НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2021
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

«Инструментарий несвободы» тормозит модернизацию Приднестровья

Общество // 15:21, 6 февраля 2010 // 2322
altСитуацию вокруг дискриминационных законов, лишающих права граждан Приднестровья избираться в органы власти, комментирует директор Аналитического бюро «Consulting Mobile» Роман Коноплев:

- Не секрет, что необходимость в выработке специальных норм, устанавливающих для граждан Приднестровья, желающих участвовать в выборах, ценза оседлости, возникла не на пустом месте. У законодателей, как и у исполнительной власти, вероятно, на определенном этапе строительства приднестровского государства, существовали некоторые опасения. Возможно, они сформировались в ходе обсуждения в теории ситуации, когда «вдруг» какие-либо никому не известные граждане, имеющие в силу каких-то случайных причин паспорт ПМР, захотят использовать во враждебных целях свою должность.

Выходит так, что людьми, продвигавшими антиконституционные нормы, лишающие граждан ПМР пассивного избирательного права - то есть, права быть избранным куда-либо, двигали «опасения», хотя страх - плохой советчик в любых делах.

Давайте посмотрим, что мы имеем сегодня. По последним данным, в избирательных списках присутствует 389 тысяч граждан Приднестровья, прописанных здесь, которые имеют право голосовать на местных выборах. Ещё меньшее количество граждан имеет право принимать в них участие в качестве кандидата.

Мы не имеем цифр, какое количество граждан ПМР вообще существует в природе. Возможно, это 700 000 человек, которые когда-то здесь проживали. Но дело в том, что даже из 389 тысяч избирателей, внесенных в списки накануне ближайших местных выборов, фактически присутствуют в республике далеко не все. Значительная часть трудоспособного населения, несмотря на то, что формально они здесь прописаны, работают за пределами ПМР - и не только в России, но и в странах Евросоюза.

Достаточное количество людей, уехавших на заработки за последние годы, уже давно обзавелись паспортами Италии, Испании, Португалии, Канады, каких угодно других государств. Там они и живут, и обратно вернутся для того, чтобы жить и работать в ПМР, наверняка лишь единицы. При этом, оставаясь прописанными в Приднестровье, формально, не посещая страну последние десять, к примеру, лет, они по нынешним законам имеют права не только избирать, но и быть избранными - вплоть до президентского поста. Только потому, что выезжая куда-нибудь в Канаду, они не стали выписываться. Этого и не требовалось. Не удивительно, поскольку ни одна страна, за исключением республик СНГ, не интересуется пропиской. И точно так же, никому не выдаёт "листков убытия". При этом получая гражданство новой страны, они приобретают весь комплект необходимых прав и свобод. Зачастую они обладают правом избираться и в новой стране, и в ПМР.

Плохо ли, что подобные люди могут участвовать в выборах в Приднестровье? Разумеется, нет. Они - граждане ПМР, тем более что имеют "прописку", то есть с точки зрения законов ПМР, обладают подобными правами. Возможно, кто-нибудь из них со временем, действительно, пожелает вернуться в ПМР и участвовать в выборах в качестве кандидата, чтобы принести пользу своими знаниями и опытом. Пожалуй, в этом нет ничего, угрожающего Приднестровью. Но странно, что другие граждане Приднестровья, не имеющие прописки в республике, в подобных правах ограничены. Получается, у нас есть «правильные» и «неправильные» граждане республики, разница между которыми – в наличии «прописки».

Эта самая «прописка» - безобразное наследие «совка», некогда эффективный инструмент закабаления граждан. Именно такого рода «наследие прошлого» и тормозит развитие Приднестровья, ставит под угрозу будущее республики. «Инструментарий несвободы», от которого, как и от самой несвободы, всегда будут бежать люди. Бежать без оглядки, и без мечты о возвращении.

Всеми избирательными правами обладают лица, прописанные в Приднестровье, работающие в России по временной регистрации годами - также вплоть до 10 лет, подобных случаев немало, поскольку не все работающие в России могут позволить купить там квартиру, да и не многим это требуется. При этом граждане ПМР также зачастую не бывают здесь по многу лет, но не ограничиваются в избирательных правах. Кто же в них ограничен? Те, кто хотя бы на один день прописался в Россию или на Украину, отсекается от пассивного избирательного права цензом оседлости и необходимостью прописаться в ПМР. Те, кто в силу личных обстоятельств прописаны в России или Украине, но фактически постоянно проживают в Приднестровье, также лишены пассивного избирательного права. Не много ли ограничений?

Разумеется, не все жители ПМР имеют необходимость быть прописанными в России. Однако странно, что приднестровцы-россияне оказываются «вторым сортом». Напомню, что данная ситуация сложилась не по вине приднестровцев, и, зачастую, не по их желанию «уехать из ПМР навсегда».

На протяжении многих лет приднестровцы, не желавшие из принципиальных соображений получать молдавские паспорта, которые можно было оформить без каких-либо проблем, вели настоящую "охоту" за российским гражданством. Платили космические по тем временам суммы в сотни долларов, чтобы какие-либо дельцы из "русских общин", религиозные и прочие сомнительные структуры, обладавшие коррупционными связями, помогли в оформлении заветного паспорта РФ.

Даже для заплативших большие деньги существовали «очереди» - по году и более - многие так и не дождались российского гражданства, вступили в украинское или молдавское. Другие предпочли получить заветный российский паспорт в самостоятельном порядке - прописывались к родственникам в России, и оформляли гражданство РФ там. Аналогичным образом другие граждане ПМР получали украинские документы. Многие приднестровцы, продолжая жить в своих квартирах в ПМР, остаются прописанными в РФ и Украине по сей день. Это связано с тем, что в России и Украине многие вопросы с документами решаются легче, чем в Кишиневе через Посольства.

К примеру, в Посольстве Российской Федерации время по обмену загранпаспорта при истечении срока годности или утраты составляет 4-5 месяцев, в течение которых человек автоматически становится невыездным. К тому же, сложности возникают у граждан РФ, состоящих на консульском учете в Молдове, и с получением шенгенских виз. Многие приднестровцы специально не выписываются из России обратно в ПМР в ожидании российской пенсии, а также в связи с тем, что в случае проблем со здоровьем возможность лечиться в России все же что-то значит. У кого-то в России есть недвижимость, но главная причина остается все той же самой – нежелание ездить в Кишинев и иметь дела с Посольством – слишком много требуется времени, денег и нервов. Все, кто с этим сталкивался, в курсе темы. Теперь добавилась ещё одна проблема – требование со стороны молдавских властей вида на жительство в РМ, угроза изъятия документов и депортации. Получается, что приднестровцам-россиянам, желающим быть прописанными в ПМР, без необходимости визитов в Кишинев не обойтись, соответственно, придется получать ВНЖ в Молдове, иначе депортируют... Логика, согласитесь, хромает.

Приднестровцы - россияне лишены пассивного избирательного права в ПМР. Хорошо это или плохо? Возможно, среди этих людей найдутся желающие принять участие в выборах. Пострадает ли от самого факта этого участия республика? Вряд ли. Что выиграет? Чужой опыт республике, которая много лет варится в собственном соку, помехой не будет. Жизнь вокруг Приднестровья на месте не стоит, и сторонние рекомендации не помешают никому. Кроме тех, разумеется, кому нужны лишь баррикады вокруг себя и своих должностей. Кто привычно чувствует себя в атмосфере коррупции и личной безнаказанности, кому выгодно отсутствие любых перемен даже в соответствии с российской «гармонизацией», не говоря уже о мировом опыте.

Можно поговорить и о вещах более приземленных.

Пожалуй, не секрет, что избирательная кампания каждому кандидату обходится в довольно приличную сумму - от 5 до 15 тысяч долларов. Эти средства тратятся не только на агитационную литературу. Зарабатывают и сборщики подписей, и агитаторы - в конечном итоге, эти, довольно серьезные деньги оседают в карманах приднестровцев и владельцев приднестровских типографий, разумеется, пополняющих налогами республиканский бюджет. Выдавливание потенциальных кандидатов - это, своего рода, пассивное воровство у тех, и без того живущих бедно, жителей республики, которым было бы хорошим подспорьем собрать подписи, провести агитацию, расклеить листовки, сверстать газеты. Всё же, какой-никакой, но заработок. В России подобный вид заработка вполне узаконен, в финансовых отчетах кандидатов прописываются средства, истраченные на сбор подписей и на агитацию. В наши суровые кризисные времена для многих семей той же России выборы хороши не возможностью кого-либо избрать, а возможностью в эти полтора-два месяца заработать какие-то деньги.

Чем приднестровцы провинились перед властями, лишившими их возможности лишний раз заработать? Выборы – это для каждого кандидата вне зависимости от результата – своего рода свадьба. Почему «свадеб» должно быть меньше? Потому, что кто-то боится потерять портфели? Боится уступить кресло тем, кто выучился, заработал деньги в другой стране, и хочет принести пользу приднестровской земле?

Звучат заявления о том, что, дескать, «нужно чтобы депутат знал проблемы избирателей, долгое время жил на округе». Проблемы - они у избирателей везде одинаковы, и в России, и на Украине, и в Приднестровье. Кандидат должен уметь профессионально ваять законопроекты, обеспечивать прозрачность бюджетных расходов, ликвидацию бюрократических ловушек для всех групп населения. А вот заявления в духе «должен знать проблемы округа» звучат зачастую из уст тех, кто больше всего заинтересован в том, чтобы никаких перемен в Приднестровье вообще не было. Потому что так удобно. И выгодно. Что знать-то? Как устроена приднестровская коррупция, невелика тайна – она не сильно отличается от украинской или российской.

В чем может выражаться «опасность» от того, что кандидата, не имеющего постоянной прописки в Приднестровье, всё же выберут? Коррупционные возможности? В таком случае, необходимо как-либо эти возможности ликвидировать, благо в последние месяцы мы читаем о новых законодательных инициативах парламента, посвященных теме борьбы с коррупцией. Угроза безопасности? Вряд ли граждане России, да и других стран, имеющие приднестровское гражданство, могут навредить Приднестровью больше, чем некоторые отдельные чиновники, годами поднаторевшие на «распилах и откатах», борьбе со свободой слова на телевидении и другие одиозные персоналии, чьи имена и фамилии у всех на слуху. Необходима отмена любых «цензов оседлости». Подобные цензы – искусственная, нелепая выдумка. Достаточно вспомнить первые президентские выборы – если бы кто-то предложил тогда ввести ценз оседлости, люди бы этого не поняли. Чтобы ввести эти цензы теперь, никто не спросил ни людей, ни экспертов. Это было сделано тихо, без рекламы. Вопреки Конституции, не советуясь с обществом.

Сегодня в России готовятся серьезные изменения в законодательство, касающееся порядка регистрации граждан. В Приднестровье пересмотр законодательных норм в этой области назрел ещё раньше, чем в России. Если власти республики хотят, чтобы Приднестровье имело привлекательный имидж в глазах иностранцев, нужно немного постараться, чтобы республика для начала стала привлекательной хотя бы для своих граждан, её покинувших. Чтобы граждане ПМР, волей обстоятельств оказавшиеся в разных уголках планеты, прописанные в других регионах, видели в Приднестровье площадку для реализации собственных знаний и возможностей, способных принести пользу общему делу, принести пользу республике. Ценз оседлости должен быть отменен.

РИА Днестр