НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2019
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

С.Лавров: Грузинский кризис всех заставил проснуться

Новости // 15:04, 28 августа 2008 // 1256
Вчера в Сочи министр иностранных дел РФ встретился с журналистами и прокомментировал многие заявления европейских политиков.
Выступление было выдержано в резком, жестком, порой саркастическом тоне - дипломат дал ясно понять позицию российского правительства о происходящем вокруг ситуации на Кавказе - начиная от военной агрессии со стороны Грузии до решения России о признании независимости "грузинских автономий" - республик Абхазия и Южная Осетия. Приводим текст выступления.  

"Хотел бы сказать несколько слов по поводу последних заявлений наших западных партнеров относительно того, что происходит в грузино-югоосетинском и грузино-абхазском конфликтах и, конечно, не могу пройти мимо выступления моего коллеги Дэвида Милибэнда сегодня в Киеве. Не могу сказать, что я был сильно удивлен, потому что неплохо знаю Дэвида и знаю его стиль, но, конечно, некоторые вещи просто заставляют внести ясность.
Д.Милибэнд начинает с того, что «грузинский кризис всех заставил проснуться» и заявляет, что «вид русских танков в соседней стране в сороковую годовщину «Пражской весны» показал: инстинкты политики с позиции силы остаются в силе». Наверное, вы как люди, которые следят за событиями, знаете, что вовсе не «появление русских танков в соседней стране», а атака грузинской армии с задействованием установок залпового огня «Град», авиации и артиллерии по мирному городу Цхинвалу послужила началом всех этих событий. Я не думаю, что господин М.Саакашвили планировал приурочить это к сороковой годовщине «Пражской весны». Но он прекрасно понимал, что в тот день открываются Олимпийские игры, это факт. Олимпийское перемирие, которое было объявлено Генеральной Ассамблеей, было грубейшим образом растоптано М.Саакашвили.
Дальше Д.Милибэнд заявляет, что все это говорит о нашей - российской - попытке переделать карту региона. Следует отметить, что эта карта (в том, что касается данного региона) состоит в том числе и из зон грузино-югоосетинского и грузино-абхазского конфликтов; состояла, по крайней мере, на момент грузинской агрессии. Эти зоны регулировались на карте соглашением, под которым в числе прочих стояла подпись Грузии и которое М.Саакашвили предательски разорвал.
Д.Милибэнд сокрушается по поводу «необходимости для всех придерживаться международного права». Это я даже не буду комментировать. По-моему, из его уст слышать такое не вполне естественно, равно как и слышать его призывы к «демократическому правлению». Мы ведь знаем, что из себя представляет режим М.Саакашвили. Знаем, как его западные покровители, включая Лондон, прощали ему все и не только в том, что он делал в отношении югоосетин и абхазов, постоянно провоцируя их, а также постоянно устраивал провокации против российских миротворцев. Но ему прощали и разгон демонстраций, жесточайшие ограничения на деятельность оппозиции, закрытие оппозиционных средств массовой информации. Напомню вам, что ему также простили, и никто об этом даже не заикнется, запрет на вещание всех российских телевизионных каналов с момента начала его агрессии против Южной Осетии и Абхазии. Он не хочет, чтобы его народ знал правду. Видимо, когда господин Д.Милибэнд говорит о демократическом правлении, он имеет в виду в том числе и такого рода аномалии.
Говорил господин Д.Милибэнд и о том, что «НАТО является якорем стабильности, демократии и экономического развития». Я не слышал, чтобы НАТО занималось демократизаторством, но, видимо, времена меняются. Оставляю это без комментариев, как оставляю без комментариев и его пафосные заявления по поводу «цены раздела Европы». Намек делается на то, что Россия сейчас именно этим и занимается.
Думаю, что ничем не объяснимое, не оправданное расширение НАТО ведет как раз к такому разделу. Только поделить Европу те, кто ратует за такое расширение, видимо, хотели бы после того, как захватят как можно больше территории. Это – известная политика. Нам, конечно, знакомы и пространные телеграммы Джорджа Кеннана. Цитата, которую Д.Милибэнд в них отыскал, является далеко не главной мыслью, которую Дж.Кеннан пытался донести до правительства Соединенных Штатов. Надеюсь, что господин Д.Милибэнд эту телеграмму прочтет целиком. Может быть, тогда его отношение к вопросу, как вести дела с Россией и другими государствами, будет несколько иным.
Еще один комментарий касается фактической стороны дела. Он заявляет, что Россия вторглась в суверенное государство, заблокировало грузинские порты, взрывала мосты и тоннели. Откуда он это взял? Одному Богу известно. Где-то, правда, Д.Милибэнд стыдливо говорит, что сейчас не время разбираться, кто первый начал военные действия, мол, есть обвинения и в ту, и в другую сторону. Однако есть свидетельства журналистов, международных представителей, тех мирных жителей, которые потеряли своих родных и близких из-за грузинской атаки. Так что, думаю, здесь стыдливость и какая-то двусмысленность абсолютно неуместны и лицемерны по отношению к тем, кто был среди ночи атакован и понес огромные потери.
Отдельная история – это его патетический призыв к необходимости соблюдать договоренность о прекращении огня, которую согласовали президенты Д.А.Медведев и Н.Саркози. Вокруг этой истории уже появилось столько домыслов, что хотелось бы раз и навсегда внести ясность. Шесть принципов, согласованных Д.А.Медведевым и Н.Саркози, являются их общей позицией, которая была адресована сторонам конфликта. Россия не является стороной конфликта. Мы вместе с французскими коллегами редактировали эти принципы, они адресованы Грузии, Южной Осетии и Абхазии и в полной мере сохраняют свою силу. Но с того момента, как в Кремле эти принципы были одобрены и публично оглашены перед журналистами, началось постоянное препарирование текста в пользу пожеланий господина М.Саакашвили.
Прилетев из Москвы в Тбилиси, Н.Саркози позвонил Д.А.Медведеву и попросил скорректировать одну часть текста, где говорилось о необходимости разобраться со статусом Южной Осетии и Абхазии. После этого М.Саакашвили все равно отказался подписать данный документ. Подписал он его в итоге, когда К.Райс привезла ему письмо от Н.Саркози, но подписал не полностью, без вступительной части. Потом нам стали говорить, что письмо Н.Саркози является неотъемлемой частью договоренности, что оно было согласовано с нами. Это - не правда. Письмо нам не показывали, а просто по телефону проинформировали о том, что он собирается такое письмо написать. Мы сказали, что в этом случае письмо не имеет никакого практического и юридического значения для шести принципов. Если оно требуется для того, чтобы уговорить М.Саакашвили, то ради Бога, это ваше дело. Это ваш подопечный, и если необходимы какие-то усилия, чтобы он наконец подписался под требованием не начинать больше войну, мы возражать не будем. Но письмо Н.Саркози на имя М.Саакашвили не является частью юридически обязывающих договоренностей.
Конечно, тот вариант шести принципов, который М.Саакашвили подписал, содержит грубое искажение последнего пункта. Президенты России и Франции договорились, что в последнем пункте формулируется задача обеспечить безопасность Южной Осетии и Абхазии. А М.Саакашвили подписал текст, в котором изменен сам смысл этого пункта и говорится об «обеспечении безопасности в Южной Осетии и в Абхазии».
Сейчас это уже в прошлом и не имеет никакого значения, потому что безопасность внутри Южной Осетии и Абхазии будет отныне и впредь надежно обеспечиваться и их собственными силами безопасности, и российскими миротворцами, которые там находятся уже в ответ на прямую просьбу независимых государств - Южной Осетии и Абхазии.
Очень интересно было читать заявление господина Д.Милибэнда о необходимости урегулировать конфликты на основе отказа от применения сил. Давайте не будем забывать, что последний год Россия настаивала на том, чтобы неприменение силы стало предметом отдельных юридически обязывающих соглашений Грузии с Южной Осетией и Абхазией. Господин М.Саакашвили отказывался наотрез, заявляя, что он «никогда не поднимет руку на свой народ», каковым, видимо, он считал также югоосетин и абхазов. А когда мы все-таки просили его западных друзей заставить такие соглашения подписать, то не находили никакой поддержки ни в Вашингтоне, ни в Лондоне, ни в ряде других европейских столиц, которые имели и, видимо, имеют по-прежнему на него какое-то влияние.
Теперь перехожу к тому, что господин Д.Милибэнд выдвигает в качестве «повестки дня для России». Он говорит, что мы должны ответить на «три критических вопроса». Во-первых, мы должны прояснить свое отношение к территориальной целостности наших соседей. Мы его давно прояснили: мы их всех признали без каких-либо проблем после распада Советского Союза. Признали, несмотря на колоссальное возмущение в нашем общественном мнении по поводу того, каким волюнтаристским образом отдельные территории передавались из Российской Федерации в другие республики бывшего Советского Союза. Признали, в частности, даже несмотря на то, что грузинская сторона объявила свою независимость, грубо нарушив право находившихся в составе Грузии автономий в этом случае определять свой статус самостоятельно. Автономиями Грузии были и Абхазия, и Южная Осетия, и Аджария, но грузинское руководство лишило их этого статуса.
Так что проблему территориальной целостности Грузии в данном случае последовательно подрывало грузинское руководство, начиная с господина З.Гамсахурдия. А господин М.Саакашвили, применив вооруженную силу против людей, которых он, по его заявлению, считал частью своего народа, просто поставил на этом жирный и окончательный крест. Что касается России, мы абсолютно привержены принципу территориальной целостности всех наших соседей, которые думают о ней в правовых рамках.
Второй вопрос, который адресован нам господином Д.Милибэндом, касается необходимости прояснить отношение России к применению силы для разрешения конфликтов. Я на него уже ответил. Мы против использования силы для урегулирования конфликтов везде, в том числе в Югославии, в Ираке, а также в Иране, где никакого конфликта нет, но об этом все чаще и чаще говорят. Мы против применения силы и на Ближнем Востоке, и в кавказском регионе. Это господин М.Саакашвили - за применение силы для урегулирования конфликтов в нарушение всех соглашений, под которыми стоит в том числе и подпись грузинского руководства.
Третий вопрос, который нам задает господин Д.Милибэнд, заключается в том, что мы должны прояснить отношение или задать себе вопрос, как соотносятся военные победы и долгосрочные интересы экономического процветания. На этот вопрос господин Д.Милибэнд отвечает в своей речи сам, отвечает достаточно противоречиво, предлагая нас наказать, но так, чтобы интересы Великобритании и других западных стран не пострадали. То есть по принципу «газ будем брать, но на условиях, которые мы сами России объясним».
Хорошо, что в вопросе об энергобезопасности Д.Милибэнд признает те принципы, которые были согласованы на саммите "восьмерки" в Санкт-Петербурге два года назад и которые основываются на взаимозависимости и взаимоответственности поставщиков, потребителей и транзитеров. Все проблемы, которые возникали с поставками газа в Европу, были связаны не с нарушениями наших контрактных обязательств (мы ни разу таких нарушений не допускали), а с проблемами стран транзита. И когда партнеры из Евросоюза говорят нам о необходимости договориться о механизме раннего предупреждения с тем, чтобы подобных случаев больше не было, мы говорим: «Обязательно, но давайте включим в эту дискуссию транзитные страны, потому что все перебои с поставками в Европу возникали исключительно потому, что транзитные страны так или иначе отбирали газ, направлявшийся в Европу, не имея при этом действующих контрактов с Россией на поставку им газа. Мы заинтересованы в решении этих вопросов, но давайте хоть раз будем по справедливости подходить к какой-то конкретной проблеме».
Я уже говорил о высказываниях Д.Милибэнда относительно дальнейшего расширения НАТО «несмотря ни на что».
Самое, наверное, интересное это то, какие варианты действий Запада он предлагает. Вот пункт, который хотелось бы отметить особо. Д.Милибэнд заявляет о необходимости пересмотреть отношения с Россией в международных институтах, при этом упоминает «восьмерку», Совет Россия-НАТО, отношения России с Евросоюзом, предстоящее вступление России в Организацию экономического сотрудничества и развития. Могу сказать только одно: Россия заинтересована в партнерстве в этих и других структурах ровно в той степени, в которой в этом заинтересованы наши западные коллеги. Беда в том, что в последнее время стала проявляться тенденция и в «восьмерке», и в Совете Россия-НАТО, и в наших отношениях с Евросоюзом, когда против России выстраивается блок. Хотя мы договаривались сотрудничать во всех этих механизмах совсем на другой основе «одна страна - один голос», чтобы блоковые интересы не довлели над глубинными, коренными национальными интересами каждого участника. Знаем, что этому препятствуют те, кто заставляет всех участников того или иного механизма следовать именно блоковой дисциплине.
Одна из рекомендаций Д.Милибэнда заключается в том, что нужно обязательно «добиться конца империи» и достичь мирного урегулирования конфликтов на постсоветскому пространстве. При этом он упоминает Приднестровье и Нагорный Карабах. Думаю, что он не должен сильно беспокоиться по этому поводу. Ни в том, ни в другом случае М.Саакашвили не является действующим лицом, там нет выживших из ума лидеров, которые занимались бы разрушением своих государств, урегулированием конфликтов путем применения силы, как это сделало руководство Грузии в Южной Осетии и Абхазии. Так что хотел бы на этот счет Д.Милибэнда успокоить.
В целом хочу сказать, что его речь довольно странная. В ней вроде бы есть признание необходимости вести диалог с Россией. Но те условия, на которых господин Д.Милибэнд этот диалог намерен развивать, едва ли делают его замыслы сколь-нибудь перспективными.
В эти дни почти ежедневно происходят телефонные контакты между представителями российского руководства и нашими западными коллегами, в том числе на высшем уровне между президентами, премьер-министрами, канцлерами. Сегодня такой разговор состоялся между Президентом Д.А.Медведевым и Федеральным Канцлером А.Меркель. Разговор был нормальный, деловой, касался конкретных оценок реально сложившейся ситуации. Именно так этот разговор был охарактеризован в сообщении пресс-службы Кремля. Каково же было наше удивление, когда мы получили текст, который зачитал по итогам этого телефонного разговора официальный представитель Правительства ФРГ господин У.Вильхельм. Могу сказать только одно: в разговоре не было никаких требований в адрес России, не было никаких резких осуждений, не было никаких слов наподобие «вопиющего нарушения». Всё это мы оставляем на совести тех, кто готовил комментарий по итогам этого разговора.
В заключение замечу следующее. Мы всегда открыты к диалогу. Мы сами заранее информируем наших партнеров о всех предполагаемых шагах, которые так или иначе могут затронуть их интересы. Так, например, наш Президент до того, как мы приняли вынужденное, но единственно возможное решение о признании независимости Южной Осетии и Абхазии по их просьбе и в ответ на обращение нашего Парламента, в ответ на общественное мнение в России, предупредил своих основных партнеров, в том числе и госпожу А.Меркель, о том, что такое заявление готовится. Мы открыты для того, чтобы общаться ежедневно, ежечасно, отвечать на все вопросы. Если цель телефонных и иных обращений к нам заключается в искреннем интересе, то искать пути нормализации обстановки мы всегда будем и для этого открыты. Если же звонки осуществляются только с целью объявить потом средствам массовой информации, что «у России потребовали», что «Россию осудили», то этим, конечно же, можно заниматься и через пресс-секретарей".