НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2023
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Год под знаком Косово

Политика // 09:28, 19 февраля 2009 // 1972
Ну вот, уже год, как Косово живет отдельной жизнью: 17 февраля 2008 года парламент бывшего Автономного края Косово и Метохия в составе Сербии, а ранее – Югославии, в одностороннем порядке объявил о независимости от Сербии и о формировании суверенного государства Республика Косово.
 
Часть европейских государств и Соединенные Штаты, а также ряд мусульманских стран решение косовского парламента поддержали и Косово признали. Конечно, мнения на сей счет бытуют разные, и иск Сербии о неправомерности признания все еще бродит по канцеляриям Международного суда… Но если говорить о вещах реальных, а не о юридическом крючкотворстве, то Косово признано. Его  признало уже достаточно много стран – 54 страны. Эти страны достаточно удачно расположены относительно территории Косово. Все это в сумме дало Косово потенциальную возможность нормально развиваться -  как полноценное независимое государство.

Посмотрим теперь, как эта возможность была реализована.

В экономическом плане, результаты, достигнутые Республикой Косово за первый год, выглядят довольно бледно.  Жить за свой счет молодое государство оказалось не в состоянии – инвестиции в Косово (речь, понятное дело, идет о легальных способах вложения денег, а не о криминальных промыслах), что называется, не пошли. Во-первых, вкладывать их туда нужно на долгосрочной основе: в Косово есть серьезные запасы полезных ископаемых, но подготовка их масштабной разработки - дело многолетнее и затратное. А мир бизнеса накануне общемирового кризиса был увлечен  финансовой игрой, вкладываясь в краткосрочные и высокодоходные фондовые спекуляции. В этом плане момент для провозглашения независимости Косова был выбран не слишком благоприятный.

Во-вторых, даже если инвестиции и пойдут, далеко не факт, что их приток скажется на благосостоянии местного населения. Для того, чтобы это случилось, одних инвестиций мало. Нужна разумная система налогообложения иностранных предприятий. Нужна программа трудоустройства на открывшихся предприятиях местных жителей, нужны преференции предпринимателям, которые обучают и трудоустраивают косоваров, в массе своей – неквалифицированных, а не завозят иностранных рабочих. Словом, нужна очень серьезная политическая воля властей Косова. Между тем, Косово полностью зависит от тех 54 стран, которые признали его независимость, и отстаивать свои интересы, противостоять иностранным лоббистам зачастую просто не в состоянии. Так что приток инвестиций, даже если таковой и случится, еще не спасение.

Почему косовары, в массе своей (есть, конечно и исключения – но речь об общей тенденции) неквалифицированны? Да потому, что все, кто имел высокую квалификацию, уже давно трудоустроены. По большей части – за пределами Косова, поскольку в самом Косово работы для них практически нет.

Конечно, помимо инвестиций, которых пока нет, Косово получает еще и помощь. Оно уже получило в виде помощи несколько сот миллионов евро. Но результаты и здесь выглядят очень скромно: несколько километров построенной в сторону Албании автострады, несколько региональных шоссе и планы постройки электростанции за 3,5 млрд. евро – в Косово есть запасы горючих сланцев. Но это пока только планы, а в Европе – кризис. Все считают деньги, программы помощи если не сворачиваются, то сильно урезаются.

По большей части полученная помощь ушла, как в песок – помощь, при недостаточном контроле вообще имеет свойство оседать где угодно, только не там, куда она направлялась. А Косово считается одним из самых коррумпированных мест в мире.
Этому, к слову, немало поспособствовали и сами международные организации, щедро и нерасчетливо «осваивавшие»  гуманитарные миллионы. Особой пользы большинству населения Косово их деятельность не принесла, зато обратила в руины систему оплаты труда, а с ней – и ценностную ориентацию общества, в особенности – молодежи. А как могло быть иначе, когда университетский профессор в среднем получает зарплату в 450 евро, а водитель или охранник, работающий на международные организации -  от 600 и выше?

Эта ситуация – а вовсе не какая-то изначальная порочность косовских албанцев – порождает расцвет криминального бизнеса – ведь надо же людям как-то жить! Этому способствует и недавняя война – большое количество оружия на руках, большое количество людей, для которых вооруженное насилие стало, по сути, профессией, и, зачастую – единственной. Этому же способствуют широкие международные связи косоваров на личном уровне: десятки тысяч выходцев из Косова работают за рубежом, по большей части - в немецкоговорящих и скандинавских странах.

Понятно, что при такой обстановке не слишком хорошо обстоят дела и в плане социальном.  Сербское меньшинство живет, по сути, отдельной жизнью, образовав де-факто свое собственное государство уже внутри Косово. Север края (точнее, уже государства!) по большей части населенный сербами, полностью неподконтролен Приштине.

Отсутствие нормальной  жизни внутри страны естественным образом порождает мечты об экспансии вовне. Такая ситуация, вообще говоря, достаточно стандартна: невозможность или неумение построить нормальную жизнь в своем доме зачастую порождает имперско-мессианские амбиции и желание  поучать окружающих. Не стало исключением и Косово – именно оно оказалось инкубатором, в котором зреют идеи Великой Албании, в самой Албании куда менее популярные. Это в еще большей степени превращает Косово в фактор региональной нестабильности.

Все сказанное вовсе не означает, что большинство населения Косова – прирожденные наркобароны и работорговцы. Это, разумеется, не так. Активно действующий криминалитет всегда составляет меньшинство, паразитирующее на большинстве – несчастном, обездоленном, лишенном возможности нормально жить, чувствуя себя в безопасности и под защитой закона, который подменяют криминальные понятия. И лишь в силу необходимости выжить, заметная часть этого большинства вынуждена тем или иным способом встраиваться в низовые криминальные структуры.

Таково Косово сегодня. Год спустя, приходится констатировать: попытка  построения нового независимого государства под патронажем ЕС с треском провалена. Само население Косова, хотя и не желает возвращения в Сербию, от реалий независимости, мягко говоря, не в восторге. Восторги прошли месяца за два, сменившись суровыми буднями независимой и в значительной мере – международно признанной Республики Косово.

Никоим образом не злорадствуя по поводу испытаний, выпавших на долю косоваров (я, пожалуй, еще позлорадствовал бы по поводу полной бездарности евробюрократов – но людей, вынужденных ощущать на себе последствия из деятельности, признаться, просто жаль)  хочу отметить, что Косово - не единственный случай весьма скромных результатов реализации идеи независимости. В качестве другого, столь же скромного примера, могу привести Восточный Тимор, который, после своего признания практически исчез из новостных лент, став никому не интересен. Тимор сегодня также испытывает огромные трудности в государственном строительстве.

Независимость Тимора была получена им в соответствии с международным правом. Правомочность независимости Косова – согласно этому же международному праву – оспаривается многими, и, по меньшей мере, вызывает серьезные сомнения. С правовой точки зрения случаи разные, а итог, увы, один – экономическая несостоятельность, неспособность к самостоятельному существованию, и, что самое неприятное, отсутствие в ближне- и среднесрочной перспективе каких-либо надежд на изменение ситуации.

Какие выводы? Выводы довольно очевидны.

В обоих случаях, в силу разных причин  в ходе признания обоих стран была сделана одна и та же ошибка: политическое признание предшествовало фактическому построению государства. То есть политическое признание было, по сути, выдано как аванс: мы вас признаем,  а вы уже потом, в рабочем порядке, достроите все необходимые государственные институты, включая экономику. Как оказалось, такая достройка идет плохо. Собственно говоря, это очень старые грабли – на них уже крепко наступили в Африке, начав в 50-60 годах прошлого века массово признавать независимые государства, в которых отсутствовали любые реальные атрибуты независимости – за исключением разве что амбиций местных лидеров, всплывших на волне эйфорического национализма и порожденного им всеобщего энтузиазма: мол, нас признают – и заживем мы…Африка от последствий этих, мягко говоря, поспешных и безответственных, признаний умывается кровью по сей день, и конца этому не видно.

Иными словами, механизм признания новых государств и включения их в международно- правовую систему должен быть, по-видимому, во-первых, многоступенчатым, во-вторых – достаточно отработанным, в-третьих опираться на международную систему поддержек и гарантий, в том числе и финансовых. В противном  случае признание превращается в безответственные «геополитические» игры в дипломатических верхах, оплаченные страданиями, голодом, кровью и ростом общей нестабильности.
 
В-третьих, такой механизм должен, по-видимому, работать по принципу «снизу вверх»: сначала экономика, внутренние государственные институты, три ветви власти, банки и  финансы, своя валюта и уже в последнюю очередь – признание.

В-четвертых, становится все более очевидно, что этнический критерий «заслуженности-незаслуженности» признания того или иного претендента на сецессию безнадежно устарел и фактически провоцирует новые конфликты.

Общий вывод – признание новых государств рамках ЕС, ООН и существующего международного права ведет к катастрофам. Подходы к возможности и правомочности признания – или мотивы отказа в нем - должны быть коренным образом пересмотрены.

Сергей Ильченко