НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2022
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Конфликт исчерпан. Жизнь продолжается

Общество // 17:02, 29 июля 2009 // 2082
К некоторым урокам конфликта между высшими исполнительной и законодательной властями

Добровольный уход с должности спикера приднестровского парламента Евгения Шевчука,  возможно, неожиданного для многих, опроверг миф о его заслуженном и безоговорочном политическом лидерстве, равно как и о его организаторских качествах и воле государственного деятеля. Так оценивает перемены в руководстве ВС ПМР и завершение длительного противостояния между исполнительной и законодательной властями республики один из тираспольских функционеров, бывший сопредседатель Объединенной контрольной комиссии Александр Порожан. У Шевчука, считает он, были шансы до конца отстаивать свою точку зрения в стремлениях провести известные реформы исполнительной власти и  изменения в  ее отношениях  с приднестровскими законодателями; а осознание того, что некоторые предложения ВС не находят откликов, в том числе и  в обществе, не давало поводов выступать с  подозрениями в заговорах и пренебрежительно относиться к тем, кто высказывает сомнения в своевременности и важности предлагаемых реформ. В конце концов, сказал Порожан в интервью агентству НИКА-пресс, любые дискуссии, и тем более публичные, между государственными деятелями, отстаивающими свои взгляды на развитие страны, всегда полезны и всегда дают положительные результаты, и, следовательно, необходимо было довести диалог, пусть не всегда комфортный для Шевчука, до конца.

Кроме того, считает собеседник агентства, самостоятельно принятое решение Шевчука о сложении  полномочий спикера фактически представило его таким общественным и политическим деятелем, которые уходят, что называется, на полуслове, подчеркивая тем самым  свой якобы высокий уровень понимания проблем, а оппонента оставляя в качестве стороны, недостойной внимания. Эти тонкости общественность всегда чувствует и воспринимает остро, а потому Шевчуку будет далее не просто налаживать отношения с приднестровскими избирателями уже в роли лидера одной из партий, стремящихся к политическому лидерству в ПМР, сказал Порожан.

Он также считает, что референдум, о котором все чаще говорят в Тирасполе, как о вопросе решенном, очевидно, состоится, однако обсуждаемые до отставки Шевчука вопросы, которые могли бы быть вынесены на плебисцит, претерпят некоторые изменения. Порожан также критически высказался относительно поисков "российского следа" в конфликте между ветвями власти ПМР и особенно в отставке Шевчука, отметив при этом, что приднестровская государственность является жизнеспособным механизмом,  способным без посторонней помощи решать подобные проблемы.

НИКА-пресс

Комментарий агентства

С очередным  референдумом в Приднестровье более или менее понятно. Республика сделает еще один  (после референдума 2006 года) шаг в сторону сближения с Россией: проект Основного закона ПМР готовился с пониманием и среднесрочных перспектив, и политических целей - документ должен быть максимально приближенным к Конституции РФ. Ранее звучавшие в Тирасполе мнения об "особости Приднестровья", хоть и являющегося форпостом России,  но все-таки стремящего к своей независимости, утонули в более высоких задачах, которые касаются как всего переговорного процесса, так и  судьбы ПМР. Уж в этом-то вопросе тираспольские (да и российские, наверное,  тоже) политики не скрывают то, что называется "рукой Кремля".

До завершения конфликта между (а вот тут сложно сказать между кем и кем, да и надо ли сейчас бередить события трех или даже четырехлетней давности) предполагалось, что на "всенародный суд" будет вынесен вопрос и о целесообразности роспуска ныне действующего состава ВС ПМР. По тому, как возбудилась местная общественность, поддерживаемая в том числе и "патриотами-республиканцами" в ответ на реформаторские инициативы "группы Шевчука", нетрудно было догадаться, какое слово оно скажет во спасение республики. Сейчас, после отзыва  реформаторских инициатив и после отставки Шевчука, ясно, что организаторы плебисцита не будут мелочиться и путать глобальные проблемы с проблемами "узкокабинетного значения" - вопрос смены состава высшего законодательного органа уже не вопрос. Один  из репортажей первого республиканского канала ПМР о событиях в ВС начался недвусмысленной фразой: "Спикер сделал свое дело - спикер может уходить". Куда уж яснее.

И тогда же один из преданных сторонников Шевчука, депутат ВС, видимо, желая погасить горечь поражения или сгладить неловкость, сказал в телеэкран, что происходившее между законодателями и исполнителями Приднестровья нельзя назвать конфликтом, а скорее рабочими дискуссиями, иногда переходящие в острый обмен мнениями. Погасить не удалось. Вопрос Шевчука с парламентской трибуны о том, что в ПМР строится - монархия или султанат, -  будет еще долго висеть в воздухе. И дорого обойдет его автору.

Конфликт был - и еще какой, если разобраться.  Инцидентом его назвать трудно. Все могло закончиться хуже - если политики готовы позвать своих сторонников на баррикады, то стройматериалы для баррикад найдутся за несколько часов. Посмотрите на Молдову.

Конфликт исчерпан. Не без участия, надо думать, высшей исполнительной власти было избрано новое руководство ВС. Будет референдум; наступит и череда выборов в местные и республиканские структур управления ПМР. Сейчас, понимая опасность поисков победителей и побежденных, власти республики, а вместе с ними политические партии, общественники и отдельные граждане, так или иначе вовлеченные  еще вчера в конфликт, вынужденно занимаются подведением его итогов.

Есть потери? Есть. Групповщина в таком месте, как ПМР, кончается плохо для всех, в том числе и для "хороших патриотов", которые  вовлекаются  в процессы на странных принципах необъяснимой солидарности. Приднестровье не так богато людьми, чтобы позволить себе "разбрасываться материалом" и выносить его вместе с мусором.

А приобретения? Они тоже есть. Пришло, наконец, понимание, что монополизм - любой - это скверно. Что общественность - это хорошо, но было бы еще лучше, если бы она понимала свою ответственность перед республикой не по команде, а по совести. Что партийное строительство - это не дань моде и не декоративная демонстрация приднестровской демократии, а тоже ответственность; а наука агитировать за себя, но не агитировать против других - вещь наиважнейшая, ее надо постигать и быть при этом особенно усердным.

Об особом уроке в Приднестровье предпочитают не говорить. Понятно, почему. Когда над ним начинают размышлять знающие и опытные приднестровцы, становится не по себе.  Вопрос "неужели и мы (это мы-то) опустились до?" кажется не таким уже безобидным.  Вот о чем идет речь. В самый пик противостояния между властями одна из служб ВС ПМР напомнила общественности о том, что в республике действует закон о политическом экстремизме,  и действия некоторых партий, общественных организаций и группы лиц подпадает под его  статьи и даже допускает "тяжелые юридические последствия" для них. Ответ был ожидаемым. Его неофициальный характер стал эффективнее, чем публичные заявления партий и общественных организаций. Господа, подобные угрозы мы слышали со стороны кишиневских властей еще в начале 90-х годов; вы помните, как и что мы сказали Молдове, вы в своем уме! Думается, это напоминание сыграло не последнюю роль в том, что потом происходило внутри ВС и около него.