НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2021
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Партии проверят на прочность

Эксперты // 17:20, 16 февраля 2009 // 2087
Итак, министр финансов Виктор Пинзеник 12 февраля, подал заявление об отставке.Свой уход Пинзеник объяснил неудовлетворенностью деятельностью правительства – мол, будучи профессионалом, он всегда добивался сбалансированности бюджета и минимального размера его дефицита, а сейчас этого нет. Премьер Юлия Тимошенко, комментируя отставку Пинзеника, отметила, что фактически он не работает еще с прошлого года, поскольку находился на больничном.  «Самые слабые оставляют свои боевые позиции», – подытожила она.

Деликатность ситуации в том, что Пинзеник возглавляет партию «Реформы и порядок» - составную часть БЮТ. Правда, о выходе «РиП» из БЮТ речь пока не идет – что, собственно и расставляет все по своим местам. Экс-министр просто предпочел депутатский мандат в будущей Раде нынешнему креслу главы Минфина. Расчет вполне очевидный, и, в общем-то, разумный, а поскольку голоса «РиП» так или иначе пойдут в копилку БЮТ, то и особых причин для ссоры нет.  Так что заявление Тимошенко о том, что уход Пинзеника – «совместное решение, и оно абсолютно не повлияет на единство фракции», надо полагать, соответствует действительности.

Новая кандидатура министра финансов пока не вполне ясная, но, скорее всего, им станет человек, близкий к Тимошенко. С одной стороны, в этом заинтересована сама Тимошенко, с другой – едва ли у кого-то  появится охота разделять с премьером ответственность за неизбежные непопулярные меры и крайне сложный, с большим дефицитом бюджет-2009. Бывший председатель Верховной Рады Арсений Яценюк заявивший, что «новый министр финансов должен осознавать, что не имеет политического будущего, поскольку ему придется принимать и выполнять очень непопулярные решения», совершенно прав.

Справедливости ради, надо отметить, что обвинять правительство в трудностях, обрушившихся сегодня на Украину, можно лишь до некоторой степени. Действия правительства, в том числе и популистские, диктовались общей политической обстановкой. Иными словами, окажись на месте Тимошенко премьер из любого другого партийного лагеря, он тоже был бы вынужден действовать, во-первых, как популист, а, во-вторых, укрепляя позиции группы партий, которые  он представляет. Плюс общемировой кризис – последний, впрочем, был ожидаем еще несколько лет назад, так что говорить о его «неожиданности» по меньшей мере несерьезно. Впрочем, в правительстве Украины никто о внезапности его наступления и не говорит. Более того, о кризисе говорили уже давно – так, еще 25 июля 2005 года заместитель министра промышленной политики в правительстве Тимошенко Сергей Грищенко заявил: «…общемировой спад начнется в 2007-2008 гг., который перейдет в кризисную фазу в 2009 г. – резкое падение потребления до 80%. 50%-ные потери в производстве металла, которые мы имели в 1993-1994 вплоть до 1997 г., по сравнению с грядущим падением – даже не цветочки, это семечки».

Если отбросить в сторону общемировые процессы, влиять на которые Украина была не в состоянии в принципе, то ответственность за нынешнюю ситуацию несут все правительства, и все составы Верховной Рады, управлявшие страной в последние 18 лет. Взаимные обвинения выглядят как переброска мячиком: каждый игрок может с легкостью отпасовать его другому. По большому счету, украинскую экономику трясет с момента массовой приватизации, когда все то, что создавали три поколения украинцев, перешло в собственность нескольких сот человек. При этом, новые собственники пришли «володеть и княжить» не в качестве толковых менеджеров, способных вдохнуть новую жизнь в стареющие фонды, а лишь по праву флибустьеров, намеренных беспощадно, до полного износа эксплуатировать свои трофеи. С этого, собственно говоря, все и началось, а прочее – «кучьмизм», Майдан, противостояние Востока и Запада, взаимные обвинения в треугольнике Ющенко-Тимошенко-Янукович - лишь второстепенный фон.

Однако подробное копание в истории вопроса и взвешенные суждения сегодня мало интересуют украинских граждан: когда в доме бушует пожар, размышления о том, кто же все-таки бросил спичку, представляются несколько несвоевременными. Гораздо актуальнее – оценить ситуацию и разработать планы спасения. А ситуация, действительно, сложная. За последние четыре месяца 2008 года промышленное производство в Украине снизилось более чем на 40% - при том, что, в отличие от России, никаких сырьевых «подушек» в ней нет, и смягчать последствия ошибок в финансовой политике просто нечем. Между тем, на протяжении последних 4 лет Украина жила в долг: при росте ВВП в пределах 2,4-7,5%, расходную часть бюджета накачивали ежегодно на 30% и более, плюс обширное кредитование хозяйствующих субъектов, плюс вступление в ВТО…

Бюджетообразующие отрасли – металлургию и химпром - эксплуатировали «на износ», не вкладываясь в модернизацию, проживая наследство 70-80 годов прошлого века. Весь это груз копился годами, и сейчас, под влиянием мирового кризиса, все это как лавина  рушится на головы украинских граждан. Экономика Украины оказалась крайне уязвима: в ней доминируют отрасли, выпускающие продукцию низкого передела. В такой экономике не может развиваться и малый бизнес, ему просто не к чему прилепиться.

Если говорить о вещах глобальных, то выход из ситуации – в полном пересмотре принципов построения экономики и отказе от ссудного капитала. Но подобные глобальные процессы предполагают очень серьезное развитие как политической культуры, так и гражданского общества. Если они и начнутся, то ни в коем случае не в пост-СССР, и, в частности, не в Украине. Украина в лучшем случае  будет выступать в качестве их периферии.

А что же тогда ждет Украину в ближайшее время?
 
Разумеется, обострится борьба экономических группировок. Точнее, она будет идти в тесной связке с борьбой трех основных политических сил: команд Тимошенко, Ющенко и Януковича. Надо полагать, что весьма заметной фигурой в ближайшие полгода-год здесь окажется Дмитрий Фирташ, которого сильно потеснили, лишив роли посредника в газовом бизнесе и который сейчас укрепляет свои связи с секретариатом президента и СБУ, одновременно ведя активную игру по завоеванию ряда ключевых позиций в банковском секторе. Весьма вероятно, что Фирташ попробует запустить на высокую политическую орбиту Арсения Яценюка – либо как самостоятельно игрока, либо как наследника Виктора Ющенко, который едва ли будет баллотироваться на второй срок.

Продолжатся «тройственные игры» Тимошенко-Ющенко-Янукович. По мере  обострения экономической ситуации – а она неизбежно будет обостряться – все больший размах будут приобретать уличные акции, опору в которых попытаются найти все три перечисленных силы.  Одновременно во всех трех политических лагерях будут идти – и уже иду – мощные центробежные процессы, которым, по мере сил и возможностей, будут способствовать конкуренты.

Все три силы достаточно разнородны. Даже формально единая «Партия Регионов» по сути, является весьма компромиссным конгломератом нескольких групп, состоящих друг с другом в весьма сложных отношениях. БЮТ – блок партий. Партийное окружение Ющенко – еще более неопределенно и размыто. Между тем, выход на избирательную кампанию потребует концентрации сил. Именно борьба за сплочение блоков – и противодействие этому сплочению и будет, по-видимому, главной интригой ближайших 4-6 месяцев.

Что же касается экономических рецептов по смягчению последствий кризиса, то спрос на них сильно превышает предложения. Откровенно говоря, реальных предложений тут пока совсем нет. Ни с какой стороны – ни слева, ни справа, ни от премьера, ни от президента, ни от оппозиции. Беда в том, что реальные предложения будут очень уж неудобоваримы. И для рядовых граждан, и для крупного бизнеса. Ни один политик и ни одна партия в Украине не обладают достаточным ресурсом для того, чтобы сделать такой шаг – и остаться в обойме. Это ясно всем, как ясно и то, что озвучить такие предложения первым – значит, совершить политическое харакири. Охотников пока нет.

Сергей Ильченко