НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2022
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Роман Худяков: Координационный совет оказался зависимым от чиновников

Новости // 07:24, 7 июля 2008 // 2051


  alt

- Уважаемый Роман Иванович. Еще недавно Вы возглавляли координационный совет общественных организаций и политических партий Приднестровья. С Вашим приходом на эту должность деятельность координационного совета стала гораздо заметнее приднестровцам и эта структура начала реально претендовать на исполнение миссии центра социальной активности гражданского общества ПМР. Как Вам удалось это сделать из организации, которую многие похоронили еще в конце 90-х годов?

 

- Опыт моей политической работы в России и Приднестровье позволил в короткие сроки активизировать координационный совет благодаря использованию новейших технологий политического маркетинга. Во-первых, я установил жесткую дисциплину внутри координационного совета, разработал его регламент, установил график проведения очередных заседаний и информирования членов совета по поводу внеочередных, экстренных встреч. Мною была также была налажена работа со средствами массовой информации, что немаловажно для развития любого политического проекта. В совокупности это дало хороший толчок развитию совета, что признали как наши друзья, так и недруги.

 

- Роман Иванович, а с чем все-таки связан Ваш уход с этой должности?

 

- Формально я был переизбран в связи с тем, что по положению каждые полгода должен меняться председатель совета. Однако при моем избрании было заранее обговорено, что в случае успеха моей деятельности полномочия председателя будут пролонгированы на больший срок. Но этого не произошло.

 

- Роман Иванович, что все-таки случилось?

 

- Мне неприятно об этом говорить, но приходится. Я видел координационный совет как по-настоящему общественный координирующий орган. Орган, который независим от официальных структур и выражает интересы гражданского общества, являясь посредником между ним и государством, которому мы собирались помогать. Однако эти взгляды вошли в противоречие с узкими корыстными интересами отдельных чиновников из отдела по работе с общественными организациями и политическими партиями администрации президента. Эти люди видели координационный совет игрушкой в своих руках, которой можно распоряжаться как заблагорассудится. А на меня пытались спускать директивы и заранее составленные решения, направленные, в том числе на компрометацию российских политиков и представителей официальных органов государственной власти РФ. Когда я отказался это делать, мне стали угрожать и требовать подчинения. Более того, вызвали на беседу в администрацию, где выдвинули ультиматум: или я действую, как того требуют они или меня переизбирают. Но я точно знал, что эти чиновники не согласовывали свою позицию с руководством ПМР. И когда они говорили от имени президента ПМР, они просто нагло лгали. Более того, я воспринимаю себя абсолютно самодостаточным человеком и никому не позволяю манипулировать собою. Играть в грязные игры, тем более против России, я никогда не буду. К сожалению, эти чиновники сумели обмануть основную часть координационного совета, безапелляционно заявив его членам, что инициатива моего переизбрания исходит от руководства Приднестровья. Вот так меня и переизбрали. Одна ложь порождала другую и в итоге пострадало дело.

 

- Роман Иванович, мы понимаем, что не так просто назвать фамилии тех, кто используя должностное положение, пытается влиять на гражданское общество Приднестровья. Тем более, что речь идет о чиновниках из отдела по «борьбе» с общественными организациями. Так его именуют в народе, а Вы возглавляете именно общественно-политическую структуру. Но может Вы все-таки назовете их?

 

- Моя позиция всегда была честной и последовательной. Никогда не боялся тех, кто идет против правды. Тех, кто прикрываясь авторитетными руководителями, пытается решать свои местечковые проблемы. Поэтому я спокойно могу назвать этих людей – Григория Брязу и Сергея Зайченко. Личной обиды на них не держу. Знаю, что их время безвозвратно ушло. Жалко, что пока они могут влиять на общественные организации, страдает дело.