НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2022
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Преподавание ОПК в приднестровских учебных заведениях

Религия // 11:24, 25 января 2008 // 2604




Стоит ли разрушать сложившуюся гармонию в угоду религиозным деятелям?


Насколько актуально введение религиозных дисциплин в общеобразовательных и высших учебных заведениях? Существуют две точки зрения на данную проблему. С точки зрения официальных представителей крупнейших религиозных конфессий (Православие, Ислам), действительно, актуальность подобных нововведений чрезвычайно высока. Через своих представителей в журналистском, педагогическом и экспертном сообществах России так называемые «клерикалы» осуществляют лоббирование в органах государственной власти и информационную поддержку данным новациям.

Их аргументация включает в себя, во-первых, историческую составляющую. Речь идет о практике преподавания данных дисциплин в дореволюционной России. Вторым аргументом является необходимость создания альтернативы современному воспитанию молодежи, осуществляемому сегодня большей частью средствами массовой информации, киноиндустрией и различными лидерами направлений молодежной субкультуры. С точки зрения клерикалов – религиозных лидеров и их сподвижников в светской среде – современное общество является бездуховным и формирует в сознании молодого человека установки, направленные на деградацию, распущенность и эгоизм.

В действительности, клерикалам свойственно создавать атмосферу фобии, различной степени нетерпимости в отношении представителей конкурирующих религиозных течений. Вокруг каждой конфессии формируются группы ортодоксов – носителей радикальных религиозных взглядов, навязывающих различного рода негативные установки. Христианские радикалы пугают свою аудиторию засилием Ислама, радикалы в исламистской среде пропагандируют среди жителей «традиционно мусульманских» регионов нетерпимость в отношении других конфессий. Ввиду практически абсолютного отсутствия общины магометан в Приднестровье, данная составляющая религиозной жизни обошла нашу республику стороной.

Зачастую радикализация религиозной среды имеет ряд сопутствующих негативных тенденций в виде антисемитизма, борьбы с нововведениями в области государственного контроля. В качестве примера можно упомянуть проблему идентификационных номеров – в некоторых регионах и по сей день представители религиозных течений принуждают граждан не регистрироваться в налоговых органах, а то и того более - призывают вообще отказаться от получения документов удостоверения личности.

По мнению клерикалов, введение религиозных дисциплин в учебных заведениях будет способствовать улучшению общественного порядка, поможет в борьбе с вредными привычками, венерическими заболеваниями, укрепит семьи, будет способствовать повышению рождаемости через запрет абортов, станет средством профилактики правонарушений, будет способствовать росту товарищества и взаимопонимания среди людей, продвижению таких понятий как патриотизм, готовность отдать жизнь за высокие идеалы.

Сторонниками альтернативной точки зрения являются представители научного сообщества, интеллигенция «советского образца», дети семей, в которых представители старшего поколения являлись убежденными атеистами. Можно отметить, что в значительном количестве семей неславянского происхождения бабушки и дедушки, утратив связь с религиозными верованиями предков, не исповедовали никаких религиозных убеждений. Убежденные атеисты также формируются в группы единомышленников, которые сегодня присутствуют и проявляют себя резкими заявлениями и публичными действиями. В основной своей массе, убежденные сторонники альтернативной богословам точки зрения на порядок вещей присутствуют в журналистской, педагогической и экспертной среде. Точка зрения «антиклерикалов» основана на том, что Церковь является общественной организацией, которая зачастую действует, преследуя собственные корпоративные интересы. Церковь является высокодоходной коммерческой структурой, которая, действуя через своих лоббистов в органах государственной власти, пытается усиливать собственное влияние в различных сферах деятельности государства, зачастую там, где лишь несколько лет назад религиозным деятелям находиться бы никто не позволил. Таким образом, стараниями религиозных пропагандистов в некоторых случаях нарушаются конституционные права граждан.

Рост влияния какой-либо единственной религиозной организации способствует росту напряженности и конфликтных настроений в обществе. При введении подобного рода дисциплин, даже в некоторой надрелигиозной, «культурной» оболочке (например, ОПК – как предмет в школе), высока вероятность возникновения конфликтных ситуаций, когда часть родителей и преподавателей в частном порядке будут продвигать более глубокую религиозную составляющую данного предмета (к примеру, совместное чтение молитвы в начале и в конце урока), в то время как часть учеников могут являться детьми из протестантских семей, либо представителями других религиозных течений.

Вторым аргументом «антиклерикалов» является навязывание религиозными лидерами антинаучной парадигмы сотворения мира и отношения к чудесам, описываемым в религиозной литературе как к историческим фактам. Аргументом борцов с клерикализмом является уверенность в том, что все религиозные учения вступают в противоречия с такими общеобразовательными дисциплинами, как физика, химия, биология, география, история. Антиклерикалы видят в инициативах религиозных организаций по проникновению в учебные заведения некую маркетинговую составляющую. По мнению борцов с клерикализмом стратегия их оппонентов направлена на продвижение религиозных услуг в качестве товара (религиозные обряды – венчание, отпевание, крещение, исповедь и прочее). Также при случае упоминаются факты склонения граждан к пожертвованию материальных средств в пользу религиозной организации. С точки зрения антиклерикалов, религиозные организации стремятся к созданию непрозрачных финансовых структур, а за деятельностью их лидеров скрываются частные коммерческие интересы.

Помимо этого, влияние руководителей церковных организаций и их непререкаемый авторитет в глазах общества значительно увеличивает их не всегда конструктивную роль в общественной и экономической жизни государства. Лоббирование патриархальных практик в виде запрета абортов и ограничения сексуального воспитания способно оказывать негативное воздействие в виде роста количества криминальных абортов и развитие всевозможных психических аномалии в семье. В качестве примера можно привести страны Востока, где при теократической власти женщины лишены гражданских прав, а дети подвергаются бесконтрольному физическому насилию. По мнению антиклерикалов, культурная значимость деятельности религиозных организаций несопоставима с ущербом, который на протяжении многих последних столетий нанесли религиозные фанатики и ортодоксы науке, культуре, искусству, а видимая пропаганда терпимости зачастую уступала место ксенофобии, расизму, дискриминации по половому признаку. Нередки в мировой практике и случаи расследования преступлений сексуального характера со стороны религиозных деятелей в отношении не только взрослых лиц обоего пола, но и детей.

В качестве здоровой альтернативы антиклерикалы предлагают придерживаться советских общеобразовательных стандартов, а также опыта передовых западных демократий.

В современной общественной жизни, пожалуй, всех без исключения регионов бывшего СССР, следует отметить высокий уровень авторитета религиозных организаций. Общество крайне редко является свидетелем конфликтов в религиозной среде в противоположность политической и бизнес элите. Благодаря сложившейся практике «закрытых дверей», внутрицерковные конфликты зачастую не всплывают на поверхность информационного поля. В отличие от жизни политиков и бизнесменов, личная жизнь религиозных лидеров и официальных представителей религиозных течений не является объектом самых значимых телепередач. Существуя за закрытыми дверями и обладая многовековым опытом борьбы за собственные интересы, религиозные организации накапливают интеллектуальные ресурсы, а также привлекают на свою сторону представителей бизнеса и политической элиты.

Таким образом, политики позволяют выстраивать религиозным организациям собственные корпорации, не накладывая на них обязательств по строгой финансовой отчетности взамен на лояльность институтам власти. В современных государствах церковь является проводником политической идеологии правящего класса, социологическим барометром общественных настроений и объединяющим фактором на случай возникновения различного рода угроз.

Государство обязано соблюдать баланс интересов представителей разных религиозных групп, контролируя и снижая проявления экстремизма в религиозной среде. Современные сильные государства стараются не отдавать предпочтение одной религиозной организации, попеременно ослабляя влияние каждой из них. Обратная ситуация возможна лишь в исторически или революционно сложившихся государствах с теократическими режимами (отчасти дореволюционная Россия, сегодня – Иран, Саудовская Аравия). В государствах с высокой компонентой участия религиозных деятелей в общественно-политической жизни в том случае, если данные религиозные фигуры и организации являются значимыми в мировом масштабе (Папа Римский, Далай Лама XIV), власти также не стремятся разрушать существующий баланс религиозных групп, пытаясь решать собственные задачи в тех условиях, которые уже сложились. Официальные власти Китая, к примеру, не стремятся победить верования тибетцев - более легко задача государственного контроля над духовным лидером пытающегося освободиться из-под китайских уз Тибета может решиться через контроль над следующим Далай Ламой, в связи с чем нынешний Далай Лама даже готов отказаться от сложившейся религиозной традиции - процедуры прихода нового собственного воплощения - в угоду политическим целям. Нынешний Далай Лама имеет множество политических союзников в среде американской элиты, для которой Тибет является аргументом в любых спорах с Поднебесной. Политический фактор в данном случае оказался важнее религиозной традиции.

Согласно общепринятой мировой практике, религиозное образование не смешивают со светским. Все современные демократии считают основополагающим принцип свободы совести, используя религиозные структуры в интересах государства.

В Приднестровье на сегодняшний день существует определенный баланс взглядов на данную проблему. Властям республики удалось сформировать полноценную систему сдержек и противовесов, не позволяя религиозным структурам перехват каких-либо государственных функций и инициатив. Таким образом, сегодня в ПМР действует классический принцип так называемого «разделения властей», церковь и государство отделены друг от друга, и права граждан находятся под защитой Конституции и органов государственной власти. При президенте республики действует институт Уполномоченного по делам религии. В ряде школ Приднестровья экспериментальное преподавание ОПК ведется на факультативной основе по российским программам. Права религиозных меньшинств надежно защищены законом, и ни одна общественная группа не стремится к пересмотру сложившегося баланса.

Дина Веселова