НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2021
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Евгений Шевчук: Выступление в Государственной Думе РФ без купюр и комментариев!

Политика // 16:19, 14 марта 2008 // 1958

Добрый день, уважаемые коллеги! Прежде всего, от имени Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики прошу принять слова благодарности организаторам Слушаний, депутатам, представителям общественности, СМИ, гостям. Мы благодарны за приглашение, за возможность выступить перед столь авторитетной аудиторией.

Пользуясь случаем, я хотел бы поблагодарить наших коллег в Государственной Думе за то, что за восемнадцатилетнюю историю существования Приднестровской Молдавской Республики Государственной Думой было принято более десятка постановлений, заявлений и обращений, касающихся Приднестровья. Особо хотел бы поблагодарить депутатский корпус за оказание помощи в принятии решения Правительством Российской Федерации об оказании в 2008 году Приднестровью гуманитарной и технической помощи в связи со сложной социально-экономической ситуацией, возникшей в результате засухи весны-лета прошлого года. …

Одиннадцать лет назад в этих стенах проводились парламентские слушания «Россия-Молдова-Приднестровье. Стратегические интересы России». Название Слушаний 97 года говорило само за себя. В сегодняшнем названии таких категорий, как «зона стратегических интересов», уже нет.

Следует отметить, что признание Приднестровья зоной особых стратегических интересов России содержалось в постановлениях Государственной Думы от 17 ноября 1995 года и от 9 февраля 1996 года. Такое признание содержалось в выводах и рекомендациях, выработанных российскими парламентариями по итогам Парламентских слушаний 1997 года. Цитирую итоговый документ слушаний: «Участники слушаний констатируют международную правосубъектность Приднестровской Молдавской Республики и рекомендуют Президенту России предпринять действия по заключению международного договора между Российской Федерацией и Приднестровской Молдавской Республикой…, а также рекомендуют Президенту Российской Федерации признать Приднестровье зоной особых стратегических интересов Российской Федерации в условиях сложившихся военно-политических реалий на территории Европы».

Обеспокоенность отсутствием гарантий исполнения соглашений участниками процесса молдо-приднестровского урегулирования отражена Госдумой в Постановлении от 19 февраля 1999 года. В этом Постановлении было предложено выработать механизмы обеспечения гарантий в процессе молдо-приднестровского урегулирования, а также подчеркнута исключительная важность Приднестровского региона в стратегическом отношении для интересов безопасности России.


В 2006 году Государственная Дума осудила блокадные действия властей Молдовы в отношении Приднестровья и рекомендовала Правительству применить ответные меры по отношению к Республике Молдова, отказаться от поставок в Россию молдавской алкогольной продукции (за исключением произведенной на территории Приднестровской Молдавской Республики), были предложены и другие меры. К слову, в итоге меры были применены и к приднестровским предприятиям. Государственный бюджет Приднестровья понес значительные убытки, поскольку винно-коньячное производство в Приднестровье является бюджетообразующей отраслью республики. И около двух лет приднестровская алкогольная продукция отсутствовала на российском рынке.


В 2006 году в Приднестровье был проведен всенародный референдум, в ходе которого жители Приднестровья отказались от вхождения Приднестровья в состав Молдовы, и более 97-ми % приднестровцев, в том числе граждан России, высказались за независимость республики и последующее свободное присоединение ее к России. Государственная Дума в Заявлении от 6 октября 2006 года об итогах референдума в Приднестровье отметила, что итоги референдума должны быть в полной мере учтены международным сообществом ради обеспечения прав человека, мира и безопасности в данном регионе и справедливого разрешения приднестровского конфликта. В Заявлении также было отмечено, что Российская Федерация должна выстраивать свою политику с учетом свободного волеизъявления народа Приднестровья.


Сегодня словосочетание «зона стратегических интересов» становится не таким употребительным. Из уст представителей масс-медиа гораздо чаще звучат фразы: «зона стратегических интересов США», «зона интересов НАТО», «передел зон интересов». А слова «интеграция постсоветского пространства», «права и интересы соотечественников» уступают им по частоте применения. Трансформировалась ли зона стратегических интересов России? Эти и многие другие вопросы беспокоят граждан Российской Федерации и в Приднестровье, и в России и, думаю, в других непризнанных республиках.


Многие в странах, признавших независимость Косово, говорят об уникальности косовского случая. Почему не сказать тогда об уникальности Приднестровья? Здесь, на территории, никогда не входившей в состав Молдовы, территории, объединенной в 40-м году в рамках МССР с Бессарабией после подписания пакта Молотова – Риббентропа (опять-таки ради геополитических интересов), многонациональный народ показал всему постсоветскому пространству пример прочной межэтнической толерантности. Когда распадались СССР и Югославская федерация и международная система права оказалась не готовой разрешить правовое оформление спорных территорий, а в Молдове царствовала политика унификации, румынизации и террора по отношению к немолдавскому населению, международное сообщество оказалось неспособным предотвратить кровопролитие в Приднестровье. Мы помним историю, как бездействие международного сообщества в начале 90-х привело к жертвам в ходе вооруженных конфликтов в Абхазии, Южной Осетии и на территории бывшей Югославии. В то сложное время полиэтничный народ Приднестровья объединился и защитил свои права.


Правовой анализ юридических и исторических фактов, которые при существующей системе международного права, без каких-либо прецедентов, позволяют признать Приднестровье уже сегодня, проводился и российскими, и зарубежными юристами-международниками. Свидетельством тому являются, в том числе, перечисленные мною документы Государственной Думы, один из которых, принятый вашими предшественниками, отражает позицию российского парламента о том, что Приднестровье правосубъектно. В стенах Государственной Думы уже не раз отмечалось, что Приднестровье осуществило свое самоопределение до приобретения Молдовой международной правосубъектности. Не стоит забывать, что при создании в 1924-м году Молдавской Автономной ССР, в 40-м году - МССР, Приднестровье являлось «материнской территорией», в которую Бессарабия вместе с Кишиневом (ныне независимая Молдова) были включены. Это являлось частью реализации соглашения Молотова-Риббентропа, которое, кстати, было признано молдавским парламентом в 1990 году незаконным, поскольку, по мнению молдавских властей, «провозглашение в 1940 году МССР было актом расчленения Бессарабии и Северной Буковины в условиях советской оккупации». Таким образом, акт, послуживший объединению Приднестровья с нынешней Молдовой, самой Молдовой признан утратившим юридическую силу.


При содействии Российской Федерации 8 мая 1997 года в Кремле сторонами переговорного процесса был подписан Меморандум «Об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем». Меморандум позволяет Приднестровью самостоятельно осуществлять внешнеэкономическую деятельность и устанавливать свои собственные международные контакты.


А теперь хотел бы вкратце остановиться на том, как живут люди и какова ситуация в Приднестровье – зоне стратегических интересов России. В 2006 году Молдова и Украина пришли к договоренности о совместных действиях по установлению так называемого «нового таможенного порядка» и приграничного сотрудничества, которой была фактически осуществлена очередная экономическая блокада Приднестровья. Власти Молдовы, несмотря на декларации со всех трибун относительно содействия в осуществлении приднестровскими хозяйствующими субъектами внешнеэкономической деятельности при условии их регистрации в Молдове, поставили предприятия в условия двойной регистрации и угрозы фактически двойного налогообложения, блокировали банковскую систему и железнодорожное сообщение. Более того, были приняты односторонние решения по определению статуса Приднестровья, а также в отношении собственности в Приднестровье, ставя под сомнение результаты приватизации, тем самым, инициируя отток капитала и снижение инвестиционной привлекательности республики. По сей день фактически отсутствует полноценное грузовое железнодорожное сообщение именно для приднестровских предприятий (в то же время транзитные российские и украинские грузы беспрепятственно проходят через территорию Приднестровья). Отправка грузов на экспорт невозможна через участок границы Приднестровье-Украина. Помимо этого, блокировалась прямая телефонная связь между Приднестровьем и внешним миром, осуществляется изоляция региона. При принятии подобных решений не считаются ни с Меморандумом 97-го года, ни с иными документами переговорного процесса, среди которых более полусотни отражают двусторонние приднестровско-молдавские договоренности. Очевидна тенденция односторонних действий и нивелирования роли стран-гарантов переговорного процесса.

В таких условиях Приднестровье, которое не раз обозначалось в документах Государственной Думы зоной особых стратегических интересов России, за годы конфликта покинуло около 200 тысяч человек. Республика потеряла почти четвертую часть населения в мирное время без геноцида и политических репрессий, отсутствие которых отнюдь не должно быть основанием для игнорирования международным сообществом факта вынужденной миграции населения из Приднестровья. Сегодня уровень доходов приднестровцев - один из самых низких в Европе.


Низкий уровень доходов является основной причиной того, что трудоспособное активное население республики в поисках достойного заработка мигрирует в соседние государства. По официальным данным статистики ПМР численность населения республики только за прошлый год сократилась более чем на 7 тысяч человек, в том числе из-за отсутствия должного уровня медицинского обслуживания. Более того, учитывая существующую демографическую ситуацию в республике и продолжающийся процесс депопуляции, по оценкам экспертов, при таких тенденциях к 2015 году население Приднестровья может составить около 300 тыс. человек, то есть может сократиться почти вдвое. Наибольшее сокращение придется на население в возрасте от 20 до 45 лет. Уже сегодня на одного с сошкой в Приднестровье приходится почти трое с ложкой. Необходимо также учитывать, что большая часть наших пенсионеров – это бывшие служащие Советской, а затем Российской Армии, располагавшейся на территории Приднестровья до распада СССР, а также члены их семей, которых мы обязаны поддерживать, но уровень обеспечения оставляет желать лучшего.


При том, что покупательная способность населения неизменно снижается, и только в 2007 году рост инфляции составил почти 30 %, стремление трудоспособного населения покинуть республику вполне понятно. Для сравнения, при том, что средняя зарплата приднестровца в три раза ниже, чем у россиянина, цены на основные продукты питания в Москве и Тирасполе едва отличаются, а порой у нас они выше. Молоко и кисломолочные продукты в Тирасполе дороже на 10 %, чем в Москве, пшеничная мука - на 15%, яйца – на 20%. Этот перечень можно было бы продолжить. Если учесть перспективные тенденции роста цен на продовольствие, тарифы, продолжающийся процесс депопуляции населения, то мы достигнем сокращения населения Приднестровья – зоны особых стратегических интересов России - более чем в 1,5 раза уже в ближайшие 3-4 года.

Следует открыто говорить и признать, что ограничительные меры, инициируемые властями Молдовы и осуществляемые при помощи Украины и поддержке Европейского Союза, являются ничем иным как оказанием давления на население республики в целях создания условий для принятия удобных политических решений. Стимулируя повышение уровня бедности, создавая препоны для развития экономики и малого бизнеса, активизируются болевые для любого общества точки, радикализируются настроения гражданского общества с целью подталкивания его к тому пределу, когда чаша терпения переполняется.


Следует отметить, что третий год в регионе работает европейская миссия по контролю молдо-украинской и приднестровско-украинской границы. Основной причиной введения миссии были недостоверные высказывания молдавской стороны о трафике людей, контрабанде и торговле оружием. Особо хочу подчеркнуть, что ни в одном докладе миссии ЕС кишиневские обвинения не подтвердились, а выявленные нарушения на украинско-приднестровской границе ничем не отличаются от выявленных на украинско-молдавской границе, и они являются предметом повседневной работы правоохранительных органов и структур во многих странах. Тем не менее, тема «приднестровской контрабанды» остается для молдавских властей приоритетной, а функционирование миссии продолжается и продлевается на неопределенное время, хотя основной целью контроля было установление факта контрабанды.

Между тем, документами ООН определены основные критерии и условия введения и применения санкций и других принудительных мер, в которых четко и однозначно обозначено, что введение таковых не должно приводить к дестабилизации экономики в регионе, являющемся объектом мер. Комитетом ООН по экономическим, социальным и культурным правам разработаны и утверждены документы, в которых в отношении экономических санкций и ограничительных мер указано, что даже ответом на беззаконие не может быть игнорирование основных прав человека. На примере введенной экономической блокады Приднестровья мы видим, как во избежание возможной ответственности за последствия введения осуждаемых в ООН принудительных мер Молдова отрицает факт их введения, называя свои действия «правилами», «новым таможенным режимом» и вообще всемерным благоденствием. Но, как бы ни называли такие действия, суть их последствий сводится, тем не менее, к нарушению прав граждан свободно обеспечивать свое экономическое пространство, права на такое экономическое развитие, когда могут быть реализованы права человека. Эти меры в отношении Приднестровья не нашли действенного осуждения и сдерживания со стороны мирового сообщества и, в том числе, являются одной из основных причин того, что большая часть приднестровцев существует на грани нищеты, значительная часть работоспособного населения выехала, и молодежь покидает Приднестровье безвозвратно. А ведь право на защиту от нищеты никто не отменял.


При этом следует отдавать себе отчет о действенности мер, предпринимаемых еще одним существенным игроком – Румынией, государством-членом ЕС, для фактического поглощения Молдовы. Уже сегодня происходит плавная и поступательная интеграция Молдовы в Румынию, и закрывать глаза на ее динамику - безответственно, так как именно возможность интеграции с Румынией в свое время стала одной из причин военного конфликта. Румыния для граждан Молдовы становится гораздо более привлекательной, чем собственная страна. Одним из индикаторов того, в какой степени сегодня население Республики Молдова идентифицирует себя со своей страной, могут служить данные о стремлении граждан Молдовы вступить в гражданство Румынии. По заявлению Президента Румынии, в 2007 году в румынские диппредставительства в Молдове поступило более полумиллиона индивидуальных и коллективных заявлений от граждан Республики Молдова на получение гражданства Румынии. При этом, румынский президент заявил, что все 4,5 миллиона жителей Молдовы (это вместе с Приднестровьем) должны иметь право на получение румынского гражданства, включая представителей нерумынской национальности. По словам министра администрации и внутренних дел Румынии, реальное количество граждан Молдовы, желающих получить румынское гражданство, составляет около 900 000. Я приведу слова румынского президента: «Румыния считает своим долгом продвигать и поддерживать румынскую идентичность в Молдавии, где проживает особенно много румын, и будет делать это всеми законными способами, финансовыми и образовательными инструментами, имеющимися в распоряжении румынского государства. Румыния должна быть рядом с румынами, где бы они не находились, гордиться их успехами и поддерживать их в сохранении национальной идентичности». Вот цитата из заявления румынского президента, озвученного на заседании Европарламента уже 2008 году: «Обязательством Румынии является борьба за то, чтобы братья, проживающие в Молдове, вернулись домой, в Европу, откуда этот народ ушел в 1940 году против своей воли». Нельзя игнорировать тот факт, что подобные заявления официальных властей страны-члена Европейского Союза вселяют большие надежды в сердца многих молдаван, проживающих в стране, занимающей, по оценкам международных экспертов, первое место на европейском континенте по уровню бедности. Недопустимо умалчивать здесь о том, что возможность интеграции в европейское сообщество в целях повышения материального благополучия и свободного перемещения по Европе является основным аргументом для определенных сил в Молдове. Существуют высказывания этих сил о том, что явная пророссийская ориентация приднестровцев ведет к страданиям населения, постоянным ограничениям со стороны субъектов международного права, невозможности развиваться и выжить. После почти восемнадцати лет неопределенности возникает осознание того, что и на такие высказывания становится все сложнее отвечать в Приднестровье – в зоне стратегических интересов России, детям в домах-интернатах, которые получают около 60-ти % от положенной нормы питания, ста тридцати четырем тысячам пенсионеров о перспективах дальнейшей жизни с учетом ситуации в экономике, бюджетникам, получающим заработную плату ниже в четыре раза, чем в среднем по России при наличии цен на продукты как в московских магазинах. Тем более сложно, когда уже экспертное сообщество и в ряде государственных органов Российской Федерации высказывают мнения, которые условно можно объединить в два блока. Первый можно условно назвать «единая и неделимая Молдова». В рамках такого блока доминируют следующие посылы:

1) полагаем, необходимо строго следовать некоторым нормам международного права, в частности, принципу территориальной целостности. Несмотря на историю и волю граждан, нас интересует единая Молдова вне рамок НАТО, а не Приднестровская Молдавская Республика – зона особых стратегических интересов России;

2) в контексте ситуации с Украиной (с учетом отсутствия общих границ), как говорят в народе, потеряв голову, по волосам не плачут;

3) депрессивный регион, его надо развивать и тратить средства, да еще иметь проблемы с Западом, а это дорого, да и хлопотно;

4) пусть в течение 3-5 лет как-то там все будет. Это далеко. У нас нет общей границы. Поэтому пусть будет как есть, условно - « ни туда ни сюда»;

Второй блок составляют суждения, о том, что урегулировать конфликт необходимо с учетом мнения народа, признать его волю, сохранить людей и территорию.


Не буду дискутировать вокруг каждой точки зрения, хочу подчеркнуть, что составляющие первого блока ведут к уходу России из Приднестровья, а вскоре представлять пророссийские стремления в Приднестровье спустя три-пять лет будут в основном пенсионеры.


К сожалению, сегодня мы говорим о непризнанных республиках с оглядкой на Косово. Именно это событие активизировало обсуждение наших проблем. Я говорю «к сожалению» потому, что у Приднестровья гораздо больше юридических и исторических оснований для независимости, чем у Косово. Прецедентом для нас с таким же успехом могла быть ситуация с недавним разделением Сербии и Черногории на основании референдума. Понимая сложность ревизии, которой подверглась система международного права в начале 90-х годов, ревизии принципов уходящего уже в историю «вестфальского мира», многие посчитали бессмысленным обращение к правовым международным нормам. Оперировать историческими предпосылками стало также не достаточно убедительно, поскольку всякая история трактуется сторонами по-разному и интерпретируется в угоду современным реалиям, обрастая историческими мифами. В качестве альтернативы истории и праву остается лишь одна дефиниция – политическая целесообразность.


Как бы ни было сложно признавать, но именно эта категория была строительным материалом всего переговорного процесса по нормализации приднестровско-молдавских взаимоотношений. Константой переговорного процесса был поиск приемлемой формы сосуществования Приднестровья и Молдовы в рамках одного общего государства. Как в России, так и за рубежом панацеей виделось создание федерации. Федерализация как формула справедливого урегулирования признавалась всеми участниками переговорного процесса. Казалось, не была исключением и Молдова, которая за столом переговоров заявляла о намерении строить федерацию. Но с трибун международных организаций она открыто говорила о приемлемости, а затем о неприемлемости такой формы, как подрывающей государственность унитарной страны. Переговорный процесс стал похож на лабораторию, в которой неудавшиеся эксперименты сменяли друг друга. Одним из последних таких экспериментов стал всем широко известный План Козака в 2003 году. Казалось тогда, всем, включая Россию, стало очевидно, что экспериментальная площадка не удалась. Однако в этой ситуации были и по сей день по сути своей остаются, практически, подопытными сотни тысяч человек – в том числе граждан России, граждан Приднестровской Молдавской Республики.


Меняется ситуация в мире, усложняется процесс функционирования системы международного права и международных отношений, в которых переплетены национальные и глобальные проблемы и вызовы. Неизменной остается проблема непризнанных республик – оставаясь осколками советского наследия, напоминанием о незавершенности (и правовой, и моральной) распада СССР, сотни тысяч российских соотечественников и граждан России, проживающих в Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии, лишены права достойно жить, жить в стабильности, строить планы на будущее без оглядки на перманентные попытки давления, непрекращающиеся блокады и ограничения. 18 лет в зоне стратегических интересов России, стране-правопреемнике СССР, в условиях непризнанности, а значит, неопределенности, в ожидании перемен, люди живут в ситуации нестабильности, под угрозой нищеты и войны. Я думаю, это заслуживает того, чтобы действовать понятно и эффективно, сберегая и развивая главное на этой земле – жизнь, в том числе жизнь и граждан Российской Федерации.


Сегодня справедливое разрешение сложившейся ситуации может базироваться только на решениях, основанных на мнении людей, непосредственно там проживающих. Решениях, способствующих стабильности и экономическому развитию Приднестровья.


В отношении своего будущего приднестровцы определились на всенародном референдуме в 2006 году, референдумы проводились неоднократно и до этого. Если для признания необходимо провести ещё один референдум, мы уже заявляли о своей готовности. Единственным изъяном суверенитета Приднестровья сегодня является его непризнанность, влекущая, подобно любой ситуации правового вакуума, искажения в функционировании социально-хозяйственной и административной систем. В этом смысле юридическое признание существующего де-факто Приднестровья остается необходимым шагом к нормализации развития нашего государства и нормализации отношений между Приднестровьем и Молдовой. Приднестровье обладало государственностью, являлось «материнской территорией» МАССР, оно не выходило из состава «родительского» СССР до его распада, оно не стремилось создавать новое национальное государство, оно отказалось в 1991 году уйти в Румынию, и вполне обоснованно сегодня полагается в своих надеждах на содействие правопреемника СССР, страну-гаранта - Российскую Федерацию.


Понятный импульс к обсуждению проблематики придал так называемый Косовский прецедент. 18 февраля 2008 года в заявлении российского парламента «О последствиях самопровозглашения независимости края Косово» указано, что признание независимости Косово создаст необходимые предпосылки для выстраивания нового формата отношений Российской Федерации с самопровозглашенными государствами в зоне естественных интересов России, прежде всего, на постсоветском пространстве. В связи с чем, с учетом социально-экономического положения в Приднестровье, полагаю, было бы целесообразно рекомендовать уполномоченным органам России рассмотреть вопрос о создании режима максимального благоприятствования в торговле с приднестровскими предприятиями, а также о создании механизма преференций для российских новаторов, инвестирующих в приднестровскую экономику с целью создания новых производств и рабочих мест.


В завершение предлагаю депутатскому корпусу Государственной Думы, ответственному Комитету рекомендовать рассмотреть на одном из пленарных заседаний Государственной Думы вопрос о формате отношений с Приднестровьем и о ситуации по урегулированию в Приднестровье, где выработать и принять решение по определению «точки» в нестабильности и неопределенности.

Благодарю за внимание.

Пресс-служба ВС ПМР