НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2022
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Максим Шевченко: Приднестровье не имеет права на отставание в развитии демократии и государственных институтов.

Политика // 13:25, 12 июля 2011 // 1339

Дмитрий Соин:  Здравствуйте, сегодня мы поговорим начистоту, без цензуры. У нас в гостях известный российский телеведущий, автор программы «Судите сами» Максим Шевченко. Максим, мы очень рады тебя видеть. Ещё недавно, в нашей программе, вызвавшей большой резонанс  в ПМР, мы говорили о судьбах России и  Приднестровья, с точки зрения истории. Теперь поговорим о социально-политических перспективах. Как аналитик, как эксперт, как думающий и наблюдающий за Приднестровьем из Москвы человек,  как ты считаешь, что должно сделать Приднестровье, чтобы выжить?                                                                         

Максим Шевченко:  Ну, я отвечу не только как наблюдатель из Москвы, но и опираясь на собственное мнение. Я не знаю, какой взгляд в Москве, я знаю, какие у меня самые оптимальные и правильные подходы к этому вопросу. Есть общеизвестные вещи, нуждающиеся в разъяснении.  Мы все утверждаем, что Приднестровье является союзником и единомышленником России, и многим здесь хотелось бы присоединения к  ней.  Но, что это значит? Да, Россия на протяжении всех этих лет, благодаря изменившейся позиции с 1999 по 2011год поддерживает народ Приднестровья, выделяя на это огромные финансовые средства, речь идёт о миллиардах долларов. За это время результаты финансовой помощи должны быть видны. И вам,  жителям Приднестровья, виднее,   в чьей частной жизни они особенно заметны, и где в общественной жизни могло бы быть  больше следов этих средств.
 Россия помогает, поддерживает Приднестровье не позволяя Западу давить на республику, сдерживая  агрессивные, экспрессионистские попытки Молдовы. А особенно сейчас, когда в Молдове  фактически открыли  партию румынских  фашистов, а правительство поддерживает безумные заявления президента Румынии о том, что он бы и сейчас послал бы свои войска 22 июня 1941 года на территорию Советского Союза, с целью его уничтожения.
 
Дмитрий Соин:  Но, мы знаем, что за  такое  беспрецедентное    заявление в Германии можно сесть в тюрьму.

Максим Шевченко: Здесь другой политический подход Запада  к ситуации вокруг  ПМР. Я думаю,  что это заявление очень сильно приблизило Приднестровье к суверенитету. Но никакие внешние факторы не позволят Приднестровской Молдавской Республике добиться суверенитета  потому, что Россия не может взять на себя ответственность признания.  Это может спровоцировать   государственные и военные конфликты, а Россия – миротворец.
Народ Приднестровья многонационален, и он должен сам  до конца оформить тот потенциал, который  возник  в момент рождения нации   в 1992 году, когда жители этой территории все вместе  встали на защиту своей свободы. Русские,  молдаване,  украинцы, гагаузы, болгары -  все вместе. Честь народу, не захотевшему подчиняться фашизму, хотя, западная, европейская элита  в 92 году поддерживала Кишинев. Эти героические дни, люди, воевавшие и возглавлявшие народ Приднестровья  в лице  президента – Игоря Николаевича  Смирнова, естественно,  были, есть и останутся в истории ПМР навсегда.
Россия не может приказать Западу признать суверенитет ПМР. Вы    должны постараться создать современный, динамичный и   демократический институт политической системы. Некий живой организм. С моей точки зрения,  у вашего народа есть огромный потенциал в развитии настоящей народной демократии. Это выборность президентов, их сменяемость, ротация. Это открытость выборов, это свобода средств массовой информации, это участие каждого гражданина в политической жизни республики.  Если будет такой формат, никакие меморандумы, лозунги, давления, со стороны  Кишинёва не будут работать. В этой ситуации я думаю, что Россия отметит, что мы имеем дело с демократическим  государством, где есть ротация исполнительной и законодательной власти, где есть конкурентная борьба, где есть свобода слова. Здесь многонациональное общество. Не вытесняется никакая нация: ни молдаване, ни русские, ни украинцы, ни гагаузы, никто.                                

Дмитрий Соин: Мы вообще можем служить образцом для построения европейской демократии.

Максим Шевченко:  Для этого, мне кажется, необходимо понять, что такой человек, как Смирнов - человек выдающийся, исторический, который является символом Приднестровского суверенитета и независимости, должен занять статус отца нации.  20 лет у власти  это объяснимо в ситуации войны.
Для того чтобы быть полноценным демократическим государством, честно говоря, необходимы какие-то изменения.  Статус Игоря Николаевича в республике  не подвергается сомнению, в том числе и Россией. Я говорю от имени  российского экспертного сообщества, что мы не заинтересованы в подрыве личного авторитета президента ПМР, но пришла пора  просто принять  адекватную демократическую процедуру. Уйти на статус отца нации,  деда. У славян деды - это предки старшие, которые опекают народ как большую семью.  ПМР - это большая семья. Хочу ещё раз подчеркнуть,  это моя позиция.   

                                                                    
Дмитрий Соин:  Максим, ты знаешь, может будешь смеяться, но на самом деле, иногда у нас президента называют «папой». Я имею эксклюзивное авторское право на то, чтобы быть, скорее всего, первым кто сказал о Игоре Николаевиче: «Никакой он не «папа», он – «дед», он - авторитетный человек».
Но здесь возникает уникальная ситуация, сам Игорь Николаевич понимает, что перемены необходимы. Он человек мудрый, но определённое окружение сковывает его в этих действиях и пытается навязать нам модель   «осаждённой крепости» на будущее. И как только из Москвы и из самого приднестровского общества, пошёл импульс перемен, возникла уникальная ситуация, при которой официальные СМИ, преподаватели госуниверситета, чиновники стали даже критиковать Россию,  что  мол Москва хочет нас сдать Молдове за счёт перемен. Наша партия «ПРОРЫВ!» поставили палатки «ЗА ПЕРЕМЕНЫ!»,  что уже вызвало атаку МВД и госадминистрации Тирасполя.   

                                                                            
Максим Шевченко: Часто в авторитарных методах виноват  не сам лидер, а его окружение, виноваты те, кто извлекает из застоя личную выгоду. Прикрываясь именем, на самом деле, люди за спиной авторитарного лидера, делают дела, которые ложатся потом чёрными пятнами на имя руководителя, достаточно безупречного, и за них придётся расплачиваться потом самому лидеру. В этом серьёзная проблема, которая существует и в Российской Федерации, поскольку Россия совершенно не хочет дискредитации такой личности, которой является Игорь Смирнов, но вокруг его семейства есть какие- то  вопросы по расходованию финансовых средств, гуманитарной помощи  и т.д.
Для России,  допустим, которая сама боролась с преодолением «наследия семьи» и до конца ещё не победила, недопустима та  форма, когда родственники,  близкие первого лица имеют приоритетный доступ  к финансовым или экономическим возможностям.  Современная политическая структура не  должна допускать существование семей или вариантов аналогичных  с семьями.  На мой взгляд, это  вещи, которые  российское  руководство не примет.   

                               
Дмитрий Соин:  Ну правильно, дело в том, что мы здесь тоже изнутри подаём  импульс, говорим: «Не копируйте, но соотносите свои действия с тем, что происходит в России. Развивайте партийную систему, усиливайте влияние, роль гражданского общества потому,  что если мы начнём в этом отставать, у России не будет аргументов нас защищать. Мы станем элементом,  который будет вызывать раздражение и на Западе, и на Востоке, в итоге, оказавшись в полной изоляции, рухнем.  Вот эту  мысль  мы пытаемся донести, о вреде псевдо - консервативных взглядов.  

Максим Шевченко: Мне кажется, что надо выделять демократическую процедуру, которая является основой развития и существования   политической нации. Какой она может стать по мере завершения процедуры  формирования демократического народа, зависит от руководства. Возможно, пока это ещё не нация, это, как бы, куколка, из которой может родиться прекрасная политическая бабочка.
 Просто такие явления, как диктатура, как авторитаризм, эти тенденции создаются не лидером, а окружением, и это крайне опасно. Это преодолевается только развитием демократии. Как отделить человека, которого не хочется обижать? Мне кажется, что тут надо творчески подходить к таким вопросам, не надо копировать никакие элементы в таком небольшом пространстве. Слово «дед», возможно использовать только  в случае огромного личного авторитета. «Дед» как, допустим, председатель Высшего Конституционного Совета, - структуры, которая разбирает конфликты  между разными ветвями власти, используя свою мудрость и закон. 
Мне кажется, экономика в таком небольшом пространстве должна быть гораздо более  конкурентно способной, конкурентно ёмкой. . Для этого, конечно, тоже нужна процедура  демократической ротации .                                                                       

Дмитрий Соин:  Кстати, у меня спонтанно родилась идея  по ходу разговора. Ведь после ухода президент Смирнов, мог бы  возглавить Конституционный суд страны и быть главным хранителем Конституции, определяя, что конституционно, а что не конституционно. Это статус очень серьезный.
И вот на этом фоне прозвучали мысли о существующих угрозах со стороны тех сил, которые подпитываются из вне и настроены на разрушение самого Приднестровья, на переориентацию республики с курса на Россию на какие то другие галсы. По этому поводу есть какие то мысли?                                                                                

Максим Шевченко: У меня возникает вопрос к Евгению Шевчуку.  Кто оплачивает  его достаточно активную и дорогостоящую избирательную кампанию.
Я точно знаю, что в России он финансирование и поддержку не получает. Внутри ПМР найти такие ресурсы можно только у  руководства фирмы «Шериф». По моим данным,  фирма «Шериф» не финансирует  предвыборную кампанию  Шевчука, у них сложные отношения.   Где  приднестровский политик может добывать эти ресурсы? Единственный источник - это Кишинёв. Где Кишинёв, там и Бухарест, где Бухарест, там всё что угодно, от США до Британских спецслужб и самых разных фондов, которые  как «Волки в овечьей шкуре», говорят:  «Давайте научим вас демократии …а в итоге - ситуация в Грузии». Ведут страну к демократическим переменам, а страна становится колонией Запада, где узкая группа элит  получает полностью дивиденды. Как это происходит сегодня в Грузии. Дошло до того, что израильским оружием Грузия начала убивать Российских солдат. Не хотелось бы, чтобы логическое развитие приднестровской ситуации могло когда-нибудь прийти к этому.                                              

Дмитрий Соин: Максим, твоё   пожелание приднестровцам  и  Приднестровью.                                                                                                                            
Максим Шевченко: Развивать гражданские институты. Развивать естественно народную демократию. Я всегда видел, что Приднестровье- это уникальная возможность создания подлинной народной   демократии. Знаете, Приднестровье всегда будет с Россией. Что это значит?
В Швейцарии немецкое население всегда будет частью великой немецкой культуры. Но швейцарцы - это не немцы. Они немцы по духу, по языку, но в политическом смысле,  это немцы, которые живут в такой демократии, которую никогда не видела Германия.  Я считаю, что швейцарцы, очень похожи на приднестровцев. Швейцарцы, когда-то боролись за свою свободу, не доедали, зачастую голодали, но принцип свободы, независимости для них был важнее. «Хорошо  живут рабы, которых кормят из корыта. А свободные люди предпочитают голодать, но - свободными».
В  Приднестровье, многое уже есть, это: и  многонациональность: русские, украинцы, молдаване, гагаузы, и достаточно развитые политические партии,  и тот политический багаж наследия, который оставил Игорь Смирнов, защитив суверенитет Приднестровья. Поэтому каждый гражданин ПМР должен осознать ответственность за своё будущее.
Поверьте, в таком случае у  России будет гораздо больше аргументов двигаться навстречу признания Приднестровья. Меморандум Козака будет забыт, ведь его появление стало возможным потому, что политическая система Приднестровья, не соответствовало современному видению. Вы, гораздо более демократичны, нежели Молдова. Вам надо просто что-то достроить, усовершенствовать. Выборы президента будут проявлением особого гражданского чувства ответственности граждан ПМР. Политические деятели, которые сейчас возглавляют республику должны действовать в интересах народа. Я знаю и уважаю этих людей.  Им тоже надо посмотреть как-то по-новому на сложившуюся ситуацию. В чём  интерес  нынешнего президента? Сейчас силой решать сиюминутные вопросы или сделать так, чтобы его имя осталось в истории, и было вписано в учебники, как имя человека, который реально стал  отцом молодой, свободной  и независимой  ПМР.                                                                                                                                           

 

Дмитрий  Соин:  Спасибо, Максим, сегодня у нас был разговор начистоту, без цензуры с очень узнаваемым у нас в Приднестровье человеком. Мы обсудили жизненно – важные проблемы нашей республики и нашего народа. Насколько мы были объективны и правы, судите сами. Спасибо за внимание.

 

Назад Вперед