НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2022
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Кто воюет с Владимиром Путиным?

Политика // 11:58, 5 сентября 2008 // 3015


«Россия давно признала границы сегодняшней Украины. Мы, по сути, закончили в общем и целом наши переговоры по границе. Речь идет о демаркации, но это уже технические дела. Вопрос о каких-то подобных целях для России, считаю, отдает провокационным смыслом. Крым не является никакой спорной территорией. Там не было никакого этнического конфликта, в отличие от конфликта между Южной Осетией и Грузией.Там, внутри общества, в Крыму, происходят сложные процессы. Там проблемы крымских татар, украинского населения, русского населения, вообще славянского населения. Но это внутриполитическая проблема самой Украины. У нас есть договор с Украиной по поводу пребывания нашего флота до 2017 года, и мы будем руководствоваться этим соглашением».

Так – дословно - премьер-министр России Владимир Путин ответил на вопрос корреспондента немецкого канала ADR о возможных территориальных претензиях России к Украине. Заявление Путина тут же породило крайне резкую реакцию.


Мнения

Слова Путина тут же стали толковать все, кому не лень, и всяк на свой лад. Были, надо сказать, высказаны и вполне трезвые оценки. Так, по мнению депутата Верховного Совета Крыма от БЮТ Юрия Могаричева, «своим заявлением он (Путин – авт.) остановил всю ту антироссийскую истерию, которая поднялась, особенно, в средствах массовой информации на Западе, и не только там, в связи с событиями в Южной Осетии».

Можно согласиться с Могаричевым, что заявление Путина несколько уравновесило крики о неизбежной аннексии Россией части Украины. Но, к сожалению, не остановило. Скорее уж можно сказать, что заявление Путина хотя и оказалось в центре внимания, но было воспринято в тесной привязке к этой версии. Толкований же его было два. Первое: Путин – предатель российских интересов. Второе: это все хитрые маневры, направленные на усыпление бдительности Украины. Голоса же, говорившие о том, что Путин ясно – и правдиво - очертил контуры государственной российской политики в отношении Украины, оказались совершенно заглушены.

Площадкой для реакций на позицию, высказанную Путиным, стал сайт ИА «Новый Регион», разместивший у себя целую подборку мнений, по большей части – весьма нетерпимых и агрессивных. При этом, обличители Путина активно апеллировали к Медведеву, противопоставляя премьера – президенту и выискивая в словах Медведева надежды для себя. Очень характерно в этом смысле высказалась глава Прогрессивной социалистической партии Украины Наталья Витренко: «Я слышала слова Путина о Крыме, но мне намного больше импонируют слова президента Медведева, который озвучил в воскресенье пять принципов внешней политики России, в которых, я думаю, он уточнил мысль Путина. Меня высказывание российского премьера сначала даже обескуражило, потому что получалось, что Путин вроде бы отмежевывается от Крыма. А Медведев, озвучивая один из принципов, очень четко сказал, что для России очень важна защита своих соотечественников, где бы они ни находились».

Гораздо резче реагировал ряд других деятелей, претендующих на защиту «соотечественников в Крыму». «Возмущенные люди звонят - какое он (Путин – авт.) имеет право решать за нас, русских, на русской земле Крыма, наше будущее? Мы не мыслим будущее вне воссоединения с нашей Родиной - Россией. Такие слова Путина - не случайны. Я бы его назвал российским Кучмой. Он делал все для укрепления украинской государственности в Крыму на протяжении своих лет правления на посту президента», - заявил лидер крымской правозащитной организации «Вера» Святослав Компаниец.

«Получается, что Путин уступает Ющенко во всем, и Россия без боя сдает свои позиции в Крыму. Наверное, этого можно было ожидать - я не удивлюсь, если завтра нынешняя российская власть также безропотно отдаст Курилы и любые другие приглянувшиеся соседям территории. Таким образом, своими словами наш премьер подтверждает, что борьба русскоязычных жителей Крыма и, в частности, Севастополя за свои права была бессмысленна и бесполезна. Но я все же напомню, что Крым - исконно русская земля. И может быть, можно было бы сгладить углы, и смириться с существующей ситуацией, если бы русскоязычных жителей полуострова не ущемляли в правах, не притесняли. Но сегодня мы все понимаем, что Крым должен быть территорией России и никак иначе», - вторил ему лидер уральской организации КПРФ Владимир Краснолобов.


И ж совсем крайнее мнение высказал бывший депутат Госдумы от ЛДПР Николай Курьянович:


«Заявление Владимира Путина на счет Крыма нельзя признать политически мудрым,

взвешенным. Я считаю, что данном случае наш премьер-министр сильно погорячился. Не знаю, что им двигало, но считаю наоборот всем государственническим силам, даже не беря во внимание жестких русских националистов, к числу которых я себя отношу, нужно делать все, чтобы раскалывать Украину. Я считаю, это будет только во благо народа, чтобы западных украинцев оттеснять во Львов, а всю остальную территорию - Киев, Харьков, Днепропетровск, Малороссию и Крым вместе с Севастополем присоединять к России через процедуру референдума». Курьянович также высказал удивление тем, что заявление Владимира Путина «выглядит достаточно странным на фоне тех жестких и лично мной одобряемых шагов, которые предпринимает действующий президент Дмитрий Медведев по отношению к Южной Осетии и Абхазии. Этот положительный прецедент, который наконец-то случился в Абхазии и Южной Осетии, надо распространять на Крым, Украину и, безусловно, на Приднестровье».

В целом, позиции критиков Путина по вопросу отношений с Украиной сводятся к следующему:


Крым – «исконно русская земля», население которой «подвергается этноциду». В качестве ответа допустимы любые действия, наилучшим из которых было бы отторжение Крыма от Украины в рамках схемы, примененной в Абхазии и Южной Осетии. Если Путин не решается пойти на такие шаги – патриоты должны опереться на Медведева, иными словами – сыграть на противоречиях в высших эшелонах российской власти. И, наконец, прецедент Абхазии и Южной Осетии признается полностью приложимым ко всем «истинно российским территориям», к которым «патриоты» относят большую часть Украины – не только Крым.


Учитывая размах кампании «верните Крым России!», известность вовлеченных в нее фигур, а также мощь СМИ, занятых пропагандой идеи аннексии Крыма можно с уверенностью сказать, что «патриоты» своей активностью сильно осложняют отношения Москвы и Киева. Такое публичное отрицание государственности Украины и рассуждения о необходимости ее аннексии не способствуют хорошим межгосударственным отношениям. Скажу больше – можно только удивляться вялой ответной реакции с украинской стороны – все-таки традиционно близкие отношения двух народов обладают огромным запасом прочности. Но даже их прочность не беспредельна. И если год за годом колотить по ним пропагандисткой кувалдой, но в них могут появиться трещины.

А кувалды подтаскивают все массивнее. Одним из последних по времени инструментов такого рода, привлеченных к разрушению украино-российских отношений, стал знаменитый Сергей Доренко, заявивший со страниц российской «Комсомольскойправды» буквально следующее:

«Мне горько об этом говорить, но Украина - и в самом деле теперь задача номер

один. Даже важнее Грузии. Видите ли, нам невыгодно иметь плохую границу с Украиной так близко от сердца России. Нам плевать, где проходит хорошая граница с Украиной, но плохую границу с натовской Украиной нам бы лучше иметь подальше. Мы необязательно должны готовить вторжение в Украину - слишком просто. Думаю, надо активизировать работу по изучению противоречий в украинском обществе и в

украинских элитах. «Малыми усилиями вращать мир» - это тоже китайская стратагема. Надо бы сначала попробовать твердо-мягко и кисло-сладко там поработать. Впрочем, не должно быть ни малейших заблуждений на счет того, что жесткие действия НАТО по интеграции Украины в «Восточную Америку» найдут абсолютно жесткий ответ. Почему бы и не военный? Очень бы не хотелось, но мы ведь должны о себе заботиться, правда же? Если мы себя не пожалеем, то кто нас пожалеет?»

Помимо основной линии: «Путин-предатель» существует и вспомогательная: «Путин не говорит всего, что думает», которая работает на подкрепление первой. Вместе они как таран разрушают украино-российские отношения, причем ситуация мало-помалу раскачивается все сильнее: в ответ на решительные заявления с одной стороны следуют ответные, еще более решительные - с другой, а им в ответ звучат новые, еще на градус-два горячее. В результате, отношения между Украиной и Россией уже не один год балансируют около точки кипения.

Вот и сейчас, в ответ на российские и пророссийские заявления уже прозвучали заявления Олега Тягнибока, лидера украинской националистической партии «Свобода».«Учитывая, что автономный статус Крыма и специальный статус Севастополя, угрожают национальной безопасности Украины, мы считаем, что в первую очередь, безотлагательно, мы должны ликвидировать крымскую автономию и статус Севастополя, этим мы лишим Кремль возможности использовать уже отработанный сценарий вторжения в Абхазию и Южную Осетию. Вполне вероятно, что в самое ближайшее время начнется реальная война с Россией, поскольку захват Крыма - это часть путинской доктрины», - заявил Тягнибок, и тут же призвал Верховную Раду Украины вынести «уже завтра на рассмотрение и поименное голосование вопрос о назначении всеукраинского референдума относительно изменения автономного статуса Крыма и специального статуса Крыма».


Фигуры

Ни одна из персон, процитированных выше, не обладает правом говорить ни от имени большинства крымчан, ни от имени большинства украинцев, ни от имени большинства граждан России. По сути, в общественном плане они не представляют никого, кроме, разве что, крайне ограниченных групп населения, чей радикализм порожден пожизненным инфантилизмом. Для большинства из них Крым - не более чем место, куда летом можно съездить позагорать, а война – всего лишь картинка в телевизоре. К сожалению, такой инфантилизм присущ и значительной части «массового» российского информационного фона. Категоричность суждений, помноженная на нежелание в полной мере оценить масштаб последствий и делают столь популярной тему российско-украинского военного конфликта. А между тем, исходя не столько даже из рассуждений о «славянском братстве» сколько из грубых и прагматических расчетов нетрудно понять: военные действия с Украиной – это уже совсем иной уровень конфликта, чем, к примеру, недавние события в Южной Осетии. И уровень последствий – тоже совсем иной.

Но громогласным ура-патриотам нет до этого дела. Им подавай фронтовую романтику, они до нее ужасно падки, поскольку уверены, что их-то воевать не пошлют. И они правы! Их не пошлют - пошлют других, именно тех, кто молча слушал весь этот ура-патриотический бред, и ни разу не возмутился, а то и поддался восторженной эйфории.

Но кто же вытаскивает всю эту публику в СМИ и на телевидение? Такая трибуна, вообще говоря, очень дорого стоит. Не просто дорого, а очень дорого. Кто же дергает за нитки этих марионеток?


Заказчики и подстрекатели

Тех, кому было бы выгодно подпортить отношения между Украиной и Россией, обострить обстановку в этой части Европы, а также по отдельности - в Украине и в России - немало. Начнем перечисление снизу вверх,и постараемся никого не забыть.

В самом низу пребывают всякого рода маргиналы, неспособные привлечь внимание ничем, кроме эпатажа. А поскольку призывы решать сложные проблемы используя простые рецепты, вроде «раз-два в морду – и порядок», «вернуть все как было вчера»,«все поделить» и т.п. всегда будут находить отклик в сердцах определенной категории граждан – как в России, так и в Украине, то именно такие призывы и идут в ход. Кто знал бы Витренко как политика без ее радикализма и – не побоюсь этого слова – оголтелости? Правда, Витренко всем уже поднадоела и ее партия сходит с круга – но это не беда. Сойдет эта – появится другая, такая же. Витренко претендовала на общеукраинскую популярность, а потому и примелькалась довольно быстро. В отличие, к примеру,от того же Тягнибока, который разумно ограничил сферу своего влияния, определил «свой электорат», окучивает его, и будет еще много лет снимать урожаи голосов – пусть и скудные, но зато стабильные. Что ж, кто как предпочитает откусить и отвалить сразу, а кто откусывает маленькими кусочками, но долго. Что откусывает? Да партийный бюджет! Радикалов финансируют, и, случается, финансируют щедро. И не надо говорить, что та же Витренко достигла результатов прямо противоположных ею заявленным, что ее антинатовская кампания послужила скорее рекламой для НАТО, и что если бы спонсоры Витренко действительно хотели не допустить НАТО в Украину, то им куда разумнее было бы поручить прогрессивным социалистам агитировать не против НАТО, а за него, так, чтобы после их агитации в сторону НАТО уже невозможно было смотреть без отвращения. Все это, конечно, верно, но откуда мы знаем, какого результата действительно добивались спонсоры ПСПУ? Я вот полагаю,что чего добивались – того и достигли. Потому что далеко не всегда заявленные цели соответствуют его, спонсора реальным устремлениям.

Побудительные мотивы спонсора могут варьировать в широких пределах: от желания пролоббировать в Верховной Раде или в Госдуме десяток-другой законопроектов (или решений на местном уровне, если речь идет о представительстве в местных органах власти) до претензий на глобальное влияние на мировую экономику. Если говорить о тех,у кого есть деньги, то конфликт между Россией и Украиной может быть выгоден и производителям «чего-то там», желающим потеснить конкурентов, создав им проблемы с экспортом-импортом, и биржевым игрокам, вознамерившимся поиграть по-крупному, и банкирам, стремящимся выстроить выгодное им соотношение курсов валют. Война, как известно, есть продолжение политики иными средствами, а политика – есть концентрированная экономика. Все, как видите, уже давным-давно сказано, и в каждый момент, при желании, можно отследить экономические факторы, побудившие кого-то играть на обострение. А поскольку такие игры неизбежно создают класс профессиональных игроков,желающих чтобы их контракт никогда не кончался, то стоит одной конфликтной ситуации оказаться исчерпанной, как эти игроки, в меру своих сил, стараются создать другую такую же. Собственно говоря, это мы и наблюдаем. Сказанное относится не только к отдельным политикам, но и к целым странам: к примеру, Молдова, действуя из тени,всеми способами старается накалить украино-российские отношения, рассчитываяв дальнейшем полчить вознаграждение за услуги обоим сторонам. Свойинтерес в обострении отношений между Киевом и Москвой есть и у Бухареста. Наконец, существует еще и глобальный игрок: группа транснациональных корпораций, использующих в качестве инструмента государственный аппарат США. Эта группа ТНК объективно заинтересована в ослаблении других ТНК, например российских. В частности, она заинтересована в дестабилизации обстановки в России и в ЕС (Украина в этом плане им менее интересна, она, как и Грузия,в данном случае просто инструмент для разжигания конфликта). Для такой дестабилизации война, а еще лучше – вялотекущий «полувоенный» конфликт между Россией и Украиной - лучшее, чего только можно пожелать. Ну, а каналов для теневого, с фальшивым обратным адресом финансирования кого угодно и с какими угодно заявленными целями и у США и у менее значительных структур сегодня более чем достаточно.

Кто начал первым?

Поскольку игроки, заинтересованные в порче отношений между Россией и Украиной вполне реальны, то было бы очень странно, если бы эти игроки не вели работу с обоих сторон. Таким образом, всякие аргументы о том, что первой в конфликт, дескать, вступила противоположная сторона, а российская (украинская) реакция есть лишь ответ на брошенный вызов, заведомо лишены смысла. Попросту говоря: отдавая себе отчет в том, что и Украину, и Россию сознательно выводят на конфликт друг с другом, не разумнее ли снять с повестки дня вопрос о том,«как бы пожестче ответить обнаглевшим хохлам/ москалям/ галичанам/ кацапам/ оранжоидам/ бандюкам..?» – и так далее, список эпитетов, перекочевавших со стен общественных туалетов – на страницы газет и в уста определенного сорта «политологов», можно продолжать и продолжать. Так вот, не разумнее ли заменить его другим вопросом: как сплотить вменяемых людей по обе стороны границы? Как найти союзников и собеседников, готовых искать компромисс по спорным вопросам, а не наращивать градус конфронтации?

Те, кто делает ставку на конфликт, сознательно лгут,преувеличивают и просто шулерски передергивают. Ситуация в Крыму приравнивается к ситуации в Южной Осетии, что тут же приводит к выводу о необходимости аналогичных средств для ее разрешения. Но эти аналогии - порочны. В отличие от Южной Осетии и Абхазии, в Крыму не велись военные действия. Там не было вооруженного противостояния центральным властям. Да, игра иной раз шла жесткая – но никто не лишал крымчан права голоса. Никто не разгонял силой законно избранные органы местного самоуправления. Никто не мешает русскоязычным гражданам по всей Украине голосовать за те партии, которые, по их мнению, наилучшим образом защитят их интересы. Иной вопрос, что партиям и политикам, пытавшимся поделить граждан Украины по языковому и национальному признаку, не удалось этого сделать. При всех сложностях языкового вопроса русский язык не стал в Украине линией баррикад, по которой проходит противостояние. Граждан Украины, как оказалось, больше волнуют другие проблемы. А поскольку их несостоявшимся вождям это очень обидно, то они, эти вожди-неудачники, пытаются втянуть в свои разборки Россию, призывая в Украину российские танки по цхинвальскому сценарию. Их расчет понятен, но вот потакать подобным маргиналам, а тем более - поддерживать их, России, безусловно, во вред.

Премьер-министр России Владимир Путин все это понимает, объективно оценивая ситуацию. Она достаточно прозрачна. Сторонние силы и политические авантюристы в России и в Украине тащат обе страны в военный конфликт друг с другом. Со своей стороны США и ЕС также способствуют накалу страстей, крича о неизбежности повторения в Украине грузинского сценария. США в таком исходе, как и вообще в обострении украино-российских отношений прямо заинтересованы, что же касается ЕС, то сегодня это политический микроцефал с огромным экономическим туловищем. Его крохотную политическую голову раздирают, к тому же,нешуточные внутренние противоречиями. Противодействие дальнейшему обострению украино-российских отношений должно стать задачей номер одиндля всех российских и украинских политиков, озабоченных судьбой своих стран, а не обслуживанием сторонних интересов. Такие силы уже налицо: с одной стороны, премьер-министр Владимир Путин высказал здравую и ясную позицию, причем в нескольких интервью. И, поскольку президент Дмитрий Медведев не поправил своего премьера, и не возразил ему, эту позицию можно считать позицией официальной России. С другой стороны, Верховная Рада на своем первом после летних каникул заседании несколько расширила полномочия премьер-министра и несколько урезала полномочия президента. Можно, разумеется, сказать, что это еще одна небольшая победа Юлии Тимошенко на пути к президентскому креслу – и это действительно так. Но сегодня, в тактическом смысле – это еще один шаг в сторону от конфронтации, одним из локомотивов которой является, к сожалению, окружение президента Ющенко, откровенно подставляющее своего шефа. Уход от конфронтации и нормализация отношений между двумя странами стали бы подлинным успехом. Но этоуспех не устраиваетзаказчиков украино-российской войны. Видя, что напряженность вот-вот пойдет на спад, они, как могут, науськивают своих наемников на Путина, пытаясь вбить клин между ним и Медведевым. Это им едва ли удастся, но зато они, к сожалению - не без успеха, нагнетают обывательскую истерию. Здесь их цель тоже понятна: на волне этой истерии усилить на ближайших выборах свое лобби в органах власти и еще сильнее влиять на ситуацию – вплоть до полного взятия ее под свой контроль. К сожалению, такой вариант развития событий пока не исключен. У «Партии войны» есть для этого и деньги, и информационные ресурсы.

К чему привела бы по-настоящему острая конфронтация между Россией и Украиной? Прежде всего, к ослаблению обоих стран, и к полной зависимостиих от США и ЕС, то есть к ситуации, из которой президент Путин вытягивал Россию в течение 8 лет и, вроде бы, вытянул. Иными словами, провокаторы, всеми силами старающиеся обострить российско-украинские отношения, объективно обслуживают евроатлантические интересы. В шуме, поднимаемом ими, не всегда удается разобрать нормальную человеческую речь. А это, в свою очередь, рождает порой опасное непонимание между двумя братскими странами. Путин же оказывается одной из ключевых фигур, стоящих на пути поджигателей войны, что, естественно, вызывает у тех жгучую к нему ненависть.


Сергей Ильченко