НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2020
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Роман Коноплев:Слезы Мальчиша-Плохиша и другие постмодернистские игрища на костях революционеров

Эксперты // 17:43, 18 ноября 2008 // 2147

На днях с удивлением обнаружил упоминание о себе, с роскошной фотографией, на первой полосе газеты, выходящей под брэндом местной «компартии» Олега Хоржана. Поскольку публикация носила трусливо-анонимный характер, а количество фото самого Хоржана на ее страницах превышает благоразумные пределы, можно предположить, что именно он и выстучал ее на досуге.

Оскорбительные претензии в мой адрес касались некоторых биографических данных, которыми судя по всему, смело и решительно решил померяться наш местечковый паркетный коммунист. Дескать, «защищает Смирнова, известен был в прошлом в России и на Украине, потом решил обзавестись семьей и крышей над головой». Похоже, лозунг «заслуги перед партией аннулируются в полночь» самому Хоржану покоя не дает. Но право «предъявлять» что бы то ни было другим людям,по рамкам любых, в том числе левых «понятий», предполагает определенную аргументацию и, как минимум, собственное соответствие лозунгам и символике, проще говоря, авторитет. В данном случае, речь идет, конечно, не об уголовных кругах, а о левом движении. Что ж, идея Хоржана «померяться», вынуждает к ответу. Придется ответить.

Умиляет первая же «предъява», дескать, «в Приднестровье появился недавно».Спорить не буду, не ровесник Григория Котовского. Переехал в Днестровск с родителями, в 1978, в четырехлетнем возрасте. Закончил школу и ПТУ в селе Карагаш, с 1993 по 2002 – учился и работал в России. Занимался политикой. Иногда политика «занималась мной». Всякое бывало.

О Хоржане слагают множество легенд, трансформирующихся и обрастающих всевозможными романтическими деталями. Легенда о защитнике ПМР Хоржане со временем плавно перетекла в басню о том, что он пусть не воевал, но «помогал раненым». Хотя в силу возраста заподозрить в помощи раненым приднестровцам г-на Хоржана чрезвычайно сложно. Вероятно, незапятнанность в процессе «установления конституционного порядка» – лишь одна из причин, по которой его любят СМИ Молдовы. Разоблачая сегодня козни «кровавого сепаратистского режима», кишиневские печатные и Интернет-издания, натягивают на г-на Хоржана тогу мученика, совсем немного не дотягивающего до абсолютного «мученика» -Илие Илашку. Один и второй в молдавских изданиях - позитивная, страдающая персоналия. Здесь, конечно, «меряться» с новомучеником "кровожадного Смирнова" бесполезно. Чистосердечно признаю. Хоржан заметно преуспел. В «Независимой Молдове» и прочих сливных бачках Кишинева меня регулярно поминают как «гауляйтера», «приднестровского Геббельса» и даже целого «майора МГБ». Что уж поделать, подобные комплименты со стороны спецслужб Молдовы – обычная рутина для любого приднестровца, связанного с политикой не в пользу наших саблезубых соседей.

Что же касается Советской власти, защитником интересов которой позиционирует себя в глазах бабушек Олег Хоржан, то боюсь, в реальных условиях революционной деятельности ему вряд ли выпала б роль скорбного обольстителя старушек. Я свою Советскую власть (последнюю, как распорядилась История), пытался защищать в стенах российского Дома Советов в трагическом Октябре 1993. Ельцинские наемники эту Советскую власть расстреливали из танков и крупнокалиберных пулеметов. Однако, безусловная вина за поражение русской оппозиции октября 93 лежит на тех паркетных оппозиционерах, которые не сумев должным образом скоординировать и возглавить восстание, предали нас – и тех, кто живыми оттуда вышел, и тех полутора тысяч, чьи трупы на баржах по Москве-реке ночами вывозили. Администрация президента Ельцина тогда праздновала победу, а пока патриоты спасали имущество разгромленных и закрытых газет, Советская власть растворялась в небытие, поскольку люди, не привыкшие к борьбе, лишениям и жертвам, оказались не способными удержать эту власть в критическую минуту.

Российская политика сегодня – не прогулки с воздушными шарами. Случается всякое. Однако активисты левых движений в России не ждут поддержки от Госдепартамента США. И их не очень-то любят в зарубежных СМИ. А как же наша «жертва кровавого режима»? Как сам Олег? Милашка. Не беден. Респектабельная недвижимость,добротный автомобиль – всё при нем. Всегда в костюме, всегда прилизан, и всегда в окружении бабушек. Пухлые ручки и губки. Томные речи «про рабочий класс» и полное отсутствие тяги к какому бы то ни было полезному труду. Не пролетарий. Приглядеться поближе – вылитый Коля Басков, или еще какой-нибудь Юлиан. Такие милейшие субъекты, как правило, на пляжах Сицилии ублажают богатых пожилых дамочек, и вообще нравятся женщинам с габаритами Монсеррат Кабалье. Но революционная деятельность в ассоциативный ряд с подобными персонажами как-то совсем не укладывается. Другой стиль жизни, привычки, привязанности. Естественно, не встречали на своем жизненном пути Хоржана ни рабочие ММЗ, ни энергетики. Ничего о нем не знают в столичных трудовых коллективах, не ведают крестьяне на полях Приднестровья. Бабушек, конечно, с интеллигентным подходом легче обмануть. Да и времени у них хватает на выслушивание ностальгических проповедей про СССР. Однако не каждый пенсионер клюнет на эту дешевую барскую «разводку», когда перед ними вместо закаленного, в шрамах, бойца в кожаном макинтоше с маузером предстает пухлый юноша со смешанными половыми признаками.

В прошлом, с подобного рода «коммунистами» сталкиваться мне приходилось неоднократно в ходе избирательных кампаний. Одному, довольно упитанному «кандидату», помнится, на вопрос о причинах моей глубокой неприязни к его бренной личности, пришлось разъяснять, что подлинным революционерам подобных клоунов полагается топить в матушке-Волге. За использование определенного брэнда рано или поздно, но обязательно «спрашивают».

Жалобы на прессинг со стороны «системы» от Олега Хоржана звучат уж совсем невразумительно. Судьба революционера – это не просто «недопонимание» со стороны милиции. Бетонный пол тюремной камеры, ущерб здоровью – для революционера это просто часть жизни. Жаловаться на это – по меньшей мере, странно. А жаловаться соседнему государству, которое, как известно, с 91-92 годов «имеет» особое мнение по поводу Приднестровья и приднестровцев, в рамках коммунистического мировоззрения, наверное, допустимо. Только вряд ли при этом стоит рассчитывать на успешную политическую карьеру здесь. Завоевать доверие приднестровцев рекламой в Кишиневских СМИ за всю историю ПМР еще никому не удавалось.

Что же касаемо коммунистов с пухлыми ручками как носителей идей пролетарской солидарности, то и здесь напрашиваются вопрос за вопросом. Что общего может быть между героем революции и «профессиональным революционером» XXI века? Что, кроме красивых фраз и цвета знамени? Таких «коммунистов», как Хоржан, на заре Советской власти могли потерпеть разве что в должности завскладом, да и то под строжайшим надзором. Тут тебе ни пролетарского происхождения, ни рабочей профессии. Вы на ручки-то его посмотрите. Эдакий гладенький пупс. Я на аудиторию бабушек Хоржана не претендую, но коли уж «предъявляют», могу скромно отметить, что доводилось работать много где. На крупных предприятиях – как рабочим, так и позже, инженером, приходилось руководить пусть небольшим, но собственным производством, что в современных российских условиях означает отнюдь не визиты по прохладным офисам. Что же до «коммунистов» типа Хоржана, то это, в лучшем случае, вариант директора Елисеевского гастронома, тоже «коммуниста», получившего при Андропове заслуженную пулю в затылок за коррупционные схемы.

Промелькнул и в передовице агитки хоржановской «компартии» вскользь брошенный термин «несогласные», о себе любимых. Термин этот, как известно, из совсем уж современных российских реалий. По этому поводу вспоминается текст песни раннего Шевчука: «Распевать о казаках – неплохая доля, если ты не на коне, не в крови, не в поле». Если рядовые «несогласные» в России достаточно настрадались в уличных рубках с ОМОНом, то их вожди в большинстве своем – сродни Хоржану – норовят «порубиться» исключительно между собой, и исключительно за статус лидера. Сам выбор термина, конечно, не случаен. Насмотревшись разоблачительных репортажей по телеканалам РФ, возможно, подумалось местечковым паркетным коммунистам таким образом привлечь к себе внимание неких «влиятельных зарубежных спонсоров», в связях с которыми регулярно обвиняют лидеров российских «несогласных». Сомневаюсь, что Хоржану роль Мальчиша-Плохиша когда-нибудь может быть простимулирована более влиятельными спонсорами, чем «друзья приднестровцев» из молдавской президентуры.

Современное левое движение во всем мире сталкивается с одной и той же проблемой – постмодернистские игрища и рекламная продукция под брэндом некогда серьезных политических движений и их лидеров превращают классических лодырей, «менеджеров от политики» в важных политперсоналий. Толку от их трепа и жалобного воя на трудные будни революционно-торжественного ношения галстука нет ни рабочим, ни врачам, ни учителям. В трудный момент те, как правило, для решительных действий организуются сами, не дожидаясь тунеядцев-«ораторов». И зачастую, много чего добиваются. Нынешний уровень жизни в нашей маленькой республике, не имеющей собственных месторождений нефти, газа, алмазов, и «своих людей» в финансовой системе США, - общая заслуга трудовых коллективов, руководителей предприятий, исполнительной власти. Конечно,противоречия и конфликты всегда будут оставаться. Существуют они у представителей власти и бизнеса, у предпринимателей между собой. Не исчезнут они в отношениях владельцев предприятий и рабочих. Владельцы заводов сокращают издержки, рабочие добиваются достойной оплаты труда - это нормальный процесс не только для Приднестровья – но и для государств Европы, и для России. Так сложилось, что в условиях мирового финансового кризиса взгляды на экономику и капитализм вынуждены корректировать не только ученые-экономисты, но и президенты, и владельцы крупных компаний. Однако, в любой экономической системе – будь то гармонично слаженная социальная экономика Швеции, или жесткий свободный рынок США, а уж тем более Приднестровье в условиях экономической блокады – общество и власть нуждаются в решениях профессионалов, а не в пафосной истерии паркетных тунеядцев, торопливо натягивающих на круглую мордашку «а-ля Мальчиш-Плохиш» буденовку. Ведь на самом деле, кроме «банки варенья и корзины печенья» эту братию уже давно ничего не интересует.