НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2020
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Урегулирование приднестровского вопроса. Стиль коммунистический

Новости // 16:10, 3 апреля 2008 // 2996
 Член парламентской фракции ПКРМ, председатель комиссии по внешней политики Григорий Петренко отметил в ходе международной конференции «Урегулирование приднестровского конфликта в контексте европеизации Молдовы» «высокую роль» высшего законодательного органа страны в решении проблем ее реинтеграции .

Он подтвердил свое высказывание единогласным принятием законодателями в июле 2005 года закона об основных принципах статуса Приднестровья.

В свою очередь депутат парламента Анатол Цэрану заявил агентству НИКА-пресс, что такое мнение, да еще и высказанное публично на авторитетном форуме, ничего, кроме удивления, не вызывает, поскольку на протяжении двух с половиной лет парламент ни разу не обсудил важнейший для всех направлений жизнедеятельности государства вопрос, а любые предложения провести парламентские слушания о ходе переговоров или хотя бы пригласить для отчета молдавских переговорщиков неизменно и по сей день натыкаются на молчание коммунистической фракции. Депутат назвал высказывание Петренко чистым блефом, а такое положение дел, когда практически еженедельно оппозиция пытается включить в повестку дня парламента приднестровский вопрос», а в ответ коммунисты даже не считают нужным объяснить свое равнодушие, осознанным саботажем.

За последний год с предложениями вызвать в парламент министра реинтеграции Шову или объявить тематические слушания в парламенте выступали представители всех политформирований, за исключением ХДНП и, естественно, коммунистов. А в существовавшей до недавнего времени фракции Социально-либеральной партии была традиция еженедельно предлагать в повестку дня приднестровский вопрос, хотя в «команде Серебряна» отдавали себе отчет в бесполезности этого занятия.

Похоже, коммунисты окончательно запутались не только в приднестровской тематике, но и в способах ее использования для выгодных заимоотношений с оппозицией. Сегодня оказалось, что консолидированного голосования по принятию закона о статусе Приднестровья явно мало для демонстрации «коллективного похода на Тирасполь». А иного повода дружить с оппонентами на фоне приднестровского вопроса они отыскать пока не могут.

P.S. Актуальная цитата. О том, как способны молдавские коммунисты подстраиваться под текущую ситуацию и бессовестно использовать любые приемы в борьбе за власть точно говорит следующая выдержка из партийного документа «Проблемы Приднестровья основные аспекты позиции ПКРМ(февраль 2000 года) «Серьезной политической ошибкой мы считаем создание... специальной комиссии при президенте Лучинском по урегулированию приднестровской проблемы. Тем самым были фактически отодвинуты в сторону парламент, вообще депутаты всех уровней с обоих берегов, широкая общественность… Ситуацию нужно исправлять.

Определенная попытка была сделана.., когда парламентские делегации приняли довольно перспективное совместное заявление… Почему бы к нему не вернуться уже на нынешнем этапе? Парламентарии, депутаты, все слои общественности – вот кто может и должен стронуть проблему с мертвой точки».

НИКА-пресс

А в это время…

План есть, он не секретный, но его никто не видел…

В ходе международной конференции «Урегулирование приднестровского конфликта в контексте европеизации Молдовы» заместитель министра реинтеграции Ион Ставилэ не смог ответить на вопросы агентства НИКА-пресс, имеет ли официальный Кишинев свой план урегулирования, какова его структура и знакомы ли с документом министерские чиновники?

В то же время он дал понять, что для всех, кто более или менее знаком с приднестровской проблематикой и кто внимательно следит за выступлениями в прессе президента РМ Владимира Воронина, имеют представление о содержании пакетных предложений, которые будут предоставлены участникам переговорного процесса.

Ранее, напомним, и президент Молдовы, и представители РМ в формате«5 плюс 2» неоднократно и категорически отрицали наличие какого-либо секретного плана урегулирования, а также ведение с кем-либо из участников процесса секретных переговоров. При этом, правда,кишиневские чиновники недвусмысленно указывали на право, а в отдельных случаях даже на обязанности любого государства осуществлять конфиденциальные действия в своих интересах.

НИКА-пресс

Комментарий агентства

История поведения официального Кишинева в переговорах по приднестровскому вопросу и, в частности, его отношения к различным проектам урегулирования изобилует мало приятными подробностями.

Известен эпизод, относящийся к периоду 2000-2001 годам и с издевкой комментируемый в группе зарубежных участников переговоров. Тогда на вопрос к кишиневским экспертам, где ваш собственный план решения проблемы, неизменно звучал ответ: «План есть, но он у нас в головах».

Фактически же, понимали все, никакого плана нет; молдавским экспертам понимающе кивали и… предлагали планы, но не те, что в головах, а те, что на бумаге… К этим - чужим планам, у них отношение было тоже не самое изящное. Проект ОБСЕ 2002 года официальный Кишинев сначала вознес до небес, а потом также энергично изгадил. «Меморандум Козака» постигла та же участь, правда, с добавлением новой молдавской экзотики: коммунистический Кишинев «вовремя сбежал из-под венца», а потом долго еще рассказывал всему миру, как его жестокого хотели надуть; а он-то думал про любовь, но не было никакой любви – один голый расчет и цинизм…

С «Московским меморандумом» 1997 года была история не краше. Спустя несколько лет после его подписания, в том числе и Кишиневом, молдавские власти, пытаясь объяснить причины своей неактивности в реализации положений документа, однажды даже высказали желание провести лингвистическую экспертизу понятия «общее государство» - точная наука языкознание, видимо, должна была ответить на вопрос: общее – это не обязательно «федерация» или обязательно унитарное?

Все эти выкрутасы молдавских властей (кстати, имеются в виду не только власти коммунистические) сопровождались эдаким житейскимдевизом-просьбой: проект (план) приднестровского урегулирования должен быть написанным кем-то из зарубежных участников переговоров, поскольку собственно молдавский вариант, каким бы он хорошим ни был, Тирасполь не воспримет из-за своей злобной сепаратистской природы. Так Кишинев дожил до времен, которые с полным основанием следует назвать тупиком, осложненный еще и надоевшим вопросом: есть план или его нет?

Теперь следим за ответами официального Кишинева. Он устами Воронина (Шовы, Ткачука, кого там еще?) говорит: у нас есть план урегулирования в виде пакетных предложений, который одобрен даже Путиным. Он же (устами тех же товарищей) говорит, что и речи не может быть о каких-то секретных планах, переговорах и договоренностях; кстати сказать, отрицаются и любые возможности некоего торга между Кишиневом и Москвой. Но Кишинев же, на просьбы показать свой «пакетный план», принимает строгую позу и говорит о своем праве вести до известных только ему пределов конфиденциальные переговоры, относящиеся к большим государственным интересам. И отсюда простой вывод: либо документа нет (скорее, так), либо Кишинев продолжает (и не останавливал) секретные переговоры.