НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2021
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

В политическую плоскость...

Эксперты // 21:52, 10 января 2009 // 1836


Газовый конфликт между Россией и Украиной мало-помалу перешел в самую безнадежную форму -в затяжное бюрократическое крючкотворство. Все вроде бы согласны на возобновление транзита, все на словах -только «за», но вопрос не решается, и газа в трубе как не было, так и нет.

Между тем, европейским потребителям газовые споры между Украиной и Россией совершенно не интересны. Европейским потребителям нужен газ, и если поставщик не может обеспечить его бесперебойную доставку, то это – плохой поставщик. И неважно, что именно плохо – сам поставщик или путь транзита. Важно только одно: газ до потребителя не доходит. Нужно искать нового поставщика. Чем в Европе и озаботились.

Варианты есть, причем как в краткосрочной, так и в дальнесрочной перспективе. Газа в мире, как оказалось, не так уж мало. Представители Голландии уже заявили, что могут увеличить производство газа на 10% в течение двух недель. В Сербию налажена подача газа из Германии через Венгрию. Чехия поделилась со Словакией. Трудности большие, но катастрофы все же нет. Трудности как раз такого масштаба, чтобы ЕС объединил усилия и стал искать пути для замены российского газа.

Напомню, что Газпром поставлял в ЕС примерно 25% от общего объема потребляемого газа, причем большая часть из этих поставок приходится на Восточную Европу. Иными словами, речь идет о традиционной схеме поставок, сложившейся еще со времен СССР-СЭВ, в совершенно иной политической реальности и не менявшейся просто потому, что в ее изменении не было серьезной необходимости. Но вот необходимость возникла. Дальше начинаются сухие расчеты - что дешевле: отладить старую схему поставок или наладить новую?

Старая схема в глазах ЕС имеет целый ряд минусов. Во-первых, она усиливает влияние России на европейские дела, что ЕС совершенно не радует. Во-вторых, учитывая и политическую, и экономическую ситуацию в Украине и в России, надежды на то, что нынешний газовый конфликт будет последним, представляются, по меньшей мере, спорными. В-третьих, существующая система газопроводов в любом случае сильно изношена и нуждается в серьезных вложениях, что неизбежно сказывается на конечной цене газа. В-четвертых, российский газ добывается в сложных климатических условиях, что также неизбежно сказывается на его конечной цене, а транзит среднеазиатского газа можно организовать и минуя Россию.

Альтернативы – опять же, с точки зрения ЕС – выглядят куда привлекательнее. Во-первых,можно тянуть нитку южным путем, достраивая «Набукко», и увеличивая транзит через Турцию, подавая в ЕС газ из Ирана и Средней Азии.Во-вторых, можно наращивать добычу на шельфе Северного и Черного моря. В-третьих, можно тянуть ветку через Средиземное море – запасы газа есть у Алжира и Нигерии. Все три варианта требуют времени и затрат, и именно по этой причине ЕС предпочитал держать их в резерве, по принципу «работает то, что уже есть - и ладно». Но это – пока оно работало. Сейчас поставки встали, причем это уже второй случай. Первый, напомню, был в январе 2006 . И еще – 80% российского газа поступает в Европу именно через Украину.

Помимо надежности поставок, ЕС, как уже было сказано, может получить и определенные политические преимущества в виде снижения влияния России и роста собственного политического веса. Ну, в самом деле – допустим, что в ЕС пошел газ из Нигерии – не будет же Нигерия в этом случае претендовать на политическое участие в европейских делах!Чтобы наладить из Нигерии поставки газа, ЕС придется, во-первых,вмешаться и прекратить в ней гражданскую войну, а во-вторых, крупно вложится в ее инфраструктуру. Нигерия при таком повороте событий будет кругом должна ЕС и никакого политического веса у нее не будет. Как не будет политического веса в европейских делах ни у Алжира, ни у Ирана.

Налицо, таким образом, большой соблазн для ЕС. Последствия же диверсификации газовых поставок будут весьма неприятны для России, которой придется искать новые рынки сбыта, скорее всего – Китай. Но переориентация газовых потоков – штука долгая и дорогая. К тому же, в этом случае Россия будет слабо востребована в Средней Азии, которая тоже развернется к Китаю. Что касается Украины, то она окажется не в середине газового транзита, а в его конечной точке – со всеми вытекающими негативными последствиями, перечислять которые не имеет смысла. Добыча на шельфе Змеиного всех потребностей Украины явно не покроет,газ придется добирать со стороны.

Иными словами, нынешний газовый спор объективно выгоден всем силам, заинтересованным в снижении уровня международного авторитета как России, так и Украины. Хозяйственный конфликт двух корпораций и нескольких посредников мало-помалу переходит в плоскость долговременных политических стратегий, причем позиции России и Украины здесь оказываются заведомо проигрышными.

Сергей Ильченко