НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2022
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Мажоритарная или пропорциональная?

В мире // 10:27, 20 января 2010 // 2241
altДля Приднестровья пропорциональная (партийная) избирательная система могла бы стать серьезным шагом вперед на пути формирования демократической и правовой политической системы.

В последние годы в Приднестровской республике развернулась бурная дискуссия не только поводу конституционного устройства, но и относительно избирательной системы, по которой должны проводиться выборы в парламент. Все это свидетельствует о том, что несмотря на непризнанный статус, в ПМР проходят те же политические процессы, что и в признанных государствах, а именно – политическая структуризация, появление политических партий, и как следствие, конкуренция и борьба между ними.

Споры относительно избирательной системы ведутся и в Украине. И не случайно, поскольку действующая в стране пропорциональная система выборов по закрытым партийным спискам вызывает вполне обоснованные претензии. Именно ее считают одной из причин перманентного политического кризиса. Нечто аналогичное наблюдается и в Молдове, где после неудачных попыток избрать президента поднят вопрос о конституционной реформе.

Почему же избирательные системы, которые довольно успешно применяются в большинстве европейских стран, в Украине и в Молдове приводят к диаметрально противоположному результату и стоит ли Приднестровью пытаться ввести у себя аналог подобной системы?

Начнем с того, что не стоит автоматически переносить негативный украинский опыт на приднестровскую почву. Проблемы, которые возникли в Украине, были вызваны причинами внутреннего характера. Первые выборы по пропорциональной системе состоялись весной 2006 года, через год после «оранжевой революции». Соответственно и результаты выборов фактически закрепили тот межрегиональный раскол, который проявился во время событий 2004 года. Во времени политического кризиса 2007 года Парламентская Ассамблея Совета Европы в своей резолюции среди прочих рекомендаций, посоветовала украинцам сменить избирательную систему, в частности, перейти к открытым партийным спискам. К рекомендациям ПАСЕ не прислушались и в итоге прошедшие в сентябре 2007 года досрочные выборы лишь с некоторыми изменениями повторили конфигурацию сил в Верховной Раде предыдущего созыва.

Среди основных претензий, которые предъявляются к пропорциональной избирательной системе украинского образца (аналогичная система с 1994 года существует и в Республике Молдова) тот факт, что следом за «паровозом», который представляют известные политики «вагонами» в парламент проходят малоизвестные персоны – денежные мешки, а иногда и лица с сомнительным прошлым. Например, в составе фракций Верховной Рады встречались и водители и помощники олигархов, которые, таким образом создавали своеобразную группу поддержки своим хозяевам. В нардепы шли семьями.

Кроме того, образовался известный разрыв между народными избранниками и теми, кто их избрал. Зачем теперь депутату корячиться в своем избирательном округе, вести приемы граждан, чинить крыши, дарить школам компьютеры, если у него есть гарантия при уплате определенного взноса вновь получить депутатский мандат.

Так что украинскую избирательную систему критикуют и весьма справедливо. Однако, означает ли это, что сама по себе пропорциональная система нежизнеспособна. Например, именно благодаря пропорциональной избирательной системе нацисты пришли к власти в Германии. А в послевоенной Франции наоборот, для того, чтобы ослабить влияние Компартии, стабильно набиравшей значительное количество голосов, в середине 50-х годов перешли к мажоритарной системе. То есть, любая избирательная система может быть использована как во благо, так и во зло.

Проблема же Украины состоит в том, что она выбрала наихудший, или даже скорее, самый примитивный вариант «пропорционалки» – систему выборов по закрытым партийным спискам по многомандатному избирательному округу, которым является вся страна. Достаточно взять,  учебник по истории государства и права или просто заглянуть в правовую энциклопедию, чтобы убедиться, что разнообразие избирательных систем не ограничивается только мажоритарной, пропорциональной или смешанной.

Худший из возможных вариант «пропорционалки» привел к тому, что в Украине вместо политической структуризации получили вождизм и клановость, вместо становления политических идеологий – политическую всеядность и беспринципность, вместо политической элиты – бизнес, построенный на доступе к государственным ресурсам.

Немалую роль здесь сыграли как масштабы страны, так и наличие серьезных культурно-исторических и ментальных различий между различными регионами Украины. Именно поэтому сегодня осуществляется активный поиск более оптимальной избирательной системы, которая позволяла бы учитывать не только политические пристрастия, но и определяла бы условия регионального представительства.

Исходя из украинского опыта, стоит признать, что подобного рода пропорциональная избирательная система более подходит для небольших государств.Если взять непризнанную Приднестровскую республику, то здесь как раз и будут очевидны определенные преимущества, которые она дает. Сегодня парламент Приднестровья состоит из 43 депутатов, избираемых по мажоритарной системе. В среднем один депутат приходится на 9 тысяч избирателей. Согласимся, цифра эта очень скромная. В Украине один депутат приходится на 82 тысячи избирателей. Естественно, что «обработать» 9 тысяч или, по крайней мере, 4,5 тысяч вполне под силу кому угодно у кого есть деньги. Если учесть еще и уровень миграции, когда часть избирателей находится на заработках, то «затраты» на предвыборную агитацию выглядят вообще смехотворными. В Украине продуктовый паек пенсионерам обеспечил победу не одного мэра. Пример Киева наглядно демонстрирует преимущества подобной работы с избирателями.

Поэтому, как ни удивительно, но для Приднестровья пропорциональная избирательная система могла бы стать серьезным шагом вперед на пути формирования демократической и правовой политической системы. Тем более, что размеры и численность населения непризнанной республики, отсутствие серьезных межрегиональных противоречий снижают политические риски. Кроме того, это существенно снижает возможность подкупа избирателей, поскольку партии как целостная структура способны обеспечить более действенный контроль за соблюдением избирательного законодательства.

С правовой позиции Приднестровью нужен целостный Избирательный Кодекс, в котором были бы определены условия голосования, условия формирования избирательных комиссий, порядок обжалования в суде, правила формирования и порядок распределения средств из избирательных фондов (например, в Украине агитация в средствах массовой информации, проведение агитационных мероприятий должно быть предварительно оплачено из избирательных фондов партий, что, правда не исключает различных уловок и использования «нала»).

Приднестровье могло бы применить у себя и ту избирательную систему, которая действует сегодня, к примеру, в Молдове, Украине или той же России. Как уже отмечалось, у этой системы, при определенных достоинствах, есть и существенные изъяны. Одним из таких изъянов является то, что, как правило, костяк избирательных списков формируется из столичных жителей – деятелей республиканского масштаба. В итоге, получается очевидный перекос, когда ряд территорий вообще не будет представлен в парламенте. Аналогичная ситуация возникла, к примеру на выборах областных советов в Украине (здесь также выборы осуществляются на пропорциональной основе), когда некоторые административно-территориальные единицы оказались вообще без представителей.

Избежать подобного казуса возможно. К примеру, путем выдвижения каждой из партий региональных списков. Избиратели конкретного района или города голосуют за список той или иной партии. В Приднестровье пять районов и два города. Они могут иметь пропорциональное представительство – от пяти до семи депутатов от каждой административно-территориальной единицы. То есть, за эти пять или семь мандатов борется конкретная партия, которая выдвигает свой список. Если по итогам голосования в парламент проходной барьер преодолевают две, а может и три партии, то они делят мандаты в соответствии с процентом набранных голосов. К примеру, по Григориопольскому району, который представляет пять депутатов, проходит партия М и Н. Партия М набирает 25% голосов, партия Н – 35%. Следовательно,  партия Н.  получает, три мандата, партия М. – два с учетом бонусов.

 Конечно, эта система более сложная, чем обычная «пропорционалка», но она позволит достичь баланса между региональным и партийным представительством. К тому же такая система намного ближе к европейским стандартам, хотя и существенно отличается от российских, на которые ориентируются приднестровцы.

В любом случае, у Приднестровской республики есть возможность реализовать один из нескольких вариантов и не обязательно украинско-молдовский. Необходимо учесть как негативный, так и позитивный опыт, накопленный другими странами. Можно предположить, что подобные новшества системы встретят определенное сопротивление как со стороны консервативных кругов, так и со стороны тех, кому объективно выгодно сохранение мажоритарной системы. Поэтому одним из вариантов их реализации могло бы стать утверждение новой избирательной системы на референдуме.

Подобная практика существует в некоторых европейских странах, например, в Италии. Так, в июне прошлого года там состоялся референдум, на который было вынесено предложение об утверждении двухпартийной политической системы. По замыслу авторов проекта партии, набравшей относительное большинство голосов на выборах, предполагалось передать абсолютное большинство мест в парламенте, что фактически привело бы к монополии на власть самой влиятельной партии страны. Надо сказать, что итальянские политики – мастера по части разного рода «мошеннических» законов. Референдум провалился из-за низкой явки. Малые партии, усмотревшие угрозу в этом законе призвали своих сторонников не идти на избирательные участки. Впрочем, есть и примеры, когда избирательные системы утверждались на референдуме.

Во всяком случае, у Приднестровья есть шанс модернизировать свою партийно-политическую систему, сделать ее более эффективной, гибкой, адекватной запросам времени. Спор между сторонниками перехода к новой системе и их оппонентами не окончен.

Артем Филиппенко, политолог, эксперт-правовед , Одесса