Их мы попытаемся обосновать в настоящей статье.
Кризис, которому мы стали свидетелями теперь, возник не вчера и не год назад. Предпосылки для него были заложены уже в момент зарождения партии, в октябре 1993 г. Уже тогда возникновение Воронина в качестве одного из сопредседателей ПКРМ (другими были бывший первый секретарь Комратского райкома КПМ Ф.Манолов и бывший первый секретарь Котовского райкома КПМ А.Негуца) должно было бы вызвать вопросы у всех тех, кто знал биографию этого партийного и государственного деятеля Советской Молдавии. Замеченный бывшим заведующим отделом организационно-партийной работы ЦК КПМ Г.Дыгаем, в течение 1970-х гг.В.Воронин при его поддержке прошел посты зав.промышленным отделом Дубоссарского райкома партии (1971-1973 гг.), зам.председателя Дубоссарского горисполкома (1973-1976), председателя Унгенского горисполкома (1976-1979), председателя Унгенского райисполкома (1979-1981 гг.). Затем в 1981-1983 гг., по рекомендации Дыгая В.Воронин учился в Академии Общественных Наук при ЦК КПСС, куда попадали только лица, на которых предполагалось сделать в будущем большую ставку. И это несмотря на то, что каких-либо экстраординарных успехов Воронин на этих должностях не достиг, но зато не раз попадал в различные неприятные ситуации. Это и история с его близкими родственниками, поддерживавшими контакты с румынской военной и гражданской администрацией и даже занимавшими в ней чиновничьи должности.
 
И жалобы на самодурство Воронина, который, по словам бывших его подчиненных по Дубоссарскому хлебозаводу, «избивал рабочих», которые удалось уладить только после того, как непонятно почему занявшийся его делом секретарь ЦК по идеологии П.Лучинский заверил ЦК КПСС, что жалобы на Воронина несправедливы и не соответствуют действительности. Заметим однако, что подобные вопросы вообще не входили в компетенцию Лучинского, кадрами занимался второй секретарь ЦК, в ту пору – Ю.Мельков, а с 1973 г.- Н.Меренищев, а промышленностью ведал секретарь ЦК Б.Стешов. Это и конфликт с министром жилищно-коммунального хозяйства республики Н.Положенко, который в бытность Воронина председателем Унгенского горисполкома потребовал его наказать за попытку отобрать у министерства здание ведомственной гостиницы, находившейся в Унгенах. 
Несмотря на то, что даже часть всего этого могла в те времена навсегда сломать карьеру и деятелей покрупнее Воронина (одно обвинение в сотрудничестве родственников с немецко-румынской администрацией чего стоит), на биографии Воронина оно никак не сказалось. Уже в 1983-1984 гг. Воронин работал инспектором отдела организационно-партийной работы ЦК КПМ, а в 1984 г. стал заместителем заведующего этим отделом (то есть самого Дыгая). В 1985 г. он явно ненадолго переместился на должность зав.отделом в Совете Министров МССР, но уже в октябре 1985 г. занял пост первого секретаря Бендерского горкома партии (предшественником его был будущий соратник по ПКРМ Н.Бондарчук), а в декабре 1985 г. был утвержден в должности председателя Комиссии Верховного Совета по науке, культуре и образованию. В феврале 1989-июне 1990 гг. Воронин являлся министром внутренних дел Молдовы с присвоением звания генерал-майора (ранее был капитаном запаса). Там он сумел избежать большого кровопролития 7 и 10 ноября 1989 г., сознавая, что если бы это случилось, то на его политическом будущем пришлось бы ставить большой крест. Затем в 1990-1993 гг. В.Воронин учился в Академии МВД СССР/РФ и, провалившись на выборах первого секретаря ЦК КПМ в феврале 1991 г. (первым секретарем ЦК стал Г.Еремей), собирался по окончании Академии завершить свою карьеру и уйти на генеральскую пенсию.
Все вышеприведенные факты, многие из которых малообъяснимы даже ныне, говорят о том, что Воронин был замечен в Кишиневе, Москве и вне всякого сомнения - и за границей еще в 1960-е гг. и уже тогда его выделили и настойчиво вели к вершинам власти в Молдове, вопреки всем многочисленным препятствиям, которые его в то время должны были преследовать. Это объясняет и многочисленные обвинения его в связях с Москвой, дождем сыпавшиеся на него вплоть до 2001-2002 гг. Это же обстоятельство стало причиной того, что бывший второй секретарь ЦК КПМ И.Гуцу, в силу своей прежней карьеры тоже имевший немалые связи в Москве, предложил именно его кандидатуру на пост сопредседателя формировавшейся летом 1993г. ПКРМ и вместе с бывшим секретарем ЦК КПМ по идеологии Е.Собором сумел убедить Воронина занять это место. 
После того, как «свой» человек был проведен на нужное место, сами И.Гуцу и Е.Собор, ранее предполагавшие войти в руководство партии, вскоре незаметно отошли в сторону и прекратили связи с создаваемой организацией, пополнявшейся тогда людьми в основном пожилого возраста, искренне верившими в идеалы марксизма-ленинизма. Затем, в декабре 1994 г. последовало ожидаемое, по законам жанра, устранение ставшего уже не актуальным института сопредседателей партии, и Манолов с Негуцей остались без должностей (впрочем, Негуца в 1997 г. занял пост секретаря ЦК ПКРМ по идеологии). Но уже тогда стали находиться люди, которые поняли, что коммунизм остался только в программе партии, тогда как на самом деле происходило постепенное обогащение ее лидеров. Как следствие, уже в 1997 г. партию покинул секретарь ЦК в 1994-1997 гг. Ф.Христев, ставший основателем вскоре канувшего в Лету Союза коммунистов Молдовы.
В дальнейшем ПКРМ, формально придерживаясь прежней программы, продолжала собирать вокруг себя сторонников левой ориентации в стране. Однако основная их часть обладала опытом работы только в ушедшей в прошлое советской партийно-государственной машине. Это означало очень многое, в частности, управленческие навыки, большой практический опыт, умение работать с документами и поддерживать дисциплину и т.д. Но при этом у них не было представления, как работать в условиях теперь уже капиталистической экономики. Поэтому, придя к власти в Молдове в феврале 2001 г., и обнаружив острейший дефицит кадров профессиональных управленцев в собственной среде, руководству ПКРМ пришлось сохранить на службе множество чиновников разных рангов, чаще всего вообще не имевших никаких прокоммунистических убеждений, но обладавших хоть каким-то управленческим опытом. Значительная их часть, кто из карьеристских побуждений, а кто по принуждению впоследствии вступил в ПКРМ, что, однако, только ослабляло партию изнутри, так как некому было, как в советские времена, проверять прошлое коммунистов, следить за их моральным и профессиональным обликом и относительно сурово карать за проступки. С другой стороны, партия пополнялась, в том числе и из комсомола, молодежью левых убеждений, привлеченной левой риторикой и лозунгами ПКРМ. 
Это обусловило быстрое расслоение партии на несколько основных группировок – более или менее искренне преданных идее, «консерваторов», примыкавшей к ним группе молодежных лидеров, веривших в возможность революционных действий в борьбе за приход к власти в Молдове и подавление теми же средствами после этого различных антикоммунистических группировок, и «болото», которое не имело собственных убеждений, а примыкало к тем, кто казался более влиятельным (таковым был В.Воронин). Лидером первой группы некоторое время считался исполнительный секретарь ЦК ПКРМ (в 2001-2004 гг.) В.Степанюк. Лидером второй – неофициально поддерживавший ПКРМ, а с 2000 г. - открыто вошедший в партию  М.Ткачук. Легко устранив В.Дораша, случайно ставшего главным советником В.Воронина, М.Ткачук сам занял его место в июне 2002 г. Должность при этом стала называться «советник Президента по внутренней политике». На этой должности он отличился многочисленными пророссийскими заявлениями и стремлением идти на различные компромиссы с Москвой.
Июнь 2002 г. можно считать, собственно, новым этапом в истории ПКРМ, потому что с этого момента происходит стремительное укрепление «младокоммунистов», ведомых Ткачуком, и быстрое занятие ими ключевых должностей в ПКРМ, в особенности отвечавших за идеологию и пропаганду (наиболее талантливые из них, как А.Исаев, ставший зам.редактора «Независимой Молдовы», А.Петков, перешедший на работу в Аппарат Президента, и некоторые другие - заняли заметные посты и до этого). Уже в 2002-2003 гг. стало заметным противоборство группировок «консерваторов» и «младокоммунистов». Последние, руководимые Ткачуком, вели себя значительно более активно, проводили многочисленные левые акции, публиковали статьи, в которых доминировала та же революционная риторика.
Однако им не давали осуществлять на практике подавление крупного «некоммунистического» бизнеса в Молдове, как это можно было бы ожидать, исходя из их заявлений. Причина коренилась в том, что это немедленно вызвало бы резкую реакцию США и ЕС, политическую изоляцию и крах власти ПКРМ. Руководство компартии ограничилось лишь тем, что изгнало значительную часть враждебно настроенных крупных предпринимателей из страны и раздавило верхушку преступного сообщества Молдовы, которое так или иначе могло поддерживать с ними связи, рассадив его по тюрьмам. Миллиардер Анатол Стати в то время стал вести бизнес только в Казахстане, его заместителем по Ascom-group стал нынешний премьер Молдовы Ю.Лянкэ. Были арестованы основные «воры в законе». Из Молдовы бежал преступный авторитет Г.Карамалак («Болгар») и др.
В эти годы (примерно 2001-2008 гг.), отличавшиеся относительной экономической стабильностью и экономическим ростом в стране (при всех противоречивых тенденциях, которые имели место в то время, в частности, нестабильным развитием сельского хозяйства, испытывавшего то взлеты, то спады) складывается олигархическая система управления, «в одно окно», то есть через самого Воронина. Карьера шла вверх у тех деятелей, кто оказывался близок к нему лично. Так в окружении Воронина появился Владимир Плахотнюк, который, однако, длительное время оставался неизвестен широкой публике и обслуживал, судя по имеющейся информации, интересы Воронина, его семьи и приближенных, сумев сколотить себе на этом не только большое и все время росшее состояние, но и влияние на лидера страны. Он и стал одним из представителей крупного бизнеса, активно поддерживавших в ту пору ПКРМ.
В 2004 г. группировка М.Ткачука сумела «отодвинуть» с должности исполнительного секретаря ЦК презираемого ими В.Степанюка, которого некоторые ее сторонники считали «недостаточно образованным», «неотесанным» и вообще неподготовленным для такого поста человеком. Сама должность исполнительного секретаря, как дававшая слишком много власти занимавшему ее, была ликвидирована. В 2005 г. В.Степанюк был под их влиянием снят и с поста председателя фракции ПКРМ. Вместо этого в 2004-2005 гг. он получил менее значимые посты секретаря ЦК по идеологии и председателя парламентской комиссии по культуре, науке и образованию, а затем и вице-премьера по этим же вопросам. Это было не слишком заметное, но понижение статуса политического оппонента. Был также снят с поста секретаря ЦК и члена Политисполкома один из соратников В.Воронина по созданию ПКРМ, Ю.Стойков, не отличавшийся ни профессиональной подготовленностью, ни интеллектом для таких должностей (его основная профессия – инженер-дорожник, правда, с немалым опытом партийной работы еще в КПМ).
Одновременно в том же 2004 г. М.Ткачук стал членом ЦК ПКРМ, а в 2006 г. – членом Политисполкома ЦК и секретарем ЦК, фактически координировавшим деятельность партии. Правда, по инерции еще продолжалось выдвижение на крупные посты лиц, настроенных враждебно к Ткачуку и его пророссийской риторике. Таковым, в частности, был министр иностранных дел (2004-2009 гг.) и вице-премьер (2005-2009 гг.) Правительства Молдовы А.Стратан. Последний был твердым сторонником проевропейской ориентации Молдовы и активно продвигал этот курс, вопреки яростному сопротивлению Ткачука, что неоднократно, по свидетельствам СМИ, вызывало скандалы и конфликты в высшем руководстве ПКРМ, сопровождавшиеся даже слухами о якобы неизбежной скорой отставке Ткачука.
Однако лидера ПКРМ В.Воронина, как опытного политика, вполне устраивало наличие в руководстве страны и партии представителей разных течений и взглядов. В зависимости от конкретной политической обстановки он мог выдвигать на первый план то одних, то других. Если требовалась проевропейская и антироссийская риторика, возникал А.Стратан, который в присущем ему жестком стиле делал заявления о необратимости проевропейского курса страны. Если требовалась, как в 2007-2009 гг. пророссийская риторика, появлялись М.Ткачук со своими немалыми связями в Москве, и «молодое» крыло партии, действующие и бывшие комсомольцы, которые как в Молдове, России, так и на Западе декларировали верность дружбе с Россией, во главе с И.Шупак и другими Это крыло партии способствовало под руководством М.Ткачука установлению связей партии с левыми движениями Европы, в том числе еврокоммунистами, усвоению идей и принципов крайне левых организаций, по типу сторонников Че Гевары, имя которого становится с тех пор все более популярным в СМИ, контролируемых ПКРМ («Коммунист», «Пульс» и другие). В 2008 г. его представитель – А.Исаев, главный редактор «Коммуниста», стал и членом Политисполкома ЦК.
2009-й стал трагическим для ПКРМ. Из-за грубого промаха В.Воронина, подписавшего 18 марта 2009 г. Меморандум «Воронин-Медведев-Смирнов» по приднестровскому урегулированию, гарантировавший пребывание российских войск в восточном регионе страны до окончательного политического разрешения этого конфликта (это было именно то требование, которое возмутило США и ЕС в 2003-м и привело к срыву подписания «плана Козака»), несмотря на сокрушительную победу на выборах 5 апреля 2009 г. (60 мандатов), Запад организовал «желтую карточку» Воронину, поддержав подготовку и проведение погромов 7 апреля 2009 г. в центре Кишинева и заставив его уже через неделю, к 15 апреля, освободить практически всех задержанных по этому делу хулиганов. Однако Воронин не извлек выводов из случившегося и продолжал делать заявления, свидетельствовавшие о его пророссийских устремлениях. Ответом Запада были поддержка антикоммунистической оппозиции, разрыв одного из крупнейших бизнесменов страны В.Плахотнюка с ПКРМ, сближение его с ДПМ, выход из ПКРМ 10 июня 2009 г. одного из наиболее известных деятелей партии М.Лупу, имевшего и личную популярность в народе, и его переход в ту же ДПМ. Как следствие, всерьез поверившего в свою политическую неуязвимость В.Воронина ждал крах ПКРМ на выборах 29 июля 2009 г. и ее уход в оппозицию. 11 сентября 2009 г. В.Воронин был вынужден сложить полномочия Президента и уйти в отставку.
2009 г. также повлек за собой новое укрепление позиций сторонников М.Ткачука в руководстве ПКРМ. Депутаты фракции В.Степанюк, В.Цуркан, Л.Бельченкова и В.Гузнак покинули ее, став независимыми. И если уход телеведущей Л.Бельченковой или бывшего министра В.Гузнака не представлял собой сколько-нибудь серьезной потери для ПКРМ, то уход главного юриста партии В.Цуркана, имевшего большой опыт практической работы еще в советские годы, а тем более бывшего главного идеолога В.Степанюка обозначил практически полную победу «младокоммунистов» во главе с М.Ткачуком над остальными группировками в партии. Она была закреплена в 2010 г. продвижением ее представителя – Ю.Мунтяна на восстановленный пост исполнительного секретаря ЦК ПКРМ и члена Политисполкома.
Следствием этого стали многочисленные массовые акции протеста, которые организовывались М.Ткачуком с согласия В.Воронина, и которые должны были расшатать политическую власть Альянса за европейскую интеграцию, пришедшего к власти в июле 2009 г. В 2010-2011 гг. по всей стране проводились «Социальные марши» против антисоциальной политики действующего руководства страны и снижения общего уровня жизни. Партия неоднократно приостанавливала свое участие в заседаниях Парламента, стремясь заблокировать его деятельность и вынудить правящую коалицию пойти на досрочные выборы, пользуясь отсутствием законно избранного Президента, осуществляла массовые протесты, особенно в центре Кишинева. Открыто заявлялось о намерениях свергнуть действующую власть в случае неисполнения требований протестующих. Наконец, начали создаваться структуры Гражданского Конгресса, которые должны были после падения нынешней власти заменить их и обеспечить нормальное функционирование министерств, ведомств и структур местной власти. Называлась даже дата переворота – 1 мая 2012 г., когда должен был состояться Второй Гражданский Конгресс. Однако эти меры борьбы, направляемые Ткачуком, не дали никакого результата. Даже наоборот. В ноябре 2011 г. партию покинула «умеренная» группировка во главе с бывшим кандидатом на пост примара Кишинева И.Додоном. В решающий момент своего существования, 16 марта 2012 г. правящая коалиция, осознав, что может потерять поддержку Запада, сумела консолидироваться и избрать при поддержке ПСРМ Президентом страны Председателя Высшего Совета Магистратуры Н.Тимофти. 
Это позволило властям перейти в наступление и закрыть 5 апреля 2012 г. с молчаливого согласия Запада главный медиа-рупор ПКРМ – телеканал НИТ. Воронин, убедившись, что Запад по-прежнему поддерживает правящую коалицию, и понимая, что ее силовое устранение в таких условиях повлечет за собой усиление позиций правых и контрпереворот при непосредственной поддержке Запада, отказался от намерений взять власть. Вместо этого 1 мая 2012 г. состоялся относительно небольшой митинг, на котором собравшиеся «выпустили пар», высказав недовольство режимом. Это показало значительной части общества, что влияние ПКРМ на власть существенно ослабло и при поддержке США и ЕС правящая коалиция способна выдержать натиск левой оппозиции. Немедленно после этого, в июне-декабре 2012 г. парламентскую фракцию ПКРМ покинули еще 5 депутатов - В.Мишин, О.Бабенко, Т.Ботнарюк, недавний главный оратор ПКРМ на массовых митингах 2012 г. И.Чебан, а также преемник Мишина в качестве главного юриста партии С.Сырбу. 
Хотя ПКРМ удалось, пользуясь непопулярностью социально-экономического курса правящей коалиции в стране, во многом восполнить свои позиции среди избирателей в течение 2013 г., в ней все острее разгорался внутренний конфликт.
Он был связан с отношением руководства партии к В.Плахотнюку, вице-председателю ДПМ, олигарху, являвшемуся в 2010-2013 гг. и вице-председателем Парламента страны. Если лично В.Воронин высказывался о В.Плахотнюке очень противоречиво, явно не желая до конца рвать связь с ним и понимая, что последний очень много знает о нем и его семье, то М.Ткачук не без оснований относился к любым связям ПКРМ с Плахотнюком как к компрометирующим авторитет партии и ее руководства. Он также считал необходимым ориентировать ПКРМ на Таможенный Союз, чтобы сохранить за собой традиционный электорат коммунистов, что обретало действительно особую важность в свете того, что и другие левые партии и группировки (ПСРМ, Возрождение-Renaștere и т.д.) придерживались в предвыборных целях той же ориентации. 
Однако весной 2014 г. ситуация круто изменилась. В.Воронин, под влиянием Ткачука на протяжении всех последних лет произнесший множество речей в пользу Таможенного Союза, осознав, что продолжение риторики в пользу последнего гарантирует ПКРМ очередное поражение на выборах (и снова с согласия Запада), а значит, и ослабление партии, вдруг снова заговорил о перспективах европейской интеграции страны. Одновременно в выступлениях Воронина прекратились нападки на Плахотнюка. Как и следовало ожидать, это вызвало резкое несогласие М.Ткачука. Но на сей раз это несогласие обрело значительно более острые формы, чем раньше, так как приближаются парламентские выборы. Брифинг Ткачука с почти неприкрытой критикой Воронина стал поводом для оргвыводов в отношении Ткачука и его сторонников. На пленуме 7 июня 2014 г. они (М.Ткачук, Г.Петренко, Ю.Мунтян) были сняты с должностей и «разжалованы» в рядовые коммунисты. Некоторые из назначенцев Ткачука предпочли открыто не высказываться, возможно, надеясь, что их не коснется чаша сия. 
Разворот, осуществленный В.Ворониным в преддверии выборов, ставит теперь партию на грань раскола (в сущности, он уже неофициально и произошел, ибо часть членов партии будет поддерживать Ткачука против Плахотнюка и Воронина). Хотя лично Ткачук не пользовался серьезным авторитетом на местах из-за «заумности» своих речей, но он и его сторонники проводили важнейшую организационную и особенно информационно-пропагандистскую работу в районах и городах страны. Его поддерживает достаточно сильное сегодня (ввиду заметного омоложения партии) молодежное крыло во главе с А.Рошко, П.Григорчуком, Н.Кухаренко, Д.Якимовским и другими. На его же стороне часть фракции ПКРМ, в частности, такие депутаты, как опытные журналисты А.Петков, К.Старыш. Достаточно влиятельны и их оппоненты в лице А.Решетникова, лидера фракции ПКРМ в Парламенте М.Постойко и других. Разброд и шатания, конфликты между еще недавно объединенными общими целями и задачами соратниками по партии неизбежно скажутся на авторитете партии среди населения. Хотя во главе ее пока остается В.Воронин, одно только участие которого придает партии значительное число сторонников и парламентских мандатов, но немалое количество ее сторонников, разочарованных кульбитами руководства ПКРМ, может оказаться на выборах в стане декларирующих себя более последовательными сторонниками Таможенного Союза – ПСРМ во главе с И.Додоном.
Это означает, что ПКРМ теперь будет крайне трудно говорить о Таможенном Союзе, даже если партия очень того захочет, и эта «козырная карта» перейдет в руки ПСРМ. В то же время ни у какой другой левой партии нет человеческого ресурса для того, чтобы попытаться всерьез развернуть Молдову в сторону ТС. Это обрекает сторонников Таможенного Союза лишь на многочисленные протесты в СМИ и иногда различные формы уличных протестов. Даже попытка призвать на помощь гастарбайтеров, как мы уже рассказывали в одном из наших прежних материалов, довольно быстро потерпит крах. 
Вне зависимости от итогов выборов, теперь можно почти наверняка сказать, что нынешняя коалиция партий удержит власть в Молдове и в 2014 г. обеспечив «проевропейское правление» еще на четырехлетку (ибо реальный союз ПКРМ с ДПМ слишком маловероятен, ввиду крайне враждебного отношения активистов обеих партий друг к другу). Что означает продолжение сближения Молдовы с ЕС и НАТО, вполне вероятное получение Молдовой статуса кандидата в члены ЕС, а также серьезную техническую и кадровую помощь нашей стране со стороны НАТО. 
Не приходится сомневаться, что риски для молдавской государственности остаются. Это Левобережье и южные районы страны. Однако нужно заметить, что вмешательство Приднестровья на стороне России в молдавские события сегодня было бы крайне преждевременным, потому что оно полностью изолировано от других пророссийских регионов (таких, как Донецкая и Луганская области). Это пока понимает и руководство Приднестровья, которое явно выжидает – удастся ли «поджечь» Одессу и Одесскую область и создать там реально существующие сепаратистские структуры власти. Если это получится, то в этом случае провокации со стороны Приднестровья в любой форме, оживление гагаузских сепаратистов и попытки воссоздать на юге покойную «Гагаузскую республику» станут только вопросом времени. Это хорошо понимают и на Западе. 8 июня 2014 г. зам.Госсекретаря США В.Нуланд совершила поездку в Одессу, выясняя, насколько актуальна угроза сепаратизма и вмешательства России в дела этого украинского региона. Несмотря на то, что руководство города и области заверило, что ситуация полностью под контролем, обсуждались также меры по закреплению существующего положения. Это означает, что США сделают все от них зависящее, чтобы сорвать планы России и ее «стратегов» по дестабилизации ситуации в Одесской области. И несмотря на то, что обстановка в области действительно серьезная, подобный шаг В.Нуланд внушает надежду, что властям Украины удастся сохранить здесь стабильность. О том же говорит и недавнее признание М.Формузала, заявившего, что руководимый им регион получит право на самоопределение лишь в том случае, если Молдова перестанет быть независимым государством. Поэтому сегодня можно смотреть в будущее с осторожным оптимизмом. Основания для этого у нашей страны есть.


Руслан ШЕВЧЕНКО, доктор истории


comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×