НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2021
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Внешняя политика Обамы. Украина как неприоритетный партнер

Эксперты // 10:15, 13 февраля 2009 // 2172
Политика нового президента США в отношении Украины в ближайшее время существенно не измениться. Однако, в Вашингтоне не будут больше радостно бежать к трубке при каждом звонке украинских друзей. Америка устала от политического карнавала в Украине и непрогнозируемости внутриполитической ситуации. Киев снова занял неприоритетное место во внешнеполитических стратегиях Госдепа. Но Обама в этом не виноват.

Стратегические назначения
Избранный 44-м президентом США, Барак Обама не стал на долго растягивать процесс формирование своей администрации. После непродолжительных консультаций, американский лидер представил общественности команду менеджеров в сфере внешней политически, национальной безопасности и обороны. Как мы ранее и предполагали, во внешнеполитическом пуле Обамы оказались паритетно представлены все три группы интересов (условно их можно определить как «новая волна», «люди Клинтона» и «люди Кеннеди»), которые в целом функционально гармоничны и в новом Кабинете .Пост госсекретаря получила сенатор Хиллари Клинтон, что свидетельствует о намерении Обамы максимально сплотить Демпартию в Сенате и Конгрессе, чтобы иметь стабильное большинство при реализации своей политики. Кроме того, приход во власть Хиллари, снимет внутренний конфликт интересов между лоббистами «богатых» и «бедных» демократов.
Министром обороны остается Роберт Гейтс, который проявил себя в качестве умелого администратора. Он нравится части демократов, а лишние потрясения оборонному ведомству во время продолжения военных кампаний в Ираке и Афганистане не нужны. С эти связанны слухи о том, что свои посты сохранят министры по делам ВВС и Сухопутных войск - Майкл Донли и Пит Гирен. В то же время, The Washington Post утверждает, что Пентагон будет частично «зачищен» от неоконовских «ястребов» Буша, таких как Гордон Инглэнд (первый зам министра обороны). Наиболее вероятным его преемником называют Ричарда Данцига - советника Обамы и бывшего министра по делам ВМС при Билле Клинтоне.
Советником президента по национальной безопасности станет отставной генерал Джеймс Джонс, бывший командующий Корпусом морской пехоты и руководитель командования сил США и НАТО в Европе. Известно, что в ходе кампании Обамы Джонс давал демократическому кандидату ценные советы.По мнению экспертов, назначение авторитетного военачальника, с одной стороны, должно помочь Обаме наладить отношения с военными, которые относятся к будущему хозяину Белого дома настороженно. С другой стороны, генерал должен помочь в регулировании отношений между Гейтсом и Клинтон.Джеймс Джонс известен не только лоббированием интересов крупных нефтяных компаний, связанных с демократами, но и позицией по НАТО. Он выступал за качественное усиление Альянса (через увеличение финансирования европейскими союзниками США военных нужд), полномасштабное возвращение  Франции в военные структуры НАТО, а также за расширение географии миротворческих операций Альянса (в том числе введение контингента в зону Газы). В этом отношении его позиция совпадает на 100% с мнением самого Обамы и вице-президента Джо Байдена.Еще в период предвыборной кампании Обама и Байден опубликовали доклад «Партнерство с Европой для безопасной Америки», где «попросят большего от европейских друзей. Более ответственная и готовая к сотрудничеству Америка обратится к Европе, чтобы та выполнила свои собственные обязательства по таким вопросам как Афганистан, Иран, борьба с терроризмом, Африка и защита окружающей среды».
Министром национальной безопасности станет Джанет Наполитано, которая на протяжении карьеры занимала разные должности вплоть до главного прокурора Аризоны, а в 2003 году стала губернатором этого штата. Ее главным коньком является миграционная политика.Постоянным представителем США при ООН скорее всего станет бывшая сотрудница Госдепа и советница Обамы Сьюзан Райс. Она уже сделала ряд заявлений, касающихся укрепления позиции США с помощью развития союзнических отношений и международных институтов.Временно исполняющим обязанности директора национальной разведки стал генерал-лейтенант Рональд Л. Берджесс. Берджесс утвержден Сенатом в качестве следующего главы разведывательного управления Министерства обороны США. Новым директором национальной разведки Барак Обама ранее предложил назначить адмирала в отставке Денниса Блэра.Как ожидается, в ближайшее время Обама сменит также главу ЦРУ. Место Майкла Хэйдена на этом посту займет бывший руководитель администрации президента Билла Клинтона Леон Панетта.Таким образом, Обама сформировал команду, позволяющую ему проводить центристскую политику, балансируя между «ястребами» (от неоконов из бывшей «бушевской» команды до ярых сторонников Бжезинского) и «голубями» (из числа левонастроенных интеллектуалов).

Корректировка курса
В то же время, это дало повод скептикам говорить о том, что Обама не намерен ничего менять во внешней политике США. По словам профессора МГИМО Виктора Сергеева, Обама выбирался как человек независимый, не связанный с истеблишментом, избиратель надеялся на независимый свежий курс. «Однако в команде нет ничего радикально нового, мы видим те же лица… В этом смысле назначение Хиллари Клинтон очень показательно, так как ее внешнеполитические взгляды довольно радикально отличаются от того, что заявлял Обама во время своей кампании. Выбрав Клинтон и сохранив на посту главу Пентагона Роберта Гейтса он ясно показал, что радикальных перемен во внешней политике США не будет», - считает Сергеев.
Однако, в среде советников нового президента идет активная интеллектуальная работа. Эксперты отмечают, что в ближайшее время Белый дом выступит с рядом инициатив, которые должны переформатировать внешнюю политику Вашингтона.
Например, в средине января внештатный советник Обамы Збигнев Бжезинский выступил с идеей о необходимости развития стратегическое сотрудничество, путем создания "большой двойки" Китай - США, которая сможет значительно изменить ситуацию в мире. По мнению Бжезинского, благодаря нормализации американо-китайских отношений в 1978 году мир стал лучше и безопаснее. Современный, крепнущий в мировом масштабе Китай - это ревизионистская держава в том смысле, что он стремится существенно изменить международную архитектуру. Однако перемен он добивается терпеливо, благоразумно и мирно. По словам Бжезинского, для того, чтобы вывести американо-китайские отношения на качественно новый уровень, который будет способствовать переформатированию геополитической карты мира, необходима неформальная группа G2.
Возникновение подобной инициативы пока что нельзя отожествлять с позицией Барака Обамы (хотя Бжезинский и является его внештатным советником), но может свидетельствовать о настроениях в новой администрации Белого Дома. Несмотря на то, что во время своей избирательной кампании, Обама несколько раз жестко высказывался в адрес Пекина (например, призывал Буша не ехать на Олимпиаду из-за Тибета и позиции КНР в ООН по Дарфуру), в то же время, он четко дал понять, что намерен выстраивать с Поднебесной ровные отношения. Эту же линию намерена проводить и новый госсекретарь Хилари Клинтон.Кроме того, внешнеполитический пул Обамы лишен предвзятости к коммунистическому Китаю, чем страдает часть американских либеральных интеллектуалов.
Несомненно, что Пекин и Вашингтон будут пытаться выстроить свои взаимоотношения на принципах неконфликтного решения проблем, партнерства в экономической сфере и снятия угроз применения силы, в важных для друг друга регионах. Это конечно не стратегическая «ось дружбы», но начало масштабной работы по формированию глобальной системы безопасности, к которой могут быть привлечены другие крупные игроки.
Можно ожидать и некоторые изменения в отношениях США и Ирана. В конце 2008 г. ряд американских СМИ опубликовали экспертное мнение о том, что Вашингтон может в ближайшее время выступить с инициативой ведение прямых переговоров с этой страной без предварительных условий. В Иране эта мысль была воспринята с одобрением и в дальнейшем, в конце 2008 г., нашла хождение на страницах американской и иранской печати. Высказывалось предположение о том, что США собираются открыть в Тегеране представительство по защите американских интересов в Иране наподобие американского представительства на Кубе.
Вторым примиренческим месседжем со стороны США стало заявление командующего американскими силами на Ближнем Востоке и в Центральной Азии генерала Петрэуса о том, что у США и Ирана есть «общие интересы» в Афганистане: ликвидация «Талибана».
Во время своей избирательной кампании Обама неоднократно указывал на то, что Вашингтон должен прагматизировать свои отношения с Ираном, при этом не отказываясь от силового давления на Тегеран, если тот окажется недоговороспособным. Внешнеполитический пул нового американского президента высказывал определенный «осторожный оптимизм» о том, что при консолидации усилий ЕС и США удастся смягчить позиции иранского руководство по многим фундаментальным вопросам безопасности в регионе.
Есть определенные предпосылки и к частичной корректировке политика США в отношении России. Обама и Медведев предварительно договорились о встрече на высшем уровне. Это послужило поводом для многих экспертов говорить о некоторой «оттепели» в американо-российских отношениях. Тем более, что во время избирательной кампании Обамы, ряд членов команды нынешнего президента неоднократно указывали на необходимость поиска компромиссов с Москвой и установления определенных «правил игры», предусматривающих неконфликтные схемы решения спорных вопросов. В этой стратагеме американцы даже готовы идти на некоторые уступки. Например, снятие с повестки дня (на некоторое время, скажем, до снижения температуры мирового финансового кризиса) вопроса вступления Украины и Грузии в НАТО. Кроме того, возможна выработка механизмов консультаций на уровне Госдепа и Кремля в вопросах «нераспространения нестабильности в Центральной Азии».
Главной темой, которая на первых порах будет активно подниматься в диалоге Вашингтоном и Москвой – это вопросы контроля вооружений. По словам соавтора Программы по совместному уменьшению угрозы (Nunn-Lugar Cooperative Threat Reduction Program), сенатора Ричарда Лугара, новая администрация планирует проведение планомерной политики сокращения стратегических вооружений и контроля над нераспространением оружия массового уничтожения. Негативным фактором, влияющим на эту политику, является истечение 5 декабря 2009 г. срока действия российско-американского договора СНВ-1. Этот договор ограничивает стратегические вооружения и обеспечивает систему контроля над ними. В этой связи о прорыве в области контроля над стратегическими вооружениями говорить сейчас рано. Но необходимость переговоров в этой области очевидна для всех. Поэтому в повестке дня российской политики Вашингтона является сохранение системы взаимных проверок для поддержания доверия между Россией и США.
В России также выражают определенный интерес к налаживанию нормальных отношений с США. Премьер-министр России Владимир Путин заявил, что в Москве «уже обратили внимание на то, что в окружении нового президента США говорят о том, что можно обеспечить безопасность Украины и Грузии разными способами, и не обязательно силами НАТО. Мы это приветствуем и готовы принять участие в любой дискуссии, связанной с проработкой наиболее оптимальных вариантов обеспечения международной безопасности».
Эксперты Московского центра Карнеги считают, что в качестве шагов на встречу возможно возобновление связей между Советом национальной безопасности США и Советом безопасности РФ. Кроме того возможно возрождение Группы стратегической стабильности в составе руководителей внешнеполитических и оборонных ведомств США и России.Следует отметить, что администрация Обамы будет иметь реалистичную картину ситуации в России и на постсоветском пространстве. В его окружении достаточно специалистов. Которые уже давно вышли за рамки старой американской «советологической» парадигмы. Так, Майкл Макфол, один из серьезных экспертов по СНГ, назначен в Совет национальной безопасности на должность старшего директора по проблемам России.  
Однако, новая администрация не сможет полностью отказаться от преемственности курса Белого дома. «Трансформационная дипломатия», сформулированная Кондолизой Райс, предполагает некоторые стратегические приоритеты США, и они останутся незыблемыми при Обаме: сохранение доминирования в мировом масштабе, укрепление собственной обороноспособности и защита своих национальных интересов в любой точке Земли.

«Украинский ответ» Обамы
Команда Барака Обамы едина во мнении, что во внешней политике Вашингтону следует отойти от традиционной для США «дипломатии канонерок» и сконцентрировать свои усилия на формировании мировой системы soft power («мягкой силы»), то есть экономического и культурного влияния. Это не значит, что в отношениях Вашингтона и Москвы уже в начале президентства Обамы произойдут какие-либо кардинальные изменения. «Мягкая сила» не означает отказа от «гуманитарных интервенций» и «сдерживания России и Китая». Речь, скорее, идет о некой корректировке тональности диалога.
Для Украины это может обернуться некоторой сменой акцентов в диалоге Вашингтона и Киева в сторону «откладывания окончательного решения «украинского вопроса» на дальнюю перспективу». Имеется в виду то, что США попытаются законсервировать существующий расклад на постсоветском пространстве: введение режима «невмешательства» в дела России на своем «заднем дворе» (в Беларуси, Центральной Азии) и политическая поддержка Грузии и Украины.
Обама не собирается отказываться от интеграции Украины в НАТО и ЕС. В упомянутой выше совместной публикации Обамы и Байдена «Партнерство с Европой для безопасной Америки» отмечается, что «процесс расширения НАТО ... должен продолжаться» до той поры, пока новые «кандидаты на членство в Альянсе являются демократическими, мирными и желающими внести свою лепту в нашу общую безопасность странами». Это, в первую очередь, относиться к Украине и Грузии. На это делает ставку и отечественный МИД в своем апелляции к новой американской администрации.
В приоритетах внешнеполитического ведомства Украины на 2009 г. в числе основных значиться обеспечение реализации хартии о стратегическом партнерстве Украины и США и разработка Годовой национальной программы Украина–НАТО по интеграции Украины в Альянс (ее планируется принять уже в апреле). Это конечно не «ПДЧ за пару месяцев», но все же некие ожидания в отношении США.
На днях, украинский министр иностранных дел Владимир Огрызко пригласил Хиллари Клинтон в Киев, в надежде заполучить проукраинского политика в Белом Доме. Безусловно, госсекретарь США хорошо осведомлена о ситуации в Украине. Но это не значит, что она тут же станет лоббировать интересы Виктора Ющенко по ускорению предоставления Украине ПДЧ или создание преференционных форматов для нашего государства со стороны Вашингтона.  США, как и ЕС, достаточно политически эгоистичны.
Единственно, что сейчас можно ожидать от американских партнеров – это реализации «консервирующей» стратагемы. Чтобы не потерять инициативу и не допустить сворачивания результатов «оранжевой революции» в Киеве, США попытаются укрепить свое влияние на внутриполитические процессы в самой Украине, проведя некую «селекцию» нашей правящей элиты (независимо от принадлежности к определенным партиям). Для этого нужно не только преодолеть наш электоральный цикл без потерь для евроатлантического выбора, но и сформировать устойчивое правительство, способное отвечать за реформы.
Кроме того, в окружении нового президента США есть группа экспертов, считающих, что выйти из геополитического тупика на постсоветском пространстве возможно за счет формирования новых форматов партнерства в сфере «мягкой безопасности» в Черноморско-Каспийском регионе. Речь пока не идет о перезагрузке ГУАМ или переформатировании ОЧЭС. Однако, не исключено, что американцы предложат некий многосторонний формат вроде Пакта безопасности для данного региона, куда войдут Турция, Украина, Болгария, Румыния, Грузия, Армения. При том, что США и РФ будут оставаться основными модераторами.
Суммируя сухой остаток для Украины, вынуждены констатировать, что Украина не входит даже в двадцатку внешнеполитических приоритетов Вашингтона. Главным и едва ли не единственным направлением сотрудничества с Украиной США видят в создании «рубежей свободы» для влияния не только на Кремль, но и на страны старой Европы. В этой системе Киеву предусмотрена роль объекта внешнего влияния. Мы для Вашингтона неприоритетный партнер.

Виталий КУЛИК, директор Центра исследований проблем гражданского общества