НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2023
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Валерий Клименко: «После первого тура президентских выборов в Приднестровье победа Шевчука была очевидной»

Общество // 12:32, 28 декабря 2011 // 1613

Председатель общественно-политического Движения «Равноправие», руководитель международной группы наблюдателей на выборах президента непризнанной Приднестровской молдавской республики Валерий Клименко был в числе многих политиков, политологов и экспертов, которые, во-первых, не ставили под сомнение победу в очередной кампании действующего лидера ПМР, во-вторых, с малой долей уверенности не исключали проведения второго тура голосования, на участие  в котором имеют практически равные шансы (кроме Смирнова конечно),  Каминский или Шевчук. Два тура 11 и 25 декабря, как известно, преподнесли два сюрприза:  сначала бессменный Смирнов выбыл из борьбы, а затем Шевчук победил Каминского, получив  еще более неожиданную поддержку приднестровских избирателей – почти 75 процентов голосов.  О некоторых итогах кампании в Приднестровье и, в частности, о том, что стало главной причиной непростительных для специалистов ошибок в прогнозах, корреспондент НИКА-пресс беседует с Валерием Клименко.

- Валерий Иванович, Вы на чем-то основывали свои размышления о неизбежной победе Смирнова?

- Для начала позволю себе общий вывод о президентской гонке в Приднестровье. На мой взгляд, она показала, что в республике есть демократия, и не декларативная, а самая настоящая. Такая демократия, которой Молдове даже и не снится.  В этой связи позволю себе и такой вывод: Смирнов, при  всех ресурсных возможностях действующего президента, вел себя, как обычный кандидат, как равный среди равных соперников. А это значит, что Приднестровье не увидело того, что обычно наблюдают в иных государствах, где президенты, претендующие на второй срок, пускаются во все тяжкие, нарушают законы и все нормы приличия, лишь бы усидеть в кресле. Убежден, что если бы Смирнов захотел, то провел бы избирательную кампанию умело и напористо и получил бы уже в первом туре нужный результат. Мне представляется, что Смирнов вел себя, как убежденный демократ. Но это его и подвело.

А основывал я свои прогнозы исключительно на личных впечатлениях от встреч с приднестровскими избирателями, которых, уж поверьте, было у меня множество. Государственные чиновники, партийные и общественные деятели, обычные жители республики… Подавляющая их часть высказывалась за сохранение действующей власти и выражала опасения за непредсказуемое настоящее и будущее, если с новым президентом придут новые чиновники. Я понимаю приднестровцев, настрадавшихся в своей жизни от перемен и уставших от ожидания лучше жизни.

- Может быть, не с теми встречались? Или ваши собеседники предпочитали с чужаком особо не откровенничать?

- Встречался я с теми, с кем хотел, и ездил по Приднестровью без подсказок со стороны властей. А лукавство от искренности я умеют отличать. Да, говорили мне, мы трудно живем, порой даже тяжко, но мы не хотим, чтобы было еще хуже.

- А поутру они проснулись и увидели результат. Что же произошло с приднестровскими избирателями?
 
- Не только с избирателями. Не открою великого секрета, если скажу, что на настроения приднестровцев оказала влияние позиция России по отношению к Смирнову.  Незначительный отрыв от Смирнова  Каминского почти на два процента и был обеспечен определенными московскими настроениями, отображенными в телевизионных сюжетах из жизни действующего президента Приднестровья. Кроме того, Смирнов и его сторонники провели слабенькую избирательную кампанию. Сам Смирнов верил в информацию с мест, поступающую в избирательный штаб от его доверенных лиц, - основная масса населения намерена поддержать действующего президента. Поверил и не особо-то напрягался в агитационной работе с электоратом. Всем, кто участвовал в избирательных кампаниях и по-настоящему боролся за власть, известно правило: чем меньше проводишь встреч, тем больше шансов проиграть. Хотя, насколько я знаю, все за малым исключением прогнозы говорили, что Смирнов по результатам голосования 11 декабря  займет лидирующее положение.  Вынужден отметить, что толково проведенная командой Шевчука избирательная кампания в обоих турах в то время, когда сторонники Смирнова были заранее уверены в победе, и решила исход выборов. И еще один вывод, который я сделал для себя уже после  второго тура. Приднестровцы оказались в положение, когда надо было сохранить во власти «надоевшие лица» (понятно, что речь не только о Смирнове) или поддержать молодых, которые, неровен час, сдадут республику с потрохами. И избиратели решили рискнуть – пусть придут новые силы.

- Победа Шевчука во втором туре была предсказуема?

- Она была очевидна. Было  также понятно, что часть сторонников Смирнова вообще не выйдет на голосование 25 декабря, а другая часть отдаст предпочтение Шевчуку. Думаю, именно последняя часть сегодня  усматривает причину поражения Смирнова в позиции Каминского, которого по некоторым причинам поддержала Москва, или, скажем так, некоторые влиятельные силы в кремлевских кабинетах.

- Как-то очень сложно…

- Ничего сложного. Дураков, как говорится, нет, и в Приднестровье многие поняли, что в замене одного пророссийского политика (Смирнова) на другого такого же (Каминского) следует искать не великие геополитические или государственные цели, а более приземленные проблемы. Это представление о московско-тираспольских загадках  и привело избирателей в число сторонников Шевчука.

- А как вообще сегодня чувствует себя Россия, или Москва, а еще точнее, чиновники в ее отдельных высоких кабинетах после такого результата приднестровских выборов?

- Итог простой. Чиновникам, сидящим в этих кабинетах, нечем возразить на упрек – не на того поставили, господа.

- Шевчук – новый президент Приднестровья… Это сегодня что для республики в целом со всеми ее внутренними и внешними проблемами?

- Пока – это ничего. У Шевчука, как мне представляется, пока нет полноценной и полнокровной команды для осуществления общего руководства республикой. Когда она появится - тоже вопрос. Сможет ли он мобилизовать прежнюю команду Смирнова? Захочет ли он хотя бы частично сохранить ее в своем окружении? Много вопросов. Надо сказать, что государственные структуры Приднестровья всегда испытывали кадровый голод. В силу известных причин с необходимым числом профессионально подготовленных специалистов здесь напряженка. И вот на объективные трудности будут теперь накладываться и проблемы, созданные в народно-хозяйственном механизме Приднестровья прошедшей политической борьбой с ее черным пиаром, взаимными упреками, разоблачениями, слухами..

- Но Шевчук-то не чужой в высших тираспольских коридорах. Был и спикером, и лидером самой мощной в республике партии, наверняка, посвящен в некие святые приднестровские тайны…

- Все с виду так. Но одно дело попить вина в баньке, другое дело – готовить, к примеру, переговоры с Москвой по различным проблемам, вести консультации в МИДе РФ… А здесь просматривается еще одна проблема. С одной стороны, Шевчуку надо практически полностью менять кабинет министров. Мне кажется, если он этого не сделает, то старая гвардия «закопает», в силу природных в чиновничьих традициях, нового президента еще до конца его срока. Шевчуку придется приводить на ключевые посты в министерствах и ведомствах людей, которым он доверяет. Но где их взять таких – чтобы и специалист был более или менее подходящий, и чтобы на него можно было без оглядки на подвох положиться. Тем нее менее, я думаю, что кабинет приднестровских министров Шевчук будет стремиться обновить на сто процентов.  Не исключаю, что многие  чиновники захотят сами, не дожидаясь унизительных объяснений, оставить высокие посты.

- Насколько реальными Вам представляются перспективы возобновления переговорного процесса по урегулированию приднестровской проблемы в течение среднесрочного периода?

- На ближайшие полгода о полноценном возобновлении работы переговорщиков во всех форматах следует забыть. Что бы новые тирасопольские власти ни говорили о готовности  возобновить, продолжить, вернуться… и так деле, им будет просто не до этого.

- А через полгода..?

- Не исключаю, что потом со стороны Тирасполя возможны какие-либо подвижки, которые позволят главным действующим сторонам в конфликте начать более интенсивные, чем сейчас, переговоры.

- О Шевчуке, который имеет хорошие стартовые позиции для результативного ведения переговоров практически со всеми субъектами, представленными в формате «5+2», как о способном найти общий язык и с Востоком, и с Западом - это фигура речи или на самом деле главное преимущество нового лидера?

- Наверное, это так. Но заметны и подозрения, что он далеко не самостоятельный политик. Посмотрим. Я не исключаю, что, получив самую высокую должность в республике, Шевчук в полной мере ощутит ответственность не только за свою карьеру, но и судьбу Приднестровья, а, следовательно, освободится от желания нравиться всем – от Кишинева до Вашингтона и примет эстафету прежних властей республики. В любом случае, он многих политиков и общественников на обоих берегах Днестра отрезвил заявлением, что курс на независимость республики остается незыблемым. Посмотрим. Думаю также, что ближайшие пять лет Шевчука будет направлять мнение приднестровской общественности. Иначе, с учетом былого, в том числе боевого опыта приднестровцев, карьера Шевчука может закончиться раньше срока.