НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2023
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Дмитрий Соин: Новые проекты и международные бренды – основа для признания ПМР

Политика // 13:51, 2 марта 2009 // 3279
В этом году исполнится девятнадцать лет нашей борьбы за независимость  ПМР. Все это время элита и вместе с ней население говорили о грядущем международно-правовом признании Приднестровья. Сложно сказать насколько эффективны и технологически правильны были наши действия в этой шахматной партии, но очевидно одно – в отличии от Восточного Тимора, Косово, Южной Осетии и Абхазии мы все еще на пути к заветной цели. Сегодня вполне очевидно, что на такой шаг как международное признание ПМР вряд ли пойдет даже такой наиболее последовательный гарант нашей мирной жизни как Россия. В существующих исторических реалиях у нас нет не одного шанса найти похожих союзников в странах СНГ, Евросоюзе и на других континентах. В каком-то смысле Приднестровье по вопросу своего признания находится в еще большей международной изоляции,  чем это было в начале пути.
Конечно, легче всего обвинить в таком положении дел действующее политическое руководство ПМР. Но это будет не совсем правильно. Многие внешние факторы играли не в нашу пользу. Например,  пророссийская ориентация Приднестровья сделала наше  признание неприемлемым для ЕС и США. А это основные мировые игроки, которые как в случае с Косово могут просто взять и признать в качестве независимой практически любую территорию. В свою очередь конфликт между Украиной и Россией не позволил сформировать консолидированную позицию по нашему вопросу славянских государств. В одиночку Москве такие проблемы решать пока крайне сложно. Поэтому после признания Южной Осетии и Абхазии самой России нужен тайм аут в активных внешнеполитических акциях такого уровня и такой степени ответственности.
Конечно, будь наша внешнеполитическая деятельность на протяжении почти двадцати лет более системной и последовательной, соответствуй она принятым в мире стандартам и задействуй мы весь информационно-политический и дипломатический инструментарий,  возможно результаты были бы другие. Например, практически все непризнанные долгожители имеют по одной две страны,  которые их признали. У Северного Кипра это Турция, у Южной Осетии и Абхазии это Россия, у Тайваня более двадцати официальных дипломатических миссий и даже Афганистан времен Талибана был признан рядом стран Ближнего Востока.  Почему же мы, создав полноценное с  точки зрения социально-политических и экономических институтов государство, не добились его признания со стороны хотя бы даже единичных латиноамериканских или африканских стран? Не говоря уже о России, более 120 тысяч граждан которой проживают у нас в республике и имеют право, как и все приднестровцы на защиту своих прав и свобод. Причин этому видимо много, но назову лишь те, что лежат на поверхности.
Давайте начнем с того, что перечислим, в каких странах у нас имеются дипломатические представительства, активно действующие под вывесками социо-культурных, информационных или торговых центров. Тех самых центров, опираясь на которые реализуют свою внешнюю политику непризнанные государства. Без этого добиться даже первичного на уровне одной-двух стран признания фактически невозможно. Так вот активно действующих центров у нас, к сожалению, нет вообще. Пассивных, существующих для галочки несколько – в России и Украине.   Возможно где то еще, но маловероятно. Недавно в Государственной Думе РФ, общаясь с первым заместителем председателя комитета по международным делам  Юлием Квицинским, немало удивил профессионального дипломата занимавшего в Союзе должность заместителя министра иностранных дел СССР тем, что оказывается в Москве, у нас есть свое представительство. В профильном комитете Госдумы об этом даже не знали. О какой эффективной работе в этом случае может идти речь. Если государственные деньги годами тратились на то, чтобы чьи-то жены и родственники имели под собой дорогой офис на Новом Арбате и занимались решением личных проблем, то тогда средства тратились правильно. Если же задача была иная, например формирование в России благоприятного для Приднестровья фона, то тут надо спросить за полный провал этой деятельности.
Есть еще один аспект борьбы за международно-правовой статус ПМР. Сколько, посвященных нашему признанию международных конференций, форумов и круглых столов провели мы за пределами ПМР? Так даже и не скажешь. Запоминающихся мероприятий на горизонте не всплывает. Внутри республики это направление развивалось лучше. В основном работа велась на базе государственного университета, но то же без особых успехов. В первую очередь потому, что битва за признание всегда происходит не внутри, а за пределами республики с неопределенным статусом.
Правда есть и внутренние факторы, способствующие международному признанию самопровозглашенных государств. Это в первую очередь    достижения в сфере науки, культуры, образования, здравоохранения, а так же в разработке новейших производственных технологий.
Теперь по очереди. Приднестровская наука поднималась практически с фундамента. В советский период основные научные центры Молдавии располагались в Кишиневе. Поэтому в Тирасполе на базе университета по крупицам собирали ученых и педагогов. Это был титанический труд, который принес позитивные результаты. Не сомневаюсь, что нашими учеными сделаны многочисленные научные открытия. Но… Кто о них знает, какие из открытий  принесли мировую славу Приднестровью, как государству, сколько раз номинировались наши ученые на международные, включая нобелевскую премии?  Возможно, не однократно, но я например об этом не слышал. Что тогда говорить о людях не связанных с образованием и наукой? Они уж точно в полном неведении.
В отличии от науки культура нам со времен Союза досталась живая и красивая. Сегодня она теплится где-то на предприятиях способных, как например КВИНТ поддерживать свои творческие коллективы и в домах культуры, где на нищенские зарплаты местные энтузиасты танцуют и поют. Талантливейшие люди живут в Приднестровье, но такое впечатление, что родились они как герои песни Андрея Миронова в понедельник. Сегодня нет не одного мирового культурного бренда связанного с Приднестровьем. Не в классике, не на эстраде, не на сцене… В той же Молдове возьми например хотя бы эстраду есть как минимум известные во всем СНГ и не только группы «Здоб ши Здуб» и «Озон». Назовите мне такие-же из Приднестровья…  Тишина? Таким же будет ответ, если мы коснемся всех без исключения направлений. В лучшем случае, какие-то тактические успехи на второстепенных конкурсах. И это при том, что число талантливых людей у нас на душу населения гораздо больше чем в среднем по СНГ. Почему это произошло? Потому что  отсутствовала государственная политика по продвижению на мировой уровень собственных исполнителей, писателей, артистов, режиссеров, музыкантов и представителей других творческих профессий. Одна раскрученная на мировой сцене отечественная поп звезда могла бы сделать для признания ПМР возможно гораздо больше чем весь МИД.
Теперь об образовании. Я сам отработал без малого двенадцать лет в приднестровском госуниверситете, читал лекции в частных ВУЗах, знаю, что мы даем добротные, качественные знания. Но, где же многочисленные иностранные студенты, какой приднестровский ВУЗ мы можем назвать всемирно известным или имеющим международный статус?  Пока никакой и иностранцы у нас не учатся. Не везут в страну валюту за обучение и не рассказывают у себя на родине про ПМР.
Здравоохранение, как и все бюджетные отрасли, находится в очень сложном материально-техническом, финансовом и кадровом состоянии. Тут спору нет проблема масштабная и с кавалерийского наскока не решаемая. Но ведь могли же мы за время независимости пусть на частные средства открыть у себя элитные клиники по разным направлениям. Тот же каменский санаторий из советского состояния реконструировать в соответствующее современным требованиям. Даже сегодня в этом лечебном заведении много иностранных клиентов. Их станет гораздо больше, если санаторий получит международную известность, а комфорт и уровень обслуживания будут европейских стандартов.
Вообще проблема мировой известности и популярности для Приднестровья стоит очень остро. В той же производственной сфере у нас есть известные бренды, но их крайне мало. Это тот же КВИНТ, ММЗ, МГРЭС, может еще несколько… Я принципиально говорю именно о международно известных брендах опираясь на которые можно говорить и о политическом признании ПМР. К сожалению, проблема создания и раскрутки мировых брендов для Приднестровья осталась неразрешимой. Она тянет за собой и весь комплекс других проблем. Имей республика в своем распоряжении позитивные, международно признанные бренды в сфере науки, образования, культуры, здравоохранения и производстве из нас гораздо сложнее было бы сделать маленькую «Империю зла», было бы трудно отказать нам в главном в международно правовом статусе.
Я не ставлю своей целью огульную критику существующего положения дел. Понятно, что в условиях непризнанности, блокад и информационных войн мы и так сделали немало. Я хочу лишь сказать о том, что пока  в Приднестровье  не появится элитная наука, образование, здравоохранение, и культура, пока мы не предоставим миру новые захватывающие проекты и привлекательные бренды долгожданного признания не будет.