НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2022
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Молдова. Красный след

Политика // 09:15, 2 октября 2008 // 2256

Билет в один конец - как молчаливый протест граждан Молдовы против коммунистического режима .


Молдавские социологи рассказали еще одну историю про свою страну. Согласно данным одного из агентств, около восьмидесяти процентов жителей РМ стремятся покинуть родину. Если раньше среди причин называли отсутствие различных перспектив и безработицу, то сегодня к ним прибавились общая низкая культура и образования населения и нетерпимая социально-политическая атмосфера. В нормальной стране, появись такие данные, власти должны были бы отреагировать с такой же оперативностью итревогой, как это случается, скажем, при повальном стихийном бедствии. Но нет. Хотя, что удивляться: как показывают официальные и неофициальные итоги последствий недавнего наводнения, боролись люди с бедой, рассчитывая на собственные силы.


Социологам не верят или верят выборочно. Есть основания. Например, на прошлой неделе два молдавских телеканала в отчете о данных одного и того же опроса сообщили, что (один) президент РМ Воронин является самым популярным политиком, (а другой) что подавляющее большинство жителей страны испытывают трудности в приобретении продуктов питания, т.е. фактически недоедают. Это – Молдова, время года – осень, год – 2008-й, скоро уже восемь лет, как коммунисты у власти. Они не реагируют на показатели массовых и торопливых сборов; куда больше половины жителей «сидит на чемоданах», аправящая партия пытается объяснить явление лишь появившимися возможностями свободного выбора места жительства. Но зато с какой страстью ПКРМ трясет перед глазами публики сомнительными данными о своем несгибаемом авторитете. Ваше счастье, будто говорят коммунисты, что выборы не в ближайшее воскресенье, а то мы опять бы пришли к власти, но все равно трепещите.


Соцопрос, представивший новые причины чемоданных настроений (нетерпимая политическая обстановка и низкая общая культура), показал главное: именно долгое правление ПКРМ привнесло в жизнь страны такую заразу, основанную на лозунге «кто не с нами, тот против нас», именно их нетерпимость и политическое хамство родило хамство бытовое, как логическое продолжение внутрипартийных установок и норм. Кто еще не забыл, во что превратились даже самые убогие райкомы партии в конце 70-х – начале 80-х годов, напомним: многозначительного и туповатого инструктора райкома КПСС не объедешь на кривой козе, а наглость всей сферы обслуживания была защищена от наказания тесными связями со звучными именами-отчествами местных партийных боссов. В эти годы окончательно были сформированы характер и отношение к людям будущего лидера ПКРМ Воронина; тогда он решительно набрал партийно-чиновничьих мускул и соответствующего партийного опыта. Когда пришла удача вновь оказаться в коммунистическом руководстве создаваемой ПКРМ, а потом и возглавить ее, Воронин объявил войну «прихватизаторам» и «дерьмократам». В желании навести порядок в стране, а на самом деле отомстить новым хозяевам жизни, ПКРМ во главе с ним принесла вместе с реваншистскими целями и присущие коммунистам нетерпимость к инакомыслию и природное хамство. Сейчас эти прелести расцвели особо бурным цветом и потому, что долгая власть коммунистов-воронинцев, которых никогда еще и никто в стране всерьез не одергивал, дала им чувство безнаказанности, а опасность потерять все и сразу рисует им жуткие картины расправы над ними же.. Кто видел хама, поставленного на место законом и ожидающего последствий? То-то. Воронину и его товарищам тоже приходилось наблюдать неприличные сцены.


Рассказывают, когда в первый период парламентской деятельности ПКРМ Воронин позволил себе нецензурно выразиться на заседании фракции, ему сделали замечание – среди нас женщины Он попробовал отшутиться - это не женщины, а члены фракции. Тогда ему сказали: здесь не милицейская казарма. Тех, кто посмел привести Воронина в чувство, а это еще и те, кто вместе с ними создавал ПКРМ, уже нет ни в членах партии, ни тем более в составе ее руководства и в парламентской фракции. Они ушли сами – несколько десяток человек, разочаровавшихся в Воронине и его каком-то личном коммунизме. Ушли, как теперь уходят и собираются уйти сотни тысяч молдаван.


Потом манеру обращения с оппонентами впартийном кругуего люди без труда перенесли на всю страну. Как только они ни называли партии – не союзников ПКРМ, - и асфальтовые, и диванные. Как только ни обзывал сам Воронин их лидеров – и скользкие, и только что слезшими с дерева… И вот еще ефрейторскаяворонинская шуточка в адрес несогласного – вылез, как черт из табакерки. На нее партийному окружению принято смеяться, что является признаком преданности. Высшей е формой, видимо, следует считать заявление президентского советника Ткачука о том, что ему нравится быть приспешником Воронина. В нем важно все, но важнее, что заявление было сделано публично, предназначалось лично для Воронина и указывало, что никто еще так открыто и честно не признавался, а то и клялся ему в вечной преданности.Среди бегущих из страны от низкой культуры уже точно нет ни приспешников Воронина, ни любителей его шуток.


Приднестровская проблема и связанные с ней внутриполитические обстоятельства – особая почва, где проявилось моральное нутро ПКРМ, ее жажда оставаться неприкосновенной, непогрешимой, единственной...Всегда подобная политика плодит несогласных и лишних. В особых условияхмолдавского коммунизма их число растет на глазах. Уезжают они, потому что знают: с хамом дискутировать только время терять. Практикой доказан грустный вывод о невзрывающейся мамалыге. Отсутствие в народе революционности хорошая почва для воронинщины. Однако за этим счастьем кроется беда иного рода: угрюмые и молчаливые сборы в один конец – это как неизлечимая болезнь. Она иссушит и сожрет все в стране и саму страну. Так вот, в первые месяцы своего правления Воронин, видимо, не обнаружив в себе силы найти способы урегулирования, принялся искать следы заговора против его партии. Других методов поиска, кроме большевистских, у него не было, и быть не могло. Почитаем, как это происходило в августе 2001 года. Заметим, что в нашем случае очень важно, последующая цитата взята из обращения Воронина к народу Молдовы. «…Вот почему облик теперешней Молдовы… оказался столь ненавистен хозяевам Приднестровья. …С гораздо большим удовольствиемадминистрация Тирасполя восприняла бы воцарение в Кишиневе какого-нибудь людоедского режима, которым можно было бы запугивать население… И потому .., поддержка крайне правых ультранационалистическихполитиков в Кишиневе остается последним средством тираспольских властей, которым они хотят удержать контроль над левобережной Молдовой».


Воронин сам выбрал слова – «людоедский режим». Тирасполю не надо было «с большим удовольствием» и с нетерпением ждать, как Кишинев начнет использовать на правом берегу людоедские методы борьбы. Все случилось и без тираспольских заклинаний, ну, давай-давай… С 2001 года и по сей день, коммунисты-воронинцыдействуют именно в таком режиме. События в Гагаузии в 2002 году, аресты неугодных и подозрительных, провокации против возможных соперников, возбуждение уголовных дел по сомнительным поводам – это-то как называется? Обращаясь «к народу» и раскрывая заговор кишиневских правых и тираспольских сепаратистов против ПКРМ, Воронин указывает народу цель – враги молдавского народа должны быть уничтожены. Еще один «красный след» из недалекого прошлого. Народ мало понимает в сложных хитросплетениях отечественной политики и потому молчит и едва ли хочет пополнять ряды партийных спасителей родины. Тогда-то для пущей убедительности кто-то ночью стреляет по окнам президентской квартиры. Публичные выводы следуют скоро – это противники урегулирования приднестровского конфликта. Далее случится история еще краше– также публично коммунисты обвиняют лидеров одной из партий РМ в получении ими 200 (!) миллионов долларов из тираспольских запасов для проведения массовых акций протеста с последующим свержением власти ПКРМ.


… Безудержные и трудно объяснимые фантазии – это тоже признак агрессивной и мало культурной организации. К таким, как она, обычно примыкают либо уж совсем заблудшие и растерявшиеся, либо окончательные циники. И в таких группах расползается иная беда, как показатель высшей точки деградации, - холуйство. Что, в самом деле, остается делать, если ничего не понимаешь в политике партии, хотя иесть стремление быть причастным, а пожить, как человек,хочется? О, коммунистическое холуйство, нет тебе истребления, сколько бы лет ни прошло. Почитаем-ка. Но сразу оговоримся – последующий текст вовсе не из партийной печати времен 1990-1991 годов. Это печатный орган ПКРМ «Коммунист» от февраля 2008 года. Под заголовком поставим вольный эпиграф – «О нравах в ПКРМ накануне выборов, в которых коммунисты намереваются повторить свой успех 2001, т.е. остаться во главесо своим лидером Ворониным еще не четыре года». Изменим и имя-отчество героя статьи - назовем его Владимиром Николаевичем, но это не о Воронине, хотя, как знать, как знать.


«Раньше я был наслышан о ВН от своих коллег по партии, слушал несколько раз его яркие проникновенные речи… Я несколько раз, будучи секретарем РК ПКРМ, обращался в ЦК с просьбой, чтобы тов. ВН закрепили за нашим районом.И вот, наконец, прислушались к моей просьбе. В… населенных пунктах собирались полные залы – все хотели послушать ВН. … И надо быть в таком зале, чтобы увидеть, как ВН конкретно, по-деловому, откровенно рассказывает, что сделала партия и о ее планах на будущее. Он всегда отвечает на вопросы отдельных избирателей. Выслушав человека, поступает не как чиновник. Нет, тов. ВН берет телефон и тут же звонит в Кишинев и спрашивает чиновника, что можно сделать, чтобы решить… Очень понравилась нам встреча, на которой он рассказывал о том, какую гигантскую работу проводит…». Ну, хватит позора. Вот и люди говорят «хватит» и берут билет в один конец. Причины такого решения назвали социологи. Придется им поверить.

Владимир Цеслюк,

политический обозреватель агентства НИКА-пресс