НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2019
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Сергей Ильченко: Несостоявшиеся

В мире // 15:36, 29 февраля 2008 // 1216
 Как будут развиваться события в Молдове после Косово? В чем отличия новой ситуации, и каковы ее перспективы?





Признаюсь, вопрос поставил меня в некоторый тупик – хотя его появление по-человечески понятно. После объявления независимости Косово вопрос о влиянии этого события на те или иные явления окружающего мира стал уже общим местом. Как повлияет признание Косово на обстановку в Европе? На политические процессы в Украине, России, княжестве Лихтенштейн, Папуа-Новой Гвинее и Арабских Эмиратах? На фазы луны и магнитное поле Земли – как повлияет? И вот уже многомудрые аналитики сочиняют, как там оно будет – в Эпоху После Косово.

Позволю себе не согласиться с пророками, предвещающими новые времена, пришедшие в связи с косовской независимостью. Новые времена действительно приходят, но по другой причине: мир изменился. Косово напрямую не влияет ни на что. Косово всего лишь симптом. Его не могло не быть – к нему привел весь ход событий в мире. А потому и вопрос «что будет после Косово» лишен смысла. Будет то же самое, что и до Косово. Что касается Молдовы, то на сей счет сейчас генерируется немало прогнозов. Перебираются варианты: что будет, если оппозиция…если здоровые силы внутри правящей партии…если нездоровые…если Россия…Румыния…ЕС…США…Украина…

Не знаю как вам, а мне эти перешептывания сильно напоминают известную сценку из «Белого солнца пустыни». Помните: «Ну, где же этот муж? Может быть, мы не нравимся ему? Может быть, Гюльчатай плохо его ласкает? А может быть…». А между тем, товарищ Сухов был занят совсем другими мыслями…


Что имеем?

В Молдове правит очень несимпатичная власть, организованная под флагом и общим руководством Партии Коммунистов. Можно с полным правом сказать о ней, что она мафиозная, криминальная, некомпетентная, коррумпированная, национально нетерпимая, необразованная, диктаторская, мыслящая категориями позавчерашнего дня…можно написать еще три страницы эпитетов. За последние годы эту власть не пнул разве что ленивый – и я был и остаюсь ее принципиальным и жестким критиком. С одной только оговоркой: при всех своих недостатках нынешняя кишиневская власть – наилучшая из всех возможных в современной Молдове. Не из тех, которые существуют в воспаленном воображении «аналитиков», а из числа реализуемых на практике вариантов. Любая другая комбинация действующих политиков, претендующая на самостоятельное управление Молдовой, дала бы заведомо худшие во всех отношениях результаты. Так что трагизм положения вовсе не в многочисленных недостатках коммунистов. Трагизм положения в том, что они, как ни крути, есть все же наименьшее из всех грозящих Молдове зол.

Я уже много раз писал, и повторю сейчас, что не верю в проигрыш коммунистов на выборах 2009 года. Не потому, что они достойны выигрыша, а потому, что им просто некому проиграть. То, что им удалось проиграть выборы в Кишиневе, уже было настоящим чудом. Ну, а результаты этого чуда таковы, что граждане едва ли проголосуют за него вновь. Граждане просто не пойдут голосовать, и явка будет минимальной. Кстати, и выборы в Кишиневе из-за неявки проваливались, если память мне не изменяет, раза четыре.

То у вас собаки лают, то румыны говорят…

Итак, перспективы Молдовы выглядят безрадостно. В любом варианте: изберут ли в 2009 парламент в основном из коммунистов, получат ли нечто лоскутное, вроде нынешней украинской Рады, наконец, отодвинут ли коммунистов в сторону, итог будет один: крах. Нет никаких признаков того, что какая-либо политическая группа сможет предложить нечто конструктивное в рамках самостоятельной Молдовы – ни в экономическом, ни в политическом плане. Все ходит по тому же кругу, что и вначале 90-х.

Чуть больше месяца назад в утренней передаче Radio Noroc один из радиослушателей пожаловался на проживающего рядом «русского», собаки которого пугают его ребенка. При этом, он заявил, что «русские, как правило, не любят детей», а «собаки у них упитаннее любых детей». Собственного говоря, ничего особенного в этом высказывании я не усматриваю. Подобные пассажи, я, живя в Кишиневе, на бытовом уровне слышал постоянно, по меньшей мере – с середины 70-х, а то и раньше. Просто во времена СССР бытовой ксенофобии не давали в открытую задавать тон в общественной жизни. Но втихую именно она, бытовая ксенофобия, органически присущая бессарабским молдаванам, правила в Молдове бал. Все последующие события 80-х и 90-х годов были естественным продолжением 70-х и 60-х. Так что я был бы крайне удивлен, если бы слушатели Radio Noroc сказали что-то иное: что думают, то и говорят. И ведущего зря запинали, что он, мол, не отреагировал. Молдаванин-ведущий, воспитанный в Бессарабии, думает так же, и воспринял сказанное как нечто вполне привычное, как обычный информационный фон, окружающие его с детства и впитанный с молоком матери. В этом смысле наказывать Radio Noroc нелепо и бесполезно. Ну, вот такие они – наши бывшие «братья» по СССР, выполняющие сегодня свой интернациональный долг на московских стройках. И всегда такими были. И будут. Это нужно просто принять, как данность – и оценив ситуацию, не пытаться кого-то перевоспитывать, а обустраивать собственную жизнь. Я, к примеру, осознав простую истину: «в Молдове русских будут ненавидеть всегда» - уехал в Приднестровье.

Перспективы Молдовы «в себе»

Все внутримолдавские драчки вокруг национального вопроса – чистейшей воды пиар, в расчете сшибить очередную подачку. Отношение к чужакам, к «русским» - ко всем немолдаванам, как, впрочем, и к «румынам» - к выходцам из-за Прута, одним своим видом раздражающих унылых бессарабских провинциалов, всегда было одинаково. И будет одинаково. У всех бессарабских молдаван. У коммунистов, у унионистов, у разного рода демократов – у всех. Просто наши милые соседи не всегда могут себе позволить говорить всю правду – и говорят только ее часть. Вот, в 50-60 годы можно было позволить себе не любить румын – и они их не любили, присосавшись к СССР. Потом Союз исчез, и они могли себе позволить не скрывать нелюбви к русским, присосавшись на некоторое время к Румынии. Ясное дело, что свои истинные чувства к румынам они в это время не афишировали. Все прочее – вранье. И демонстративное возмущение представителей правящей партии историей на Radio Noroc – тоже вранье. Коммунисты думают точно так же. Просто те, кто пооткровенней и поэмоциональней, как, к примеру, Виктор Степанюк, этого почти не скрывают. А те, кто поумнее, и умеют владеть собой – ну, как, к примеру, бывший посол в России Владимир Цуркан, которого прочат в преемники Воронина, этого, как правило, не проявляют. Полностью одобряя в душе.

Никогда молдаване из Бессарабии не допустят в политику или общественную деятельность ни одного чужака. Никогда они не позволят чужакам объединиться для защиты своих прав. Характерно, что и сегодня «защитой прав меньшинств» и «дружбой с Россией» в Молдове занимаются исключительно «титульные», сшибающие на этом деньгу. Единственное, пожалуй, исключение – Валерий Клименко, но и он пребывает на безнадежных политических задворках. А так, дружат с Россией и защищают русских, их язык и культуру исключительно одни только молдаване. Как вы сами понимаете – небескорыстно. Что касается России, то она принимает эти ухаживания с равнодушной неразборчивостью. Недавнее награждение откровенного нациста – и по совместительству композитора Евгения Доги российским орденом - хорошая иллюстрация этого факта. А до того в России чествовали другого ненавистника русских, «Будулая» - Михаила Волонтира.

В общественном и политическом плане чужакам в Молдове решительно ничего не светит, и никакое изучение языка и прочее омолдованивание им не поможет. Они всегда будут низшей кастой, даже выучив язык лучше самих молдаван. У них есть два пути: либо принять унижения как неизбежную составляющую их жизни и не заморачиваться ими вовсе, либо уехать.

Экономические перспективы Молдовы также вполне безнадежны. Никогда молдаване не поднимут промышленность, никогда не научатся эффективно хозяйствовать. Прошедшие полтора десятилетия независимости продемонстрировали это со всей очевидностью. Бизнес потихоньку утекает из Молдовы, а в самой Молдове каждая смена власти ведет к переделу собственности без какого-либо развития - и только. Чтобы не быть голословным, приведу некоторые цифры.

На сегодняшний день в Молдове работают 56 органов контроля, которые жестко регламентируют все сферы экономической жизни. Это означает, что рыночной экономики там не существует в принципе. Рост ВВП - в 5-6% ежегодно. Фактически это – падение, замаскированное инфляцией доллара. Структура ВВП – в основном, продукты с низкой добавленной стоимостью. В 2007 году Молдова и близко не подошла к уровню жизни и производства, который существовал в 1990. В том же 2007 году, только по заниженным официальным данным, инфляция составляла 14%, что является самым высоким показателем в СНГ, не говоря уже о ЕС.

Продолжается массовое бегство из Молдовы активного населения. Хотя переводы из-за границы в 2007 году составили свыше 1 милиарда 200.милионов долларов, то есть 36% от ВВП, и по их уровню Молдова заняла второе место в мире, это уже вчерашний день. Начался новый этап: устроившиеся за границей работники вывозят из Молдовы свои семьи. Идет активная селекция со знаком «минус» - в Молдове остаются только худшие из худших.

Экспорт в 2007 составил около 1 миллиарда долларов, а импорт- 3 миллиарда. Иными словами, сама Молдова уже ничего толком не производит. Около 70% еще не разбежавшегося населения страны живут за чертой бедности.

Есть, правда, еще один вариант – и именно к нему потихоньку идет дело. Внешнее управление. Об этом варианте говорят и в Кишиневе – правда, только политические маргиналы. Но, по некоторым признакам «держат его в уме» уже многие.

Ближе всего подошла к его реализации Россия, но тут есть одна загвоздка. Чтобы такая схема заработала, нужно как-то решить проблему Приднестровья.

Тень Косово

Хотя Молдова и осудила косовский прецедент, не исключено, что он окажет на нее некоторое, хотя и опосредованное влияние. Допускаю, что под давлением России Кишинев пойдет на федерализацию нынешнего унитарного государства. Тенденции к этому есть. Нужно быть слепым, чтобы не видеть, как активно российская дипломатия старается посодействовать возвращению в состав Молдовы Приднестровья – хотя бы формальному. В Москве возвращение видится на условиях обмена непризнанной независимости на признанную автономию, либо даже федерацию. В Кишиневе и в Тирасполе от этой идеи не в восторге, но, допускаю, что на нее пойдут – выхода-то нет, спорить с Россией трудно. Аналогичные федеральные права, возможно, получит и Гагаузия. Что это изменит?

По большому счету – ничего. То есть ничего – это в хорошую сторону, а так – очень даже изменит. Формальное объединение Молдовы в условиях ее государственной независимости, без жесткого контроля со стороны России, обернется страшной дестабилизацией остановки. Слишком много непримиримых противоречий будет наличествовать между субъектами такой федерации, притом, противоречий на всех уровнях – от межличностных отношений до бизнеса и внешней политики. О том, какая буча возникнет в политике внутренней, я не хочу и думать. Замечу только, что те, кто избивал депутатов-приднестровцев и пытался спустить их вниз головой в канализационный колодец неподалеку от нынешнего президентского дворца, не понесли никакого наказания. Они живут и здравствуют, и воспитали новое поколение таких же, как они, активных слушателей Radio Noroc. Они нисколько не изменили своих убеждений. И колодец тот, кстати, тоже на прежнем месте. И прокуратура Молдовы, а также молдавские спецслужбы уже давно подготовили уголовные дела на всех, кто активно защищал непризнанное Приднестровье, хоть словом, хоть делом. Прощения и пощады не будет никому – и в кулуарах молдавские политики говорят об этом без обиняков: «всех посадим». И, кстати, вполне единодушно, независимо от политической принадлежности, это говорят. Все - и «официальные» нацисты, и коммунисты и унионисты. Так что, если у кого-то, кому из тактических соображений нежданно-негаданно открыли въезд в Европу, возникают иллюзии, будто оказавшись в независимой Молдове, пусть даже федеративной, они долго пробудут на свободе – так это зря. Это от излишней самоуверенности и незнания бессарабских нравов. Характерно, кстати, что самыми непримиримыми противниками объединения с Молдовой в Приднестровье являются именно выходцы из Бессарабии, на своей шкуре испытавшие «братские объятия» представителей титульного народа Молдовы.

Словом, объединение Молдовы с оставлением ей независимости – самый короткий путь к раннему этапу косовских событий, если уж мы говорим о Косово.

Паритет двух несостоявшихся как альтернатива краху

Если же принять вариант «объединение плюс внешнее управление» то тут аналогия с Косово получается уже полная. Действительно, как ни крути, а полноценного государства из Косово пока что явно не получается. В обозримой перспективе это будет фактически подмандатная территория, управляемая ЕС. Мягко. Экономическими рычагами, по большей части. Очень редко – полицейскими мерами. Рядом – Албания, куда Косово в любой момент может соскользнуть – прямо как Молдова в Румынию. В Косово - мощные запасы угля, а в Молдове – отличный плацдарм для обустройства разного рода транспортно-энергетических развязок: МолдГРЭС, дунайские Джурджулешты. Еще ММЗ и цементный завод в Рыбнице – на российском газе им цены нет. Место для установки газового счетчика на выходе из Украины – на одном из выходов. Очень неплохое место для транзитного аэропорта. Для строительства РЛС – в перспективе. А что? Отчего бы и нет? В Косово есть база ВВС США Bondsteel и полицейские силы ЕС, а в Молдове будут российские миротворцы и еще что-нибудь. Кстати, без миротворцев – никак не обойтись. Если их из «умиротворенной и объединенной» Молдовы вывести – резня начнется еще до того, как последний эшелон переедет границу. Вся болтовня о том, что, мол, «на человеческом уровне конфликт решен» выеденного яйца не стоит – угли тлеют, дай только волю – полыхнет в полнеба. Желающих поквитаться с «сепаратистами» в Молдове предостаточно. На всех уровнях. Начиная с ее нынешнего президента и кончая комбатантами, так и не получившими квартир, обещанных им за расстрелы дубоссарцев и бендерчан. Очень надеюсь, что в Москве это понимают. Точнее, уверен, что понимают, но… Просто не может сейчас Россия признать Приднестровье, и дело тут не в принципиальном нежелании, а в объективной реальности. Обстановка позволяет России нас поддерживать, а вот признать, увы, не позволяет.

Но вернемся к аналогиям с Косово под управлением ЕС. Тут мы, видимо, добрались-таки до сути. Действительно, прецедент Косово к Молдове приложим, и, очень похоже на то, что его к ней уже прикладывают. Правда, не в смысле отделения Приднестровья, а в смысле внешнего управления. Такое его приложение может быть приемлемо для России и приемлемо для ЕС. В роли Хакима Тачи выступит, по-видимому, Владимир Цуркан – умный, обаятельный, с прекрасным русским языком, со связями в России, с опытом посла Молдовы в этой стране. Но и в Косово и в Молдове необходим еще и лояльный лидер меньшинства. В Косово – сербского меньшинства. В Молдове – хм… На данном этапе, видимо, приднестровского, приемлемый одновременно для России, Молдовы и ЕС-ОБСЕ. Так сказать, свободный голос левобережных районов объединенной Молдовы, свободно звучащий в Кишиневе. Я, конечно, ничего не утверждаю наверняка, но мне кажется, что этот голос уже выбран и на всех уровнях утвержден.

Именно этот вариант развития Молдовы и выстраивается у нас на глазах - медленно, но верно. Не могу сказать, что он приводит меня в восторг – я предпочел бы независимое Приднестровье, либо его присоединение к любой стране, кроме Молдовы. Но, если говорить не о мечтах, а о реальных возможностях, то, по всей видимости, все уже решено. Хотелось бы ошибиться, но нам, похоже, остается надеяться только на то, что российские гарантии будут действенны, а у Приднестровья останется достаточно механизмов для защиты от кишиневского произвола. Хотя бы в той мере, чтобы нас и наших близких не убивали на пороге своих домов, как это было в Бендерах в 1991, еще до начала боев. На что-то большее в этой ситуации рассчитывать, пожалуй, не приходится. Запреты на профессию, травля, полицейские преследования – все это, к сожалению, будет. Все уже готово и ждет только отмашки и команды «ату их!». Общение с коллегами с правого берега дает мне бесчисленные подтверждения этого. В Кишиневе, по-моему, аж с ноги на ногу переминаются от нетерпения.

К сожалению, твердой уверенности в действенности российских гарантий в случае «объединения» Молдовы я сегодня не ощущаю. Некоторая надежда них и на Россию – да, есть. А вот уверенности в том, что нас действительно защитят - увы, нет.

Сергей Ильченко