НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2022
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Правила игры без правил

В мире // 15:40, 8 марта 2008 // 2344

Что же все-таки происходит в Центральной Америке?
История трехстороннего конфликта, между Колумбией – с одной стороны, и Эквадором, поддержанным Венесуэлой, с другой, выглядит, на первый взгляд, очень просто. Суть событий такова:

В ночь с 29 февраля на 1 марта ВВС Колумбии нанесли штурмовой удар по лагерю повстанческой организации Революционные вооруженные силы Колумбии (FARC) на территории Эквадора. По одним сведениям, лагерь находился в полутора километрах от границы, по другим – в трех, но сути дела это не меняет. Затем группа колумбийских военных вошла в лагерь, удостоверилась в эффективности действий авиации, возможно – добила раненых, возможно, захватила в плен 1-2 случайно уцелевших, и отошла на территорию Колумбии. Прибывшие на место обнаружили 19 трупов и трех тяжелораненых женщин, которые были доставлены в ближайший военный госпиталь.

Потери повстанцев составили 20 человек. Двадцатый - один из лидеров FARC, Рауль Рейес, труп которого колумбийцы забрали с собой. Вторжение Колумбии на территорию Эквадора вызвало возмущение Эквадора и поддержавшей его Венесуэлы. Эквадор, не имевший возможности предпринять нечто реальное, выражал возмущение дипломатическими методами. А Венесуэла, имевшая, по крайней мере, теоретически, такую возможность, начала демонстративно готовиться к войне с Колумбией. Впрочем, сейчас острота кризиса спала, Колумбия принесла извинения, обещала впредь не делать так больше, Венесуэла, во главе с пылким президентом Чавесом, тоже немного поостыла, страсти вроде бы улеглись. Пока что улеглись.

Это, повторяю внешняя сторона событий. Без контекста и без предыстории. Глядя на нее, волей-неволей задаешься многими вопросами.

Во-первых, позиция Эквадора выглядит небезупречной. Давать террористам убежище на своей территории – нехорошо. Тем более, что лагерь в трех (пусть в трех!) километрах от границы, это, как ни крути, прямой вызов и издевательство: мол, вот мы, близко совсем – а не возьмешь нас. В таких обстоятельствах у «принимающей» страны есть три выхода.

- Прямо признать: да, мы поддерживаем FARC. По такой-то, такой-то и такой-то причине – либо без объяснения причин.

- С помощью своих войск и полиции либо арестовать повстанцев, либо, по крайней мере, вытеснить их на территорию Колумбии

- Если сил для такой операции нет, закрыть глаза на некоторые вольности, совершенные колумбийцами. Тем более, что FARC – отнюдь не голуби мира и не ангелы, а весьма жестокая организация. А колумбийцы до сих пор не практиковали подобных рейдов. И, надо полагать, если уж они пошли на такое, то FARC их действительно достала «по-крупному»

И реакция Венесуэлы тоже, на первый взгляд, непонятна. Сколь бы радикально и антиштатовски (намеренно не использую слова «антиамерикански») не был настроен Уго Чавес, он отнюдь не наивный пылкий юноша. Он умный и расчетливый политик, и не сам по себе политик, а политик с сильной командой. Он и его окружение не могли не понимать, какова может быть цена открытой поддержки террористов: убивающих, похищающих, страх наводящих и т.п. И, тем не менее, Чавес поддержал позицию Эквадора! И что еще более поразительно, соседние страны Центральной и Южной Америки не встали на защиту Колумбии. Конечно, до заявлений, сходных по решительности с венесуэльскими дело не дошло, но молчаливая (и не совсем молчаливая) поддержка у Эквадора и Венесуэлы была.

В свою очередь, Колумбия повела себя предельно мирно. Не ответила той же монетой ни на один из воинственных демаршей Чавеса, вежливо извинилась и вообще постаралась поскорее замять эту историю. Несколько заявлений о том, что на ноутбуках Рейеса, найденных в лагере, были обнаружены «следы» финансирования FARC Венесуэлой уже глохнут без подпитки доказательствами. Либо ноутбуков нет вовсе (судя по состоянию лагеря после налета авиации, на то и похоже), либо на них нет ничего особенного, либо есть, но такое, как бы это сказать…обоюдоострое, что его на свет не вытащишь.

Да, кстати, еще один штрих. Чавес, конечно, герой-мужчина, но в случае конфликта с Колумбией, все преимущества в боях на земле были бы за колумбийцами. А некоторое преимущество Венесуэлы в ВВС быстро свела бы на нет американская воздушная поддержка, поскольку у США очень хорошие отношения с Колумбией, и очень плохие – с Уго Чавесом. Но это если считать «армия на армию», а так в Колумбии есть немало сил, которые сами не прочь разобраться с колумбийской армией. Что же все-таки происходит в Центральной Америке?

Конфликт между Колумбией и Венесуэлой назревал давно. Собственно говоря, конфликт никуда не делся. Колумбия жестко идет в фарватере США, получает от них помощь и ведет борьбу…теоретически – с колумбийской наркомафией. Практически – еще и с партизанами-марксистами. А в условиях Центральной Америки очень трудно провести черту между одними и вторыми.

Лист коки – часть образа жизни этих стран. Такая же естественная, и, в общем-то, не криминальная, как кружка пива в Чехии и Германии, стакан вина в Молдове, порция виски в США и Англии, рюмка водки в России. Да, передозировка этих жизненных благ ведет к деградации личности. Но миллионы людей пьют в меру и не превращаются в алкоголиков. С кокой – так же ситуация. Кокаин – это не кока! Чтобы получить дозу, сравнимую с одной скромной дорожкой, надо обглодать догола примерно куст коки. Но кокаин – это деньги. Большие деньги. Деньги, полученные у чужаков. У тех, кто уж явно не друг, а в лучшем случае – временный союзник. А чаще – враг. Деньги, которые можно использовать не только для личного обогащения, но и во благо. Например, для помощи бедным. Или – для вооруженной борьбы с обидчиками. А теперь скажите, есть ли у центральноамериканских левых - а также правых, средних, верхних, нижних, передних и задних и каких угодно еще хоть одна действительно серьезная причина не торговать кокаином? Причина может быть только одна: если за отказ от торговли заплачено больше, чем можно выручить от нее. Теперь вы понимаете, почему правительство Колумбии, ведущее многолетнюю и последовательную борьбу с кокаиновой промышленностью (а это именно промышленность, самая индустриальная отрасль этой части мира) на деньги США, мягко говоря, не пользуется симпатиями ни ближайших соседей, ни значительной части собственного населения. Между тем, вторжение на территорию Эквадора, не вызвавшее жесткой ответной реакции, легко могло стать прецедентом.

Что касается методов FARC, то эти партизаны отнюдь не самые жестокие из числа действующих в регионе. Они, скорее, умеренные, допускающие идею компромиссов и примирения, а погибший Рейес, в свою очередь, был представителем умеренного крыла внутри FARC. Непосредственные противники FARC, ведущие борьбу с ней, действуют, по меньшей мере, не менее жестоко. Не буду приводить примеры жестокости одной и другой сторон, пытаясь выяснить, кто же все-таки более жесток: система или антисистема. Жестоки обе. Партизанская и контрпартизанская война вообще очень жестокие вещи, изначально построенные на страхе, терроре и беспощадности. Замечу лишь, что антисистема всегда вторична, и приведу высказывание на сей счет субкоманданте Маркоса:

«Вы должны исчезнуть, и не только из-за того, что являетесь воплощением исторической нелепости, отрицания человека и циничной жестокости; вы должны исчезнуть, потому что само ваше существование – это издевательство над разумом. Вы сами сделали нас возможными и взрастили нас. Мы родились благодаря вам и являемся другой половиной этого сиамского близнеца. Чтобы исчезли мы, должны исчезнуть вы сами»

А теперь, подытожим кратко, что предлагали стороны, вовлеченные в конфликт:

Правительство Колумбии: наращивание силовых методов контрпартизанской войны, отказ от переговоров с партизанами.

Правительство Эквадора: посредничество в освобождении заложников, находящихся в руках у FARC, иногда годами. Основное требование FARC – освобождение своих сторонников, находящихся в тюрьмах Колумбии, зачастую, к слову – в гораздо худших условиях.

Уго Чавес: Исключение FARC из списка террористических организаций, расширение формата и предмета переговоров, поиск вариантов комплексного мирного урегулирования в регионе.

Покойный Рауль Рейес: постепенный, по мере возможности, переход от вооруженного противостояния к переговорам, в начальный период – в ситуации перемирия.

Не все были согласны с Рейесом. Ему противостояла сильная радикальная оппозиция внутри самой FARC. Понято, что гибель Рейеса, пользовавшегося большим уважением в рядах FARC, послужит сегодня наилучшим доказательством его заблуждений в данном вопросе и правоты его оппонентов.

И еще – последний штрих. Целью колумбийской операции был именно Рейес. Его труп, как главный трофей, колумбийские военные взяли с собой.

Таковы факты. Что касается оценки ситуации в свете изложенных обстоятельств, то полагаю разумным предоставить ее читателям.

Сергей Ильченко, для С-центра


Краткая справка

В Колумбии существуют 3 партизанских движения. FARC-AP (Революционные Вооруженные Силы Колумбии – Армия Народа) – крупнейшее из них. Оно контролирует большую часть территории примерно трети муниципалитетов страны, насчитывает около17 000 бойцов, удерживает сотни солдат-военнопленных и несколько десятков гражданских лиц, которых стремится обменять на находящихся в тюрьмах партизан, которых тоже сотни. В военном отношении уже много лет как в стране сложилась патовая ситуация и двоевластие, т.к. на территориях, находящихся под FARC действует ее фарковское законодательство, а наркоторговцы обязаны выплачивать партизанским властям «революционный налог». Это, свою очередь, служит поводом для США для обвинения колумбийских партизан в участии в наркобизнесе и наращивании своего военного присутствия в Колумбии.

Говоря о насилии со стороны FARC необходимо заметить, что параллельно партизанам существуют и противостоящие им ультраправые боевики из «Объединенных Сил Самозащиты», пользующиеся негласной поддержкой армии и правительства.

В результате гражданской войны каждые 24 часа в Колумбии по политическим причинам гибнет 10 человек. Только за последние 16 лет - больше полумиллиона погибших. Из них, по данным правозащитных организаций 76% уничтожено ультраправыми боевиками, 17% - партизанами и 7% - армией и полицией.

В стране идет активное «вымывание» умеренно настроенных политиков. Только за последние 20 лет было убито более четырех тысяч профсоюзных лидеров и правозащитников. Кстати, и сам Рауль Рейес вышел из профсоюзной среды, был убежденным сторонником мирной борьбы и примкнул к партизанам после того, как его ближайшие товарищи были уничтожены. Впрочем, несут потери и правые - за эти же годы были физически уничтожены пять тысяч членов легальной политической партии «Патриотический Союз».