/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции
В Приднестровье снова не прошел "Закон о сроках давности"

В Приднестровье снова не прошел "Закон о сроках давности"

Политика
//
17:02, 9 сентября 2015
//
1016
Как сообщает ИА "ТИРАС" со ссылкой на пресс-службу ВС ПМР, сегодня в ходе пленарного заседания депутатского корпуса Приднестровья в очередной раз рассматривался законопроект "о сроках давности".

Центральным вопросом повестки дня первого пленарного заседания десятой сессии Верховного Совета V созыва стала президентская инициатива о внесении изменений в Уголовный кодекс. Речь уже в четвертый раз идет об отмене сроков давности по ст. 104 УК ПМР «Убийство». Нынешние нормы предполагают прекращение или закрытие дел по истечении 15 лет с момента совершения такого рода преступлений. Глава государства предлагает это ограничение снять. Парламентарии идею в этой части поддерживают, но большинство выступает категорически против придания закону обратной силы. Дело в том, что автор законопроекта настаивает на распространении новых положений на правоотношения, возникшие с 1 января 1993 года. Именно эта часть инициативы была и остается камнем преткновения. Принятая в свое время с ее исключением редакция закона была ветирована. Но депутаты по-прежнему настаивают на неправомерности вступления закона в силу задним числом. Этого не допускает наша Конституция, не было таких прецедентов и в международной практике. Весомым аргументом в споре стал и тот факт, что подобная норма отсутствует в законодательстве России и стран СНГ.

Аргументация законодателей и многочисленных сторонников их позиции не меняется на протяжении нескольких лет обсуждения инициативы. Выступая на одном из пленарных заседаний, Уполномоченный по правам человека в ПМР Василий Калько обращал внимание на то, что в случае принятия законопроекта суды попадут в неоднозначную правовую ситуацию. «Согласно статье 46 УК МССР срок давности привлечения к уголовной ответственности за убийство составлял 10 лет. В то же время автор законопроекта предлагает неприменение сроков давности за убийство, исходя из чего можно сделать вывод, что сроки давности, устанавливаемые статьей 77 УК ПМР в редакции законопроекта, превышают срок, установленный статьей 46 УК МССР. Следовательно, положения законопроекта обратной силы не имеют. Исходя из проекта закона, предлагается фактически распространить действие статьи 104 УК ПМР (убийство) на правоотношения, возникшие с 1 января 1993 года. При этом статьей 104 УК ПМР устанавливается ответственность за убийство в виде лишения свободы на срок от 6 до 25 лет, в то время как санкция за аналогичное преступление, предусмотренное статьями 88 (Умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах), 89 (Умышленное убийство) УК МССР, предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 15 лет. Таким образом, действующим УК ПМР установлена более жесткая ответственность за данное преступное деяние по сравнению с УК МССР. Предлагаемая автором редакция не может быть принята, так как положения части первой статьи 8 УК ПМР устанавливают, что преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. На основании чего в отношении лица, совершившего преступление до 22 июля 2002 года, должны применяться положения УК МССР. Таким образом, приняв законопроект, мы откроем ящик Пандоры», – подчеркивал омбудсмен.

Эти же доводы приводили законодатели и на сегодняшнем пленарном заседании. Свои вопросы на этот раз они адресовали заместителю Председателя Следственного комитета ПМР Василию Ковачу – именно он представлял и отстаивал позицию автора законопроекта. Ответы, правда, ясности не добавили. Парламентариям так и осталось непонятно, почему в поддержку инициативы приводятся статистические данные об уровне преступности в последние годы, если предпринимается попытка изменить нормы двадцатидвухлетней давности. Ничем не обосновывается и выбор даты вступления закона в силу. «Почему 1993-й, а не 2000-й, 1941-й или 1990-й как год основания государства?» – спрашивал депутат Александр Коршунов.

Представляя заключение ответственного комитета – по законодательству, правоохранительным органам, защите прав и свобод граждан, – его председатель Галина Антюфеева обратила внимание на тот факт, что в связи с истечением сроков давности не было прекращено ни одного дела. «Представителем Следственного комитета было сказано, что мы, не принимая инициативу, даем преступникам индульгенцию и можем дорого за это заплатить. Я думаю, с такой же претензией можно обратиться и к самому Следственному комитету: что они делали все эти годы, не представляют ли они индульгенцию преступникам тем, что не находят их», – отметила парламентарий.

Говоря об оспариваемой статье, предполагающей придание закону обратной силы, Галина Антюфеева зачитала выдержки из заключения Общественной палаты Российской Федерации. В документе упоминается статья 8 УК ПМР, которая гласит, что преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время его совершения. В статьях 9 и 77 того же Кодекса прописаны положения об обратной силе уголовного закона и об освобождении от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности. «Создание прецедента, ломающего единые и непротиворечивые подходы к системе общественно опасных деяний, составляющие основу уголовной политики ПМР, нарушает эту целостность и системность, может повлечь непредсказуемые последствия, чреватые созданием системы уголовно-правовых репрессий и негативной правоприменительной практики», – говорится в заключении российских общественников. Там же отмечено, что избирательное придание закону обратной силы относится к исключительным историческим артефактам, противоречащим принципам и нормам международного права. Членам Общественной палаты РФ представляется, что «в контексте начавшихся процессов двусторонних консультаций по гармонизации приднестровского законодательства с российским следует избегать подобных нарушений, поскольку в российском конституционном праве определен приоритет принципов и норм международного права».

Изучив все доводы, ответственный комитет принял решение рекомендовать пленарному заседанию принять законопроект в первом чтении с учетом концептуального замечания об исключении нормы, придающей закону обратную силу. То есть, по мнению парламентариев, закон, отменяющий сроки давности по такому составу преступлений, как убийство, должен вступить в силу после его принятия, подписания и опубликования. Но официальные представители главы государства заявили, что это положение – часть концепции, и без него закон подписан не будет. Вследствие этого депутаты, поддерживающие принцип неотвратимости наказания, но не допускающие возможности придания закону обратной силы, снова голосовали против законопроекта в целом.

«Наше видение не совпадает с авторским именно в части даты вступления закона в силу, а не по сущности. Никто не оспаривает, что преступник, совершивший убийство, должен быть наказан. Речь идет только о сроке вступления норм в действие. Мы против придания закону обратной силы», – подчеркнул спикер парламента Михаил Бурла.

В ходе поименного голосования решение Комитета поддержали 14 парламентариев. 18 высказались против. Проект закона о внесении изменений в Уголовный кодекс считается отклоненным, поскольку не набрал необходимого для принятия числа голосов.

 

Система комментирования SigComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×