НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2022
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Сам себе гарант

Новости // 16:08, 2 апреля 2008 // 2572
 К некоторым особенностям молдавского военного нейтралитета. ТТеперь уже ясно: никакая из внешних сил и никто из внешних стратегических партнеров Молдовы не даст никаких дополнительных гарантий ее военного нейтралитета. Странно, что коммунистические власти страны опять попытались вернуться к этой теме. Летом 2004 года, когда они
выступили с предложением к «ведущим игрокам» в урегулировании
приднестровского конфликта – России, Украине, США … подписать Пакт
стабильности для Молдовы, последовал молчаливый отказ.Не изменились
настроения отказавших, когда Кишинев, ничуть не смущаясь, предложил другое название документа – Декларация. Тогда, во время и особенно после скандала с «меморандумом Козака», Кишинев уже продемонстрировал свои скверные качества ненадежного, непредсказуемого и неуверенного в себе самом партнера, и поэтому связываться с ним никто не захотел. Сегодня же, в 2008 году, эти его качества мало у кого вызывают сомнения, и они вовсе не результат каких-либо трагических стечений обстоятельств или допущенных ошибок, простительных в ходе сложных поисков, а являются природной и едва ли не главной чертой существования коммунистической Молдовы.


Это, безусловно, причина отстраниться от настойчивости Кишинева получить
в лице сильных мира сего дополнительные (именно дополнительные) гарантии военного нейтралитета. Логика его нынешнего поведения не исключает и других действий: к примеру, в попытках втянуть потом в зону своих мелких интересов новых гарантов, объясняя это невиданными доселе бедами, свалившимися на Молдову. Но кто же это может быть – гарант прежних гарантов, уж не Бог ли? Но это, знаете ли, слишком. И если дело зашло так далеко, не стоит ли задуматься о своих способностях справляться с обязанностями самостоятельно руководить страной, вести ее к «европейским вершинам», не говоря уже о практической работе по укреплению независимости, суверенитета и всякой целостности? И поэтому…

Те, кому Кишинев предлагает соучастие в, прямо скажем, сомнительном
мероприятии, рассуждают правильно. Молдова, по собственной Конституции являющаяся нейтральным государством, и предлагающая «почетное право» сверхдержавам, прочим заинтересованным странам и организациям стать гарантом нейтралитета, способна втянуть рискнувших таким правом воспользоваться в нелепую историю. Как только они, ну, например, США и Россия, поставят свои подписи под соответствующим документом, то тут же примут на себя обязательства: одни (США) добиваться вывода российских военных из Приднестровья, другие (Россия) выводить свои войска оттуда же… Еще в более глупом положении могут оказаться Украина, ЕС, ОБСЕ.., если окажутся в стане гарантов молдавского нейтралитета, поскольку им придется… Вообще, трудно сказать, что им придется делать. Мирить Москву и Вашингтон, разрабатывать для них двоих какой-то немыслимый регламент
взаимодействия «в молдавском поле», где взаимодействие невозможно? Или клясть коммунистический режим Молдовы, ставший не мытьем, так катанием, и хоть на короткое время каким-то диким центром внутриевропейских бессмысленных состязаний? Ничего, конечно, подобного не будет. И втягиваться в такого рода ссоры из-за Кишинева никто не станет. Но будет так: последует предложение Кишиневу опираться на Конституцию РМ и самому себе гарантировать все, что он пожелает, вплоть до счастья быть нейтральным во веки веков.

Есть еще причина для такого, а не другого ответа. Группа стран-гарантов
молдавского нейтралитета предстанет в еще более глупом свете, когда
(если) в Кишиневе найдутся силы, способные не только пересмотреть этот
статус РМ, но и объявить о военно-политических приоритетах. В таком
случае прежние друзья Молдовы (эти доверчивые и смешные гаранты) тут же окажутся в числе ее врагов, грубо вмешивающихся во внутренние дела
суверенного государства. Нельзя исключать и сюрприза, граничащего с
подлостью, от Кишинева в стиле его «красных управителей». Никто не знает (кроме, конечно, президента Воронина), почему молдавский парламент до сих пор не принял концепцию внешней политики страны. Никто также не знает, почему резко диссонируют друг другу новая программа ПКРМ, где архаикой названо участие во всяких военных блоках, и проект концепции национальной безопасности, о котором можно говорить как о документе пронатовском и агрессивно-антироссийском… И поэтому никто не знает, что на уме у президента Воронина, уже заметно торопливо и нервно ищущего варианты сохранения своей власти в Молдове. События вокруг «меморандума Козака» не дают уверенности в том, что он, даже получив долгожданные гарантии военного нейтралитета страны, не объявит потом новый курс – на вступление в НАТО. Потом его умники, конечно, найдут слова, чтобы успокоить отдельную публику: это была такая хитрая игра, все получилось и мы наконец-то с вами… Но вряд ли история такой борьбы за «молдавский нейтралитет» добавит авторитета господам из Северо-атлантического альянса.

И, наконец, - о самом пустяковом с виду поводе отказать предложениям
Кишинева «военно-нейтрализоваться». Можно без тревог за последствия
предположить, что судьба этого статуса, как и судьба термина
«государственный язык», придет к печальному, но характерному для всей
молдавской жизни результату. Официально он называется так, поскольку –
это единственный, правда, очень ненадежный и, очевидно, в будущем не
долго применяемый способ уйти от проблемы. В общественно-политической, да и повседневной жизни часто слышится что-то такое: «Будем говорить по-румынски; для тех; кому не нравится это название, уточняем: «Будем говорить на государственном». Применятся, как всем нам известно, и другое уточнение: «Будем говорить по-молдавски, а для тех, кому не нравится…».

Опытный в нехитрой, но хлопотной науке, говорить «на государственном
языке» человек безошибочно определит кампанию, где без опаски быть
осмеянным, можно говорить по-молдавски или по-румынски. За день
случается называть язык по-разному и везде, если внимательно оглядеть
собеседников, назвать его правильно. Это уже давно превратилось в норму.

Но нормально ли это? Как по-разному отвечают на этот проклятый вопрос! И не случится ли так, что широко и авторитетно прогарантированный
молдавский военный нейтралитет на самом деле тоже, как название
«государственный язык», обретет двойное понятие: ну, официально мы –
страна нейтральная, но если вдуматься и проанализировать обстановку, да
и общее настроение всего населения Молдовы, то выходит, что наоборот, и
за кого мы, на самом деле, ну, вы же понимаете – не за этих же … Страну,
за кого на самом деле Молдова, будут называть в зависимости от компании собеседников, где пойдет речь о нейтралитете. Чаще такими размышлениями будут грешить в коридорах власти.

Владимир Цеслюк,
политический обозреватель агентства НИКА-пресс