НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2023
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Запад рвется в Абхазию и Южную Осетию

Новости // 14:23, 21 октября 2008 // 1704


Заместитель госсекретаря США Дэниел Фрид, совершавший «ознакомительную» поездку по окрестностям грузинского города Гори, напоролся вчера на довольно унизительную процедуру. Его, высокопоставленного чина Госдепа, который уже привык вести себя в Грузии как дома, попросту не пустил в Ахалгорский (называемый также Ленингорским) район российский военный пост, стоящий на грузино-югоосетинской границе.

«Дэниел Фрид в сопровождении посла США в Грузии Джона Тэпта в воскресенье днем прибыл в город Гори, а затем посетил практически все села зоны конфликта», - жаловался вчера РИА «Новости» сотрудник администрации пограничной грузинской провинции. По словам собеседника агентства, Фрид вместе с полпредом грузинского президента попытался посетить Ахалгорский район, но «размещенные там российские военные не пропустили автоколонну посольства США».

И вот во главе этой свиты Фрид был вынужден «несолоно хлебавши» ретироваться в Тбилиси, где он сегодня намерен провести беседу с Михаилом Саакашвили и другими представителями высшего руководства Грузии. Заместитель госсекретаря США, напомним, прибыл в Тбилиси из Еревана еще 18 октября, и все это время изучал ситуацию, сложившуюся после провала вооруженного нападения Грузии на Южную Осетию и Абхазию.

Поясним, что Ахалгорский район фигурирует в числе трех «спорных» территорий, которые, как считают в США и Евросоюзе (с подачи самого Тбилиси), относятся непосредственно к Грузии и не входят в границы ни Южной Осетии, ни Абхазии. И потому, дескать, присутствие в том же Ахалгори российских военных противоречит плану Медведева - Саркози, в соответствии с которым российские части должны были еще до 10 октября оставить все т. н. буферные зоны (территории, непосредственно примыкающие к Южной Осетии и Абхазии), куда взамен должны были быть введены наблюдатели Евросоюза.

Напомним также, что до развала СССР Ахалгорский район входил в административные границы Юго-Осетинской автономной области Грузинской ССР. Но после грузино-осетинского конфликта 1991-1992 годов, начавшегося с вооруженного нападения Грузии на Южную Осетию, он перешел под контроль Тбилиси. И лишь после разгрома грузинской армии в августе нынешнего года Ахалгорский район снова был возвращен в состав Южной Осетии.

Ахалгорским районом перечень «спорных» территорий, впрочем, не исчерпывается. Помимо него, официальный Тбилиси считает территорией собственно Грузии также район села Переви, где сейчас стоят российские миротворцы, а также верхнюю часть Кодорского ущелья, куда в августе этого года были введены Вооруженные силы Абхазии.

Разумеется, в своем, так сказать, пределе территориальные притязания Грузии простираются на всю Южную Осетию и Абхазию. Но после провала августовской авантюры ставить вопрос таким ребром не с руки даже режиму Саакашвили. Вот и начинает Тбилиси для начала «выбивать» частичные территориальные приобретения.

И в этом вопросе Грузию поддерживают как США, так и Евросоюз. Последний, правда, делает это пока не столь уж агрессивно. Так, 10 октября этого года, проинспектировав непосредственно в Грузии вывод российских войск из буферных зон, глава французского МИД Бернар Кушнер заявил, что Россия, мол, вывела еще не всех своих миротворцев.

«Документ Саркози - Медведева несовершенный, - пояснял Кушнер журналистам, - и нам предстоит еще поработать над продолжением процесса. Я знаю, что российские подразделения вышли, но не полностью. Мне известно, что они остаются в Ахалгорском районе и других местах». «Да, русские вышли из основных территорий, но они остаются в Ахалгорском районе, и это проблема», - сказал Кушнер после встречи с Михаилом Саакашвили.

Парируя эти претензии, глава МИД России Сергей Лавров заявил на следующий же день в Дортмунде: «Я слышал, что некоторые европейские коллеги выразили сожаление, что Россия не вывела войска из Ахалгори. Это полностью противоречит плану Медведева - Саркози, т. к. в нем мы выводим войска из районов, прилегающих к Южной Осетии и Абхазии, туда приходят наблюдатели ЕС. Ахалгори находится в пределах границ Южной Осетии, на него это положение не распространяется».

Понятно, впрочем, что спор между Москвой (и ее союзниками в лице Абхазии и Южной Осетии) с одной стороны и Западом вкупе с Тбилиси с другой идет отнюдь не только об этих трех «спорных» территориях. За притязаниями на эти регионы прозрачно усматривается стремление и Запада, и Тбилиси расширить свой контроль над всей Абхазией и Южной Осетией.

Тот же Запад в лице Евросоюза продолжает настаивать (правда, не столь уж решительно) на том, чтобы российские военные вообще покинули Южную Осетию и Абхазию. А на их место, мол, должны прийти миротворцы Евросоюза.

Не далее как вчера министр иностранных дел Грузии Екатерина Ткешелашвили вновь напела этот лейтмотив, посетовав перед журналистами в Тбилиси, что «Россия не выполняет обязательств и не дает возможности наблюдателям от Евросоюза войти в зоны конфликта». И потому, подтвердила она, допуск европейских наблюдателей в «конфликтные регионы» будет оставаться одним из главных требований Тбилиси к Москве.

Между тем сами Абхазия и Южная Осетия как раз не желают допускать на свою землю наблюдателей ЕС. «Евросоюз стоит на территории Грузии и хочет распространить своих наблюдателей на нашу территорию. Мы на это не пойдем», - заявил 17 октября на пресс-конференции в московском офисе Интерфакса министр иностранных дел Абхазии Сергей Шамба.

Правда, глава абхазского МИД добавил, что у Сухуми «есть свои альтернативные предложения по этому вопросу, в частности, связанные с военными наблюдателями ООН». Как отметил Шамба, «два этих процесса - инициированный Евросоюзом и ооновский - сейчас идут параллельно, но ооновский процесс из-за позиции Грузии разваливается, поскольку Грузия вышла из Московского соглашения (о миротворческих силах в зоне конфликта. – Прим. KM.RU) и отказалась от миротворческих сил СНГ». В связи с этим глава МИД Абхазии считает, что «нужно срочно найти возможности для того, чтобы согласовать новый мандат (миротворческих сил ООН)».

Позиция Южной Осетии, впрочем, остается при этом еще тверже – никаких военных наблюдателей, кроме российских, на территории республики находиться не может. Видимо, осетины хорошо запомнили, как во время августовской агрессии Грузии их западные «спасатели» вмиг невесть куда подевались – как раз незадолго до того, как Цхинвал начал подвергаться массированному варварскому обстрелу.

 km.ru