НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2022
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Гагаузии требуется депутатская квота

Эксперты // 17:41, 8 мая 2008 // 2988
 В настоящее время страны-гаранты и посредники по вопросу молдо-приднестровского урегулирования Россия, Украина, а также ОБСЕ, СЕ и США усиленно пытаются проводить мероприятия по укреплению мер доверия между обоими берегами Днестра.



Что само по себе является позитивным началом, которое рано или поздно должно дать положительные всходы. Об этом сейчас часто говорят политики, эксперты, политологи и дипломаты, пишут СМИ.

В этом контексте вообще не принимается во внимание и не рассматривается, не решённая до конца проблема Гагаузии в Молдове. Если и вспоминают изредка про Гагаузию, то обычно ограничиваются констатацией факта: «Конечно, у Гагаузии есть свои особенности, и они отражены в конституционных положениях от 1994 года, которые предоставляют гагаузам автономию». Но никто не рассматривает вопрос, что Молдова в одностороннем порядке препятствует реализации и введению данного закона в жизнь в полном объёме, на практике реализуя принцип отложенного статуса Гагаузии, в надежде, что всё утрясётся само собой и Гагаузия уравняется в правах и полномочиях с обыкновенными административными единицами страны. Руководство Молдовы и международное сообщество никак не может осознать и понять тот факт, что всякие половинчатые решения с неизбежностью чреваты нестабильностью.
Между тем, на наш взгляд, вопросы укрепления мер доверия на постмолдавском пространстве необходимо решать комплексно, так как в настоящее время назрела крайняя необходимость по укреплению мер доверия не только между обоими берегами Днестра, но и между официальным Кишинёвом, олицетворяющим Молдову и официальным Комратом, соответственно олицетворяющим Гагаузию.

Очень важно, чтобы в этом вопросе Кишинёв продемонстрировал желание делать реальные шаги навстречу Комрату, в разрешении накопившихся проблем, а не ограничивался бы декларативными заявлениями и обещаниями, как это происходило до сих пор. Не секрет, что в настоящее время Молдова фактически превратилась в один из нестабильных и конфликтоопасных регионов мира, на границе с Евросоюзом, что чревато провоцированием обострения проблем гуманитарной безопасности в целом, а также национальной безопасности не только самой Молдовы, но и отдельных, в настоящее время, ее составляющих, в частности народа Гагаузии. Следует отметить, что в этих условиях, на наш взгляд, Молдова остро нуждается в разработке конструктивной и последовательной политики, и, прежде всего во взаимоотношениях с Гагаузией. Ибо, по сути, изуверская политика Молдовы по отношению к Гагаузии, закладывающей основы долгосрочного конфликта, привела к тому, что статус Гагаузии до сих пор реально остаётся неопределённым и не реализуемым, благодаря противодействию Молдовы. Продолжающийся ведомственный диктат официального Кишинёва, который, в нарушение норм принятого закона «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)», не учитывает национально-государственные интересы Гагаузии, привёл к тому, что Республика Молдова препятствует претворению жизнь право нашего народа на самоопределение. Хотя и в законе «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери) и в решении Конституционного суда Республики Молдова отмечено, что закреплённый за Гагаузией статус в составе Республики Молдова, является формой самоопределения гагаузского народа.

Это в свою очередь влечёт за собой тот факт, что главная угроза национальной безопасности и развитию стабильного гагаузского общества, как внешнего фактора, исходит непосредственно от самой Молдовы и от её неадекватной политики. Что существенным образом повлияло и влияет на социально-экономическое развитие Гагаузии, а это в свою очередь отражается на главном достоянии нашего народа,- на состояние его генофонда.…
В настоящее время стало очевидным, что в современном мире выделяются две тенденции общего развития: с одной стороны, это процессы глобализации и интеграции, с другой – стремление к культурному и национальному своеобразию, попытки сохранить историческое наследие, национальную и культурную идентичность, возрождение и укрепление своей государственности. После окончания второй мировой войны эти процессы приобрели новое звучание в связи с официальным признанием принципа самоопределения народов в качестве одного из основополагающих принципов современного международного права. И уже с середины ХХ века с новой силой о своем стремлении к независимости стали заявлять Квебек в Канаде, Северная Ирландия в Великобритании, Страна Басков в Испании, Падания в Италии, Корсика во Франции, Фландрия в Бельгии. Каждая из вышеупомянутых стран выбрала свой путь выхода из сложившегося тупика.
В середине февраля 2008 года одностороннее провозглашение независимости края Косово привлекло внимание всего международного сообщества к проблеме непризнанных государств, принципу нерушимости государственных границ, наряду с правом народов на самоопределение и геополитическим изменениям, которые происходят на европейском континенте после распада Советского Союза. Это произошло и потому, что впервые за последние десятилетия была провозглашена независимость провинции, являющейся частью существующего неделимого государства, являющегося членом ООН. Большинство непризнанных государств в Европе находятся на постсоветском пространстве, и потому, весь этот регион в последнее время оказался в фокусе мировой и европейской политики. Ибо не решённые проблемы, не признанных международным сообществом постсоветских государств, дают основание утверждать, что окончательное конституциирование стадии распада СССР ещё не завершено.
В условиях тоталитарной системы вопрос об экономической и национальной самостоятельности Гагаузии вообще не мог быть поставлен в явном виде, и все усилия национальной самозащиты сосредотачивались на культурно-языковом уровне, на борьбе за выживание национальной культуры, литературы, языка. Возникновение национальных движений в разные периоды лишний раз подтверждало, что в общественном сознании идеи восстановления справедливости по отношению к своему народу всегда присутствовали и не раз поднимались.

Одним из наиболее влиятельных факторов становления и развития массового национального самосознания, которое консолидирует общество в деле утверждения его государственности, считается историческое наследие. Знакомство с историей государственности древних тюрков-Огузов свидетельствует о том, что в самой постановке вопроса о государственности гагаузского народа имеются больше объективных, исторических и геополитических предпосылок, чем субъективные желания кого бы то ни было. Корни государственности нашего народа уходят в глубокую древность. Для нашего народа свобода была не просто абстрактным понятием, а образом жизни, социальной реальностью. Именно поэтому история нашего народа не знала ни рабства, ни крепостного права. Именно поэтому обычное право нашего народа сохраняло самобытность государства огузов. Они не столько соотносились непосредственно с правами и свободами конкретного индивида, сколько основывались на понятии «деделердян калма» («путь предков»), то есть образце поведения, идущего из древности. Именно по этому, наш народ и сумел сохранить себя как этнос, не растворившись и не исчезнув, как до сегодняшнего дня исчезли и ассимилировались десятки и сотни народов мира. Несмотря на то, что мир в действительности мал, нужно признать – он разный. Наш народ ощущал и ощущает, идентифицировал и идентифицирует себя как нация и этнос.

А национальная идея – это равность разных. Следует признать, что этнически национальная идея существует давно, но политическую форму приобрела лишь в XIX-XX веках. И если мы говорим «а» – есть нация, народ, значит, должны сказать и «б» – есть или должна быть его государственность. В период распада СССР на его территории было провозглашено немало государственных образований, в том числе и Гагаузская Республика. Она была образованная 19 августа 1990 года на съезде народных депутатов всех уровней от территорий компактного проживания гагаузского народа, подтверждённая референдумом населения мест компактного проживания гагаузского народа, в соответствии с нормами действующего законодательства Союза ССР общепризнанными принципами международного права, императивной нормой которого является принцип самоопределения народов и наций. Именно эта территория(с населением около 170 тыс. человек, 80% которых составляли гагаузы - тюркский народ христианского вероисповедания) стала пионером в движении самопровозглашенных республик в составе ещё тогда существующего СССР.

Кроме того, исторической и политико-правовой основой реализации нашим народом своего права на самоопределение - в полном объёме, явилось принятие Парламентом ССР Молдова 28 июня 1990 года Постановления об утверждении «Заключения по пакту Молотова - Риббентропа», которое объявляло Бессарабию и Буковину «оккупированными румынскими территориями». А закон СССР «Об образовании Молдавской ССР» от 2 августа 1940 года был признан незаконным и недействительным. Тем самым Молдавская ССР, преобразованная перед этим в ССР Молдова, упразднила саму себя - в том виде, в каком она существовала на протяжении 50 лет, то есть она в буквальном смысле «де-юре» прекратила своё существование. Других документов, конституирующих Молдову, как государственно-правовое образование в тех же границах, кроме соответствующего решения советского Правительства от 2 августа 1940 года, не существует. Другие народы, проживающие на территории образовавшегося постмолдавского пространства - «в связи с самоликвидацией Советской Социалистической Республики Молдова», так же реализовали своё право на самоопределение.

Так,2 сентября 1990 года была образована Приднестровская Молдавская Республика, а 27 августа 1991 годам была образована собственно Республика Молдова. Учитывая, что принцип самоопределения народов и наций имеет характер универсальной нормы международного права - jus cogens - и закреплен в п.2 ст.1 и в ст.55 Устава ООН, а также во многих универсальных и региональных многосторонних договорах и конвенциях, в ряде принятых Генеральной Ассамблеей ООН деклараций и резолюций (637 (VII) от 16 декабря 1952 года, 1514 (XV) от 14 декабря 1960 года; 2625 (XV) от 24 октября 1970 года; в консультативных заключениях Международного суда по Намибии 1971 года и по Западной Сахаре 1975 года; в заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года; в Итоговом документе Венской встречи представителей государств - участников СБСЕ 1986 года, а также во вступившей в силу 21 октября 1986 года. Африканской хартии прав человека и народов).

То следует признать, что на постмолдавском пространстве вполне легитимно были образованы:
а). 19 августа1990 года на съезде народных депутатов всех уровней от территорий компактного проживания гагаузского народа Гагаузская Советская Социалистическая Республика в составе Союза ССР (ГССР), в последствии преобразованная в Гагаузскую Республику;
б). 2 сентября 1990 года на Втором Чрезвычайном съезде народных депутатов всех уровней Приднестровского региона Приднестровская Молдавская Советская Социалистическая Республика в составе Союза ССР (ПМССР), в последствии преобразованная в Приднестровскую Молдавскую Республику;
в) 27 августа 1991 года ССР Молдова, в последствии преобразованная в Республику Молдова.

Таким образом, с международно-правовой точки зрения и Гагаузская Республика, и Приднестровская Молдавская Республика вправе претендовать на признание в качестве субъектов международного права в той же степени, как и собственно Республика Молдова, на основе принципа суверенитета. Игнорировать данный принцип практически невозможно, так как он является единственным правовым основанием сегодняшней независимости всех бывших республик Советского Союза (право их выхода из федерации, закрепленное в Конституции СССР, базировалось именно на данном принципе). Поэтому, современные независимые государства, обязанные своим рождением этому принципу, не могут отказаться от него, не вставая на путь международно-правового нигилизма - путь, на котором их аргументы в пользу незыблемости собственной “территориальной целостности” становятся сомнительными, в том числе и потому, что большинство граждан бывшего СССР до сих пор не признают прежние «произвольные» внутренние административные границы Советского Союза, в качестве законных новых межгосударственных границ.
При этом следует учитывать и тот факт, что при применении принципов международного права к территориям и государствам, образовавшимся в так называемом постсоветском и постмолдавском пространствах общая двусмысленность указанных принципов усугубляется особенностями исторических обстоятельств. Ибо конфликт притязаний, приведший к образованию де-факто сформировавшихся, но не признанных пока мировым сообществом государств, произошёл в ситуации образовавшегося на тот период правового вакуума. Он не подлежал регулированию ни в рамках конституционного права СССР (поскольку высшие органы власти и управления Союза ССР сначала не высказались по этому поводу, а затем это государство прекратило свое существование), ни в международно-правовом пространстве, поскольку на момент возникновения конфликта союзные республики еще не обрели полноценной международной правосубъектности. Так, формирование Гагаузской и Приднестровской Молдавской Республик, (принятие Деклараций о суверенитете и независимости, формирование структур органов власти и управления и т.д.), произошло ещё в 1990-1991 годах, то есть до обретения Республикой Молдова полноценной государственной правосубъектности. Поскольку на момент образования на постмолдавском пространстве Гагаузской и Приднестровской Молдавской Республик сама Республика Молдова не обрела полноценную государственную правосубъектность, в существовавшей тогда системе международного права она не может апеллировать к принципу сохранения территориальной целостности Республики Молдова, применительно включения в состав своей территории и территорий Гагаузской и Приднестровской Молдавской Республик. Поскольку юрисдикция Республики Молдова на момент её образования на постмолдавском пространстве (27 августа 1991 года) на территории Гагаузской и Приднестровской Молдавской Республик не распространялась и, Республика Молдова не контролировала эти территории ни «де-юре», ни «де-факто». Этот факт находит подтверждение и в Декларации о независимости Республики Молдова, принятого Парламентом Республики Молдова 27 августа 1991 года, в котором отмечается, что «население Республики Молдова, осуществляя свое суверенное право, несмотря на оказанное государственными органами СССР давление, не участвовало 17 марта 1991 года в референдуме о сохранении СССР».

Общеизвестно, что граждане Гагаузской и Приднестровской Молдавской Республик, в отличие от граждан Республики Молдова, осуществляя своё суверенное право, участвовали 17 марта 1991 года в указанном референдуме. Из более чем 87% граждан, участвовавших в плебисците, более 90% голосовавших высказались за сохранение СССР.
Следует признать тот факт, что, вопреки нормам и принципам международного права, международным сообществом не замечается тот факт, что пришедшие к власти политические силы бывших союзных республик СССР провозгласили создание своих государств с охватом территорий легитимно, с точки зрения законодательства Союза ССР и международного права, образованных на бывшей территорий постсоветского пространства. А правящие бал в ООН ведущие державы мира в состоянии эйфории от дикого расчленения Советского Союза молниеносно удовлетворили их требование вопреки очевидному противоречию внутренним законам и международному праву. При этом на международном уровне была признана не только Республика Молдова, но и наличие не урегулированных конфликтов на территории постмолдавского пространства, образовавшихся после самоликвидации ССР Молдова. В результате неприятия права и справедливости вновь возродились фактически утратившие после развала СССР, причины и изначальное содержание длившихся десятилетиями конфликтов. Чем государства, существующие де-факто на постсоветском пространстве, но не признанные мировым сообществом, отличаются от тех, что признаны на международном уровне?! Только наличием официального статуса. Ибо с момента своего провозглашения и образования, государства, существующие де-факто, обладают фактическим суверенитетом, а в плане полноценности государства, как такового, некоторые из них обладают, большей внутренней состоятельностью, чем признанные мировым сообществом государства. Но мировое сообщество, утверждающее такой статус, и само испытывает глубокий кризис: после распада ялтинско-потсдамского мироустройства контуры нового миропорядка оказались весьма расплывчаты. Следовательно, размыты и критерии признания (непризнания), как таковые. Более того, не признавая существующие де-факто государства на постсоветском пространстве членами ООН, та же Организация Объединенных Наций признает их в качестве «стороны конфликта», тем самым, фактически уравнивая их в правах с признанными государствами. К примеру, в Абхазии с сентября месяца 1992 года, действует и официально работает Миссия наблюдателей ООН. На территориях не признанных мировым сообществом государств, но существующих де-факто, открыты офисы Представительств миссии ОБСЕ.

Следует особо отметить тот факт, что общая установка на признание произвольно установленных внутри федеративных административных границ в качестве межгосударственных, принятая ведущими государствами мира в ситуации распада Союза ССР, не имела и не имеет характера международно-правовой нормы. Она является всего-навсего проявлением так называемой "политической целесообразности" и инструментом достижения геополитических интересов той или иной страны - или группы стран. Поэтому, преследующие геополитические цели страны и делегируемые ими международные организации по урегулированию конфликтов не считаются с неоспоримым фактом законообразного создания народами бывшего Союза ССР своих суверенных государств. Уже около 20 лет они сосредоточили свою деятельность на защите территориальной целостности, по сути, внеправовыми способами созданных государств бывших союзных республик и занимаются поисками разных форм компромисса с вполне легитимно возникшими другими государствами на постсоветском пространстве. При этом не в полной мере учитывается факт того, насколько готовы жители территорий, ныне называемые «непризнанными образованиями» видеть себя гражданами, так называемых «материнских территорий» и позволят ли они себя насильно, в какой бы то ни было это насилие форме, впихнуть их туда обратно. Тем самым допускается очевидное отступление от положений Устава ООН и других международных документов о праве народов на самостоятельное решение вопросов своего политического статуса и механизмов его реализации. Тем более в связи с распадом государства, в котором они проживали, порою, не на правовой основе, а согласно решению центральных органов партийного режима, большей частью вопреки их воле, путём перекройки внутренних границ и разделения народов, не считаясь с их историческими и этнокультурными особенностями. Следует признать, что развитие такой тенденции расшатывает стабильность межгосударственных отношений, ведет к хаосу и другим непредсказуемым последствиям.

Поэтому, признание этих государств является также неотложной обязанностью ведущих держав и других стран международного сообщества. Тем самым они смогут доказать свою приверженность положениям Устава ООН и других международных документов, идеалам демократии, свободы, права и справедливости. Проповедникам демократических ценностей не к лицу десятилетиями подвергать освободившиеся от тоталитаризма народы противоправным испытаниям. На наш взгляд, слова Спецпредставителя ЕС по Молдове г-на Калмана Мижея, сказанные им в интервью газете «Молдавские ведомости», отражают реальность того, что все должны делать всё, чтобы был мир и порядок: «…Мы должны уважать международное право, иначе мы окажемся в хаосе». Это, на наш взгляд, относится в первую очередь ко всем странам и международным организациям, играющим доминирующую роль в мировой политике. Именно их непоследовательные, а порою просто не адекватные шаги и позиции приводят к нарушению устоявшегося миропорядка, норм и принципов международного права. К примеру, США и их союзники поддержали самоопределение и независимость стран Восточной Европы, бывшей Югославии, бывших советских республик, включая Молдову, а также Косово, но упорно отказываются поддержать самоопределение территории, населённых народами, настроенными пророссийский. Это относится в первую очередь, к самоопределению Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии, Нагорного Карабаха и Гагаузии. А ведь без решения этого вопроса, нельзя говорить о том, что процесс распада Советского Союза завершён…

До 1994 года Гагаузская Республика развивалась самостоятельно, на её территорию не распространялась юрисдикция Республики Молдова ни «де-юре», ни «де-факто». Власти Республики Молдова не осуществляли и не могли осуществлять контроль над территорией Гагаузской Республики, в которой действовали легитимные, всенародно избранные органы власти и управления, свои вооружённые силы, органы правопорядка и т.д. При этом к этому времени, так и не были устранены основные противоречия, которые складывались годами между Гагаузией и Молдовой.…
Следует отметить, что в силу исторических причин между молдавским большинством, с одной стороны, и народом Гагаузии, да и всего Буджака, с другой, существует не устранённое поле культурной и идеологической напряженности. Господствующей идеологией у молдавского большинства, в том числе и у официального Кишинёва, является постулат, что Россия поработитель и диктатор, незаконно оккупировавшая территорию Молдовы. Об этом говорится и в официальной Декларации о независимости Республики Молдова, принятой 27 августа 1991 года. Отсюда стремление элиты Молдовы к объединению с Румынией в какой-либо форме – у народа же Гагаузии и в целом Буджака – Россия ассоциируется, как освободительница и спасительница от тирании и порабощения, а Румыния поработитель и диктатор, в своё время усиленно проводившая насильственную ассимиляцию гагаузов и болгар. И, несмотря на смягчающее влияние принципа плюрализма мнений, между официальным Кишинёвом и Комратом наблюдается противостояние в области политики и идеологии. Еще одной областью противоречий можно назвать, социально-экономическое противостояние. Не секрет, что ещё во времена СССР ЦК Компартии Молдовы было принято секретное Постановление по поводу гагаузов, об ограничении их в получении высшего образования и в занятии руководящих должностей в органах власти и управления в Молдове. Отсюда и сложившийся огромный дисбаланс в социально-экономическом развитии севера, центра и юга, тогдашней ещё МССР. Гагаузия фактически была сырьевым придатком всей Молдовы, откуда всё вывозилось за бесценок. Молдова и ныне пытается проводить подобную политику, что в корне противоречит интересам и чаяниям народа Гагаузии.

Желая, решить возникший конфликт с Республикой Молдова, мирными политическими средствами руководство Гагаузской Республики при активном содействии Президента Турецкой Республики С.Демиреля, представителей МИДа России и ОБСЕ заключило с руководством Республики Молдова своего рода политический Договор. Он сводился к отказу Гагаузии от полной суверенизации и вхождения Гагаузской Республики в состав Республики Молдова в качестве автономии с особым правовым статусом, с сохранием за собой суверенной деятельности в области внешнеэкономической, культурной, гуманитарной и иной политики. Данный Договор был оформлен в виде закона Республики Молдова «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери) и принят Парламентом Молдовы 23 декабря 1994 года. К середине 1995 года были сформированы органы власти и управления Гагаузской автономии в составе Республики Молдова, с параллельно функционирующими органами власти и управления Гагаузской Республики. Следует отметить, что органы власти и управления Гагаузской Республики, де-юре, по сей день, никем не были ликвидированы, поскольку были сформированы путём проведения референдума, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Мир полон государственных обязательств. Представители Гагаузии верили, что он так же полон выполняемых государственных обязательств, когда согласились войти в качестве автономии в состав Республики Молдова. Но они глубоко ошиблись, что поверили Молдове, что если она будет гарантом полной и безусловной реализаций полномочий Гагаузии, определённых в принятом законе «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери) от 23 декабря 1994 года, то нормы данного законно будут неукоснительно исполняться. Время показало, что Республика Молдова является вообще недоговороспособным государством, она не просто никудышный гарант, она вообще, по своей сути, не является, и не собиралась являться никаким гарантом. Республика Молдова фактически умышленно и преднамеренно до сих пор торпедирует введение данного закона в действие, чтобы Гагаузия не смогла реализовать свои полномочия. В постановлении о введение в действие Закона «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» №345-ХIII от 23 декабря 1994 года отмечено, что правительство и парламент Республики Молдова обязуются в месячный срок привести свои нормативные и законодательные акты в соответствие с указанным законом. На практике это положение до сих пор не исполнено. Мало того, Республикой Молдова продолжают приниматься нормативные акты и законы, не учитывающие требования норм Закона «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери), полномочия Гагаузии, а зачастую и прямо противоречащие положениям указанного закона. К примеру, избирательное законодательство Молдовы, вообще не учитывает интересы Гагаузии, внесённые изменения в Избирательный Кодекс РМ в 2008 году, устанавливающие порог прохождения депутатов в Парламент Молдовы в 6%, вообще закрывают гражданам Гагаузии доступ в Парламент РМ, поскольку гагаузы составляют всего 4,5% населения Молдовы.

Официальный Кишинёв до сих пор, вопреки нормам закона «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери), не разрешает Гагаузии участвовать в осуществлении внутренней и внешней политики Республики Молдова, касающихся интересов Гагаузии. К примеру, вопрос урегулирования молдо-приднестровского конфликта напрямую затрагивает интересы и народа Гагаузии, однако официальный Кишинёв не допускает официальных представителей Гагаузии к участию в переговорном процессе. Объявленный официальным Кишинёвом внешнеполитический курс Молдовы на Европейскую интеграцию, также напрямую касается интересов Гагаузии, однако руководством Молдовы к выработке данного курса официальные представители Гагаузии также не были допущены. Возможно, у Гагаузии были вопросы и предложения, из которых вытекало бы, что данный курс необходимо скорректировать и т.д., и т.п.

Из этого следует, что простая декларация о том, что гагаузский вопрос решён путём принятия Парламентом РМ закона «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери) не соответствует действительности, так как руководством Молдовы этот вопрос в одностороннем порядке был переведён в разряд «отложенного статуса». Поэтому между Молдовой и Гагаузией сейчас необходимо этот вопрос решить, но, учитывая, что Молдова уже потеряла доверие, возникает необходимость привлечения для решения этого вопроса, в качестве гарантов и посредников, представителей Республики Украина, Республики Турция, Российской Федерации, Республики Болгария, а также ОБСЕ и ЕС. В 1994 году Турецкая Республика, в лице её Президента С.Демиреля проводила активную работу, убеждая руководство Гагаузской Республики, что Молдова сдержит слово и выполнит взятые на себя обязательства по отношению к Гагаузии. Раз Молдова не выполнила обязательства, то необходимо к их рассмотрению вернуться вновь с участием сторон, причастных к попытке разрешения данной проблемы. То же самое
относится и к представителям Российской Федерации и ОБСЕ. На наш взгляд, включение Республики Болгария в процесс урегулирования молдо-гагаузского конфликта даст нам дополнительную гарантию того, что Болгария не допустит, чтобы права этнических болгар, проживающих вместе с гагаузами, продолжали также нагло и цинично нарушаться официальным Кишинёвом. А Республика Украина, наша ближайшая соседка, которая заинтересована в решении данной проблемы мирными, политическими средствами, обязательно должна быть включена в число посредников и гарантов, по окончательному урегулированию и разрешению молдо-гагаузского конфликта. Кроме того, на её территории проживает более 80 тысяч этнических гагаузов, которые связаны родственными узами с гагаузами, проживающими на территории Гагаузии. Ещё в апреле 1996 года в Постановлении, принятом депутатами Народного Собрания Гагаузии, по поводу обращения к Президентам и Парламентам Украины и Молдовы, подписанном депутатами Гагаузии, Тараклийского района Молдовы и Одесского областного Совета, а также Болградского, Ренийского районов и Измаила Республики Украина отмечалось: «…Государственные границы, которые разделили суверенные Украины и Молдову, по-живому пролегли по судьбам людей, населяющих Буджакский край, где испокон веков проживают в мире, дружбе и родстве гагаузы и болгары, украинцы и русские, албанцы и молдоване… Нынешняя граница искусственно разделила семьи и нации, оторвала детей от родителей, братьев от сестёр.

Чтобы навестить родных, приходится терпеть бесчисленные и никому не нужные унижения и поборы… как с одной, так и с другой стороны. Многовековое соседство и жизнь в одном государстве не давали нам чувства оторванности друг от друга, мы жили единым регионом, единой семьей, одним территориальным понятием - Бессарабия. Мы едины национальной культурной общностью, многочисленными родственными связями, взаимопроникновением экономик. …Мир не терпит искусственного разделения людей одной нации, единого образа жизни…».

Помимо того, признание Косово ясно дает нам понять, с какими партнёрами нам теперь придется иметь дело на международной арене и, как ими будут соблюдаться принципы и нормы международного права. Следовательно, любое решение, любое соглашение или обязательство, взятое на взаимной основе с внешним партнером, как Республика Молдова, следует уже страховать целой системой ответственности, выстроенной по принципу сдержек и противовесов. Никаких «честных слов», которыми досыта нас накормили представители официального Кишинёва и некоторые представители международных организации до сих пор, начиная с 1994 года, никаких авансов и реверансов, никаких политических декольте и пустозвонства на тему «прав человека» и «демократических свобод», когда напрочь игнорируются и растаптываются права и свободы нашего народа. Необходимо отталкиваться от постулата: больше рационализма, больше здорового национального эгоизма, больше экономики и т.д.! То есть исходя из необходимости укрепления государственности Гагаузии и повышения благосостояния её народа.

Официальный Кишинёв и молдавская элита должны избавиться от этноисторических мифов, политических комплексов и предрассудков. Если Республика Молдова желает сохранить свою территориальную целостность и политическое единство, путём продолжения нахождения в её составе Гагаузии, то она должна будет выражать и подтверждать практическими действиями свое желание видеть гармоничное развитие народов Молдовы и Гагаузии и этнических групп, находящихся в их составах; составляющих в целом ныне гражданское общество Республики Молдова, и предпринимать более энергичные и эффективные действия в этом направлении.

В настоящее время, на наш взгляд, необходимо реализовать на практике исключительное право Гагаузии иметь своих представителей во всех центральных органах власти и управления Республики Молдова, в том числе в силовых и судебных органах, в органах Генеральной прокуратуры, а также в Конституционном суде.

Необходимо:
- закрепить за Гагаузией, как это было достигнуто в подписанных договорённостях, что Глава (Башкан) Гагаузии по должности является вице-Председателем Правительства Республики Молдова. Молдова в одностороннем порядке изменила данный пункт договорённостей, не спрашивая мнения гагаузской стороны, хотя в первом чтении данного закона эта договорённость была принята сторонами;

- Иметь стабильную квоту представительства Гагаузии в Парламенте Республики Молдова от Гагаузии. Для чего выделить для Гагаузии квоту депутатов, которые будут избираться на территории Гагаузии по одномандатным округам и будут представлять интересы Гагаузии в Парламенте Молдовы, с правом вето на все принимаемые решения, которые ущемляют интересы Гагаузии. Указанные депутаты от Гагаузии в Парламенте Республики Молдова могут быть отозваны народом Гагаузии, если они не будут добросовестно исполнять свои обязанности.

Время показало, что без определения указанной квоты представительства Гагаузии в Парламенте Молдовы интересы Гагаузии не могут быть защищены. Некоторые лица гагаузской национальности, находящиеся ныне в Парламенте Республики Молдова не представляют интересы Гагаузии, а представляют интересы той или иной партии, которая к Гагаузии вообще никакого отношения не имеет. А сама Гагаузия не имеет своих политических партий…
- Гагаузия должна на практике, а не только на бумаге иметь возможность (реализовать) своё право на осуществление полной самостоятельной деятельности в области международного сотрудничества и во внешнеэкономической деятельности и торговле без необходимости обращения за разрешением и позволением в Кишинёв;
- кроме того, Гагаузия беспрепятственно должна иметь возможность реализовать свою компетенцию во всех других областях, включая и общественную безопасность и т.д.

В ведении официального Кишинёва, на наш взгляд, безусловно, должна остаться оборона и внешняя политика, с учётом особенностей отражённых в ныне принятом, но не действующем законе «Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери).

Учитывая, что статус Гагаузии до сих пор реально остаётся неопределённым и не реализуемым, благодаря противодействию Молдовы, на наш взгляд, возникла острая необходимость, чтобы между Молдовой и Гагаузией был заключён Договор о разграничении полномочий и взаимном делегировании власти, подписанный не только представителями Молдовы и Гагаузии, но и странами гарантами: Украиной, Россией, Турцией, Болгарией, ОБСЕ и СЕ. После чего он должен быть ратифицирован Парламентом Молдовы и Народным Собранием Гагаузии. В противном случае нет доверия и гарантии того, что Молдова выполнит свои обязательства и в любой момент не откажется от них. На наш взгляд, в настоящее время приоритетным вопросом должно стать развитие экономических, политических и гуманитарных отношений Молдовы и Гагаузии на двустороннем уровне. Если Молдова не признаёт наши права и полномочия, это еще не значит, что Гагаузия должна согласиться с таким решением, ибо слабость экономики, бедность или политический инфантилизм нашей нынешней элиты - не является основанием, чтобы отрицать нашу субъектность.

Принятие всяких половинчатых решений в разрешении данного вопроса чреваты сохранением нестабильности и непредсказуемости на границах Евросоюза. А это значит, что необходим поиск механизмов разрешения проблемы, т.е. необходимо садиться за стол переговоров.

На наш взгляд, официальный Комрат уже сейчас должен ясно и чётко объявить всем: «В случае не изменения выборного законодательства Республики Молдова и не выделения квоты депутатов для избрания в Парламент Молдовы от Гагаузии, с вышеизложенными полномочиями, Гагаузия должна официально отказаться и не участвовать в выборах в Парламент Республики Молдова в марте 2009 года».Другого пути для защиты своих прав и интересов Гагаузии просто не дано.

Председатель
Независимого правозащитного и
информационно-аналитического Центра И.Г.Бургуджи