НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2021
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Россия поможет Южной Осетии и Абхазии "догнать " Приднестровье

Политика // 20:33, 29 апреля 2008 // 2272
 16 апреля Владимир Путин поручил правительству России построить новый формат отношений с Абхазией и Южной Осетией. Москва заявила об оказании предметной поддержки населению двух республик, проживающих в них российских граждан. Поручение российского президента предусматривает целый комплекс мер по развитию сотрудничества с этими республиками в торгово-экономической, социальной, научно-технической областях, в сфере информации, культуры и образования. Этот шаг Москвы был воспринят некоторыми наблюдателями как начало реализации курса на поэтапное признание кавказских самоопределившихся государств. Ряд аналитиков предположили при этом, что Москва разделила подходы в отношении конфликтов на Кавказе и на Днестре. И в то время как Тирасполь и Кишинев делают новую попытку возобновить диалог, Абхазия и Южная Осетия будут активно сотрудничать с Россией во всех сферах, создавая тем самым основу для устойчивого самостоятельного развития. Действительно, Россия создает для Абхазии и Южной Осетии все условия для рывка по всем ключевым направлениям. Но исключено ли из этого процесса Приднестровье?

Урегулирование конфликтов на Днестре и на Кавказе идет разными темпами. Каждый регион обладает своей спецификой, и Москва строит свою политику здесь в соответствии с объективной реальностью. У России есть свои интересы в обоих регионах, главный из них – защита своих граждан.

Международная непризнанность Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья всегда создавала сложности для осуществления, прежде всего, консульских услуг. Москва не могла напрямую работать с населением этих республик, в том числе и со своими гражданами. Как известно, почти все жители Абхазии и Южной Осетии являются гражданами России, более 100 тысяч российских граждан проживает в Приднестровье. Сейчас, в соответствии с поручением Владимира Путина, «отдельные консульские функции в интересах лиц, постоянно проживающих в Абхазии и Южной Осетии» будут осуществлять территориальные органы МИД России в Краснодарском крае и в Республике Северная Осетия – Алания. Это еще не установление прямых дипломатических отношений, но, безусловно, официальное заявление о начале консульской работы в обход Тбилиси можно считать знаковым.

В Приднестровье также до сих пор нет официального представительства России. Тем не менее, работа по предоставлению консульских услуг населению ведется Россией еще с середины 90-х годов. Первоначально эти функции осуществлялись российским посольством в Молдове посредством русских общин Приднестровья. На официальном уровне приднестровско-российское взаимодействие в данной сфере не осуществлялось. Через русские общины шла вся работа с cоотечественниками, начиная с предоставления российского гражданства и заканчивая гуманитарной сферой. Однако возможности русских общин, да и самого российского посольства в Молдове не удовлетворяли потребностей приднестровцев. «Спрос» на российское гражданство в Приднестровье был высок и в трудные для России 90-е годы.

Ситуация несколько улучшилась в 1998 году, когда российское посольство в Молдове организовало в Тирасполе выездные консульские приемы. Приднестровцам не нужно было более ехать в Кишинев и отстаивать там огромные очереди. А русские общины, сняв с себя эту обязанность, могли больше внимания уделять развитию сотрудничества в сфере культуры и образования. Тем не менее, новая мера не увеличила пропускной способности посольства и не смогла снять проблемы. Поток желающих получить российский паспорт не уменьшался. Правда очередь несколько поредела после 2000 года, когда в России был принят чрезвычайно жесткий закон о гражданстве. Но даже в этих условиях работа не останавливалась.

В 2004 году в России был предпринят ряд мер по смягчению условий принятия российского гражданства. В Приднестровье к тому времени проживало около 70 тысяч российских граждан, очень многие продолжали стремиться получить гражданство России. Однако власти Молдовы, не желая усиления российского фактора в регионе, выступали резко против открытия любых официальных представительств Российской Федерации в Приднестровье. Москва, предпочитая не осложнять отношений с Кишиневом, сохраняла такую, довольно слабую систему предоставления консульских услуг приднестровцам.

Перелом наступил в 2006 году, когда власти Молдовы с помощью Киева предприняли ряд блокадных действий против Приднестровья. Республика оказалась на пороге гуманитарной катастрофы. В условиях, когда под угрозу была поставлена безопасность российских граждан и соотечественников, Москва решилась на кардинальный пересмотр своей политики в регионе. В частности, была значительно упрощена и процедура предоставления российского гражданства. Отныне подать документы на принятие гражданства России по упрощенной схеме имеет право любой гражданин ПМР, не имеющий гражданства других государств.

В мае 2006 года в Тирасполе начал работу новый Центр по оформлению документов на принятие российского гражданства. В новом офисе было организовано 12 рабочих мест, принятие и оформление документов происходит в течение часа. После проверки в информационном центре МВД Приднестровья документы поступают на рассмотрение прямиком в МИД России. Каждый день более сотни приднестровцев подают документы на принятие российского гражданства. Большим шагом вперед стало, пусть на неофициальном уровне, признание документов, выданных органами власти ПМР. Ранее, например, для получения российского гражданства житель Приднестровья должен был предоставить паспорт советского образца, сейчас паспорт ПМР принимается наравне с советским.

Пока Центр нельзя в полной мере назвать российским официальным представительством. Но примечателен тот факт, что в церемонии открытия Центра приняли участие Президент ПМР Игорь Смирнов и Чрезвычайный и Полномочный посол России в РМ Николай Рябов. Работу в Центре ведут непосредственно представители МИДа России, а не сотрудники российского посольства в Молдове.

Конечно, в Тирасполе хотели бы, чтобы российское диппредставительство в Приднестровье действовало официально, но «вывешивать флаг» для предоставления консульских услуг населению вовсе не обязательно. Надо отметить, что в этом вопросе Россия в Приднестровье и так пошла гораздо дальше, чем например США на Тайване. Американским дипломатам приходится уходить в отставку на время работы в этом государстве, россияне же считают такую практику излишней.

Еще один важнейший показатель российско-приднестровской интеграции – экономическая сфера. Приднестровье всегда было связано с Россией тысячами экономических нитей. Еще в дореволюционные времена российские льготы и инвестиции превратили безлюдный край в процветающую территорию, а в советское время этот процесс достиг небывалого масштаба. После развала СССР приднестровские предприятия одними из первых приступили к процессу восстановления традиционных связей – правда, уже на новом уровне. Имея неопределенный политический статус, Приднестровье нуждалось в поиске специфических механизмов взаимодействия с Россией. И поэтапно это взаимодействие выстроилось в устойчивую систему. Хорошей основой для этого стало участие российских инвесторов в приднестровской приватизации. Сегодня более половины всех новых собственников заводов в республике – из России. Сюда пришли такие известные и надежные корпорации, как РАО ЕЭС и «Газпром». Российский бизнес владеет почти десятком крупных заводов в республике, а также является инвестором более трехсот мелких хозяйствующих субъектов. Более того – сегодня российские фирмы изучают возможности инвестирования в наиболее проблемную сферу страны – сельскохозяйственное производство.

Одновременно была сформирована и другая схема – это договора о партнерстве предприятий из Приднестровья с профильными российскими производствами. Производственная кооперация позволила создать для приднестровских производителей более выгодные условия. И хотя формально заводы из Приднестровья получают различные льготы через молдо-российские соглашения, по существу большая часть позиций в таких документах принадлежит именно приднестровским экономическим агентам.
Важным шагом в развитии прямых отношений двух государств стало решение российских властей признавать приднестровские документы, необходимые для внешнеэкономической деятельности. Фактически, уже несколько лет – с 2003 года – между Россией и Приднестровьем действует режим свободной торговли, дающий множество преимуществ товарам из ПМР. Если судить по указу Владимира Путина, именно такой механизм власти РФ намерены установить в отношениях с Южной Осетией и Абхазией. Здесь кавказским союзникам весьма пригодится практический опыт Тирасполя.

Ярким свидетельством того значения, которое придает Москва своим отношениям с Приднестровьем, стали акции гуманитарной поддержки республики весной 2006 года. Тогда Кишинев, заручившись поддержкой Киева, ввел новый таможенный режим для приднестровских товаров. Безвозмездная продовольственная и финансовая помощь, которая поступила в республику от российских властей и регионов, позволила выстоять экономике Приднестровья в тяжелейших блокадных условиях. Эта акция показала, что для Москвы очень важна стабильность ситуации в регионе, а следовательно – у России весьма долгосрочные планы относительно ПМР. Подтверждением этого стал новый транш финансовой помощи, которую выделила РФ в начале этого года.

Существенный фактор – тесная интеграция банковских систем двух республик. Многие годы она позволяет Тирасполю сохранять финансовую независимость от Молдовы. На протяжении долгого времени национальный банк РМ неоднократно направлял предписания банкам СНГ с требованиями прекратить все корреспондентские отношения с банковской системой Приднестровья. Многие банки Содружества прислушались к этому кишиневскому требованию. Единственной страной, не внявшей доводам соседнего государства, стала Российская Федерация. Весь объем расчетно-платежных операций ПМР и РФ по-прежнему осуществляется через российскую банковскую сеть.

Менее чем через месяц исполнится два года с тех пор, как в прямых отношениях России и Приднестровья произошел качественный прорыв, поднявший взаимодействие на новый уровень. 23 мая 2006 года Президент ПМР Игорь Смирнов и вице-премьер Правительства РФ Александр Жуков подписали в Москве протокол, который заложил правовую основу для развития отношений двух стран в экономической, научно-технической и социально-культурной сферах. Этот документ стал «дорожной картой» для укрепления прямого взаимодействия двух государств на всех уровнях. Так, впервые в нем было закреплено равноправие хозяйствующих субъектов России и Приднестровья, определена необходимость согласования налоговой, денежно-кредитной, торговой, таможенной и тарифной политики и интеграции ПМР в правовое поле РФ по этим вопросам.

В течение года в развитие протокола было заключено около сорока межведомственных соглашений. В них идет речь о тесном взаимодействии отраслевых министерств. В числе наиболее интересных проектов – скоординированная политика в области социальной защиты, совместное реформирование ЖКХ, развитие транспортных перевозок, подготовка кадров, обмен опытом и технологиями в разных сферах. Россия впервые взяла на вооружение такую форму работы с непризнанными союзниками – и началась она с Приднестровья. Поручение, которое Владимир Путин дал своему правительству по Южной Осетии и Абхазии, предусматривает заключение соглашений, подобных тем, которые уже действуют в российско-приднестровских отношениях. Красноречивым свидетельством нового уровня такого взаимодействия стали Дни Приднестровья в Москве.

Да, безусловно, в подходах, которые применяет Россия к кавказским республикам и Приднестровью, есть некоторое различие. Но оно обусловлено, прежде всего, разным уровнем социально-экономического развития трех государств. Социально-экономический потенциал наших государств сосредоточен в различных сферах, а потому вряд ли сопоставим. И Москва учитывает эту специфику. Например, в Южной Осетии и Абхазии ходит российский рубль. У Приднестровья же – своя денежная единица. И это вполне естественно. Географические особенности (отсутствие общей границы с РФ) – это важные факторы, которые обуславливают необходимость для ПМР иметь свою автономную финансовую систему. И, кстати, именно из-за этих географических особенностей Москва не говорит о своей работе по Приднестровью так громко, как было сделано с Южной Осетией и Абхазией.

Если в экономике у Москвы и Тирасполя есть еще богатый потенциал нереализованных возможностей, то в другой важной области – просвещении – Приднестровье уже является органической частью российского пространства. Еще во время крушения СССР, когда в Молдове начался переход на румынские стандарты в образовании, в ПМР сохранили приверженность той системе, которая есть в России. Сегодня в приднестровских школах преподают русскую литературу и историю, а дипломы, выдаваемые учебными заведениями ПМР, признаются в РФ. При этом образовательная система республики не стоит на месте, а динамично развивается вместе с российской. Так, одновременно с РФ Приднестровье вошло в тестовую систему приема вступительных экзаменов в вузы, вместе с Россией республика ввела эксперимент по профильному обучению на старшей ступени обучения в школах и приступила к модернизации начальной ступени общего образования.

Все эти особенности позволяют сделать закономерный вывод. По сути, сегодня Тирасполь уже сформировал механизмы, которые Россия только-только стала выстраивать с Южной Осетией и Абхазией. Это прямое межведомственное и межгосударственное взаимодействие. И здесь у Приднестровья есть широкие возможности для обмена опытом с остальными участниками Сообщества «За демократию и права народов».

Безусловно, в Приднестровье приветствуют те шаги, которые предприняты Россией в отношении Абхазии и Южной Осетии, тем более что государства – участники Сообщества всегда выступали за общие принципы в отношениях наших республик и России. Распространение указанных механизмов сотрудничества на Абхазию и Южную Осетию, продолжение их реализации в Приднестровье – это часть общей политики долгосрочного стратегического партнерства государств Сообщества с Российской Федерацией.

В свою очередь, в Приднестровье будут внимательно следить за процессом формирования практических механизмов сотрудничества РФ с республиками Кавказа. Новые модели и практические шаги взаимодействия, которые будут апробированы в Абхазии и Южной Осетии, будут, скорее всего, востребованы и в Приднестровье. И от этой политики выиграют все государства: и Россия, и самоопределившиеся республики на Кавказе и на Днестре.

Информационное агентство «Днестр-медиа»